31.03.2022

Потерпевшим вернули адвоката

Потерпевшим вернули адвоката Потерпевшим вернули адвоката

Суд поддержал защитника в споре со следователем

Иллюстрация: Вивиан Дель Рио

Муромский городской суд Владимирской области встал на сторону адвоката Юлии Чвановой по вопросу недопуска в СИЗО. Её доверители обвиняются в участии в тюремном бунте, но Чванова оказывает им юридическую помощь по другому вопросу – как пострадавшим от пыток и насилия. Тем не менее следователь по делу о бунте запретила руководству СИЗО пускать её к доверителям. Суд пришёл к выводу, что следователь «не может умалять» право адвоката оказывать помощь по другим делам.

С чего всё началось

«Улица» подробно рассказывала о ситуации с доверителями Юлии Чвановой. В апреле 2020 года заключённые ангарской ИК №15 начали протестовать против пыток. Для подавления бунта в колонию ввели спецназ ФСИН. Иркутское управление СК возбудило дела о массовых беспорядках (ч. 1 и 2 ст. 212 УК) и о дезорганизации деятельности исправительного учреждения (ч. 3 ст. 321 УК). Около 20 заключённых, обвиняемых по этим делам, перевели в СИЗО-6. Позже многие из них пожаловались на насилие, применённое к ним в изоляторе. Сначала следователи отказывались проверять заявления, но в январе 2021 года СК всё-таки возбудил дела об истязаниях (п. «д», «е» ч. 2 ст. 117 УК) и превышении должностных полномочий (п. «а» ч. 3 ст. 286 УК).

В июне адвокат Юлия Чванова заключила соглашения с четырьмя мужчинами, которые попали в СИЗО-6 после бунта. Они утверждали, что пострадали от насилия в СИЗО, но следствие отказывалось признать их потерпевшими. Адвокат без проблем посещала СИЗО до августа, но затем её не допустили к доверителям. Администрация изолятора сослалась на письмо следователя иркутского СК Татьяны Сапранковой, которая занимается делом о бунте. Сапранкова заявила, что Чванова «не имеет процессуального статуса» в уголовном деле о бунте – а значит, не должна обсуждать с доверителями события в колонии. Следователь потребовала от СИЗО не допускать её к заключённым. А потом вынесла постановление об отводе Чвановой от участия в уголовном деле «в качестве защитника» четырёх обвиняемых. Адвокат обжаловала действия следователя в суде и параллельно подала иск к администрации изолятора. Его рассматривал Муромский городской суд Владимирской области – по месту жительства Чвановой.

Совершенно секретные аргументы

Ответчиками по иску стали СИЗО-6, начальник учреждения и ФСИН России. В качестве заинтересованных лиц суд привлёк ГУФСИН по Иркутской области и Ангарскую прокуратуру по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях. 13 января 2021 года ответчики ходатайствовали о передаче дела по подсудности. Они пояснили, что планируют предоставить оперативную информацию с грифом «совершенно секретно» – без которой якобы «невозможно оценить законность решения» начальника СИЗО-6. Однако суд отказал, посчитав, что в ходатайстве не конкретизировано, какие именно документы и в подтверждение каких обстоятельств собрался предоставить ответчик. Более того, подобная информация не относится к обстоятельствам, которые имеют юридическое значение для дела, – ведь адвокат оспаривает действия, которые не связаны с гостайной.

В следующих заседаниях Чванова подробно рассказала суду о недопусках. Она отметила, что всё-таки смогла встретиться с одним из доверителей – человеком, который был признан потерпевшим от насильственных действий сексуального характера (п. «а» ч. 2 ст. 132 УК). Но их встреча произошла в ходе следственных действий «с участием потерпевших, обвиняемых и свидетелей» – а свидания наедине адвокат так и не получила.

Чванова пояснила суду: несмотря на перевод её подзащитных в СИЗО, у них сохраняется статус осуждённых. А значит, на них распространяются все права, положенные по УИК, – в том числе право на получение юридической помощи. Она напомнила, что не защищает их по делу о бунте, поэтому ей не требуется разрешения следователя на свидание. Адвокат попросила суд признать недопуски незаконными.

Трое из четырёх доверителей участвовали в заседаниях по видеосвязи. Они подтвердили суду, что всё ещё нуждаются в помощи адвоката. Один из них заявил, что был этапирован обратно в ИК-2. Он рассказал суду, что другие осуждённые оказывают на него давление и продолжают применять насилие. Мужчина уверен, что они выполняют поручение сотрудников колонии – так его принуждают отказаться от показаний по делу о пытках.

Представитель ответчиков пояснила суду: следователь перевела осуждённых в СИЗО-6 для того, чтобы проводить с ними следственные и процессуальные действия по уголовному делу о беспорядках. При этом Чванова не является их защитником по этому делу, а значит, должна считаться «иным лицом». В ст. 18 ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» указано, что свидания с такими лицами предоставляется только с письменного разрешения следователя. А так как Сапранкова направила начальнику СИЗО №6 постановление об отводе Чвановой и «письмо об ограничении от оказания юридической помощи», то отказ в свиданиях был «законным и обоснованным». Представители СИЗО-6, прокуратуры по надзору и сама следователь Сапранкова на заседание не явились.

«Не может умалять право адвоката»

Судья Татьяна Муравьёва вынесла решение 10 февраля 2022 года («мотивировка» есть у редакции). Она начала с напоминания о том, что перевод осуждённых в СИЗО не меняет основания и условия исполнения наказания. Так, Конституционный Суд неоднократно указывал: если заключённого привлекают к следственным действиям или суду, то они сохраняют в СИЗО статус осуждённых, а также соответствующие права и обязанности (судья Муравьёва ссылалась на определения КС от 24 декабря 2020 года, от 30 ноября 2021 года и постановление от 28 декабря 2020 года).

Однако затем судья напомнила про ст. 77.1 УИК («Привлечение осуждённых к лишению свободы к участию в следственных действиях или судебном разбирательстве»). По её словам, в «СИЗО могут временно содержаться осуждённые, которых привлекли к участию в следственных действиях или судебном разбирательстве в качестве свидетеля, потерпевшего, обвиняемого». Их правовое положение определяет уже не Закон о содержании под стражей, а УИК, объясняет суд.

При этом в деле о беспорядках доверителям Чвановой была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде. А значит, к ним нельзя применить ст. 18 Закона о содержании под стражей, которая устанавливает порядок предоставления свиданий арестованным.

Дальше суд напомнил положения Закона об адвокатуре. «Ввиду непредоставления адвокату Чвановой рабочих встреч с указанными осуждёнными, истец лишена возможности осуществлять профессиональную деятельность по оказанию юридической помощи осуждённым, – говорится в решении суда. – в том числе в рамках производства по их заявлениям о преступлениях».

Судья Муромского городского суда Татьяна Муравьева

Наличие писем и постановления следователя Сапранковой об ограничении адвоката Чвановой от оказания юридической помощи указанным осуждённым не может умалять право адвоката на предоставление юридической помощи в рамках иных уголовных дел

В итоге 10 февраля 2020 года суд удовлетворил иск Юлии Чвановой, признал бездействие ответчиков незаконным и обязал администрацию СИЗО-6 предоставить свидания с осуждёнными.

«Проблема не замалчивается»

Юлия Чванова рассказала «Улице», что ответчики подали апелляционную жалобу: они настаивают, что подсудность была определена неправильно. «Я решением суда довольна, – говорит адвокат. – Для меня оно было очевидным. Доводы, которые я указывала и с которыми согласился суд, я неоднократно говорила начальнику СИЗО».

Она рассказала, что после решения суда администрация СИЗО допустила её к осуждённому, который был признан потерпевшим по делу о сексуальном насилии. «А к другим меня по-прежнему не пускают, потому что решение суда не вступило в силу», – сетует адвокат. Юлия Чванова опасается, что СИЗО продолжит отказывать в свиданиях другим коллегам: «Не исполнить конкретно это решение суда они не могут. Но потом они смогут использовать этот же способ недопуска с другими защитниками. В Иркутской области очень мало адвокатов, которые обжалуют нарушения своих прав».

Она советует коллегам не сдаваться – и приводит в пример другой случай из своей практики: «Согласно постановлению главного санитарного врача, пятница – санитарный день в СИЗО №6. Начальник СИЗО заявил мне, что ни один следователь и ни один адвокат не зайдёт в пятницу в СИЗО. Я почитала это постановление и не нашла там запрета на посещение в санитарный день». Юлия Чванова пообещала обжаловать в суде и этот недопуск. По её словам, начальник СИЗО был вынужден звонить за разъяснениями санитарному врачу: «Поскольку конкретики в постановлении нет, им пришлось меня пустить. И в пятницу я одна там работала – даже следователей, действительно, не было».

Глава КЗПА АП Владимирской области Анатолий Ивашкевич сказал «Улице», что палата следила за судебным процессом и поддерживала Юлию Чванову. Так, комиссия обращалась к руководству УФСИН по Иркутской области и в прокуратуру. Ведомства провели проверку, но затем ответили, что вопрос уже рассматривается в суде. «Мы считаем, что [в итоге] законность и справедливость восторжествовала, – говорит Ивашкевич. – Но самое главное, что проблема [с недопусками] не замалчивается».

По его словам, во Владимирской области ситуацию удалось изменить к лучшему. «Два-три года назад было очень много обращений. Руководство палаты занималось этой проблемой по линии УФСИН, прокуратуры, – говорит Ивашкевич. – Были проверки, комиссии, постоянно менялось руководство колоний и областной УФСИН. Это дало свои плоды. Если мы сейчас обращаемся в УФСИН, то идёт молниеносная реакция, нам сразу отвечают. И адвокаты стали меньше обращаться с жалобами по этим вопросам. Проблема с недопусками остаётся, но на сегодняшний день она не так уже критична».

Автор: Екатерина Яньшина

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.