08.04.2020

Особенности карантинного правосудия

Особенности карантинного правосудия Особенности карантинного правосудия

Адвокаты рассказали, с чем столкнулись на судебных «каникулах»

Иллюстрация: Ольга Аверинова
Процесс
Защита в условиях пандемии

«Каникулярная неделя» распоряжением президента превратилась в месяц, но адвокаты не могут позволить себе объявить «нерабочие дни с сохранением зарплаты». Их практика в марте позволила обрисовать первые черты «карантинного уклада», который определит работу судов, следователей и ФСИН на время пандемии – а может, сохранится и после неё. «Адвокатская улица» побеседовала с защитниками о новых порядках и услышала истории о следователях, которые охотно переносят допросы и идут на компромиссы; о приставах, изгоняющих свидетелей из опасения заразиться; о судьях, вещающих из ноутбука на подоконнике в отделении полиции – и о намечающейся практике заочного продления ареста.

Намёки и просьбы

Правоохранительные органы пытаются обезопасить себя от коронавируса с 20 марта: в МВД окончательно запретили и раньше не очень доступные поездки, а в Следственном комитете сократили приём граждан.. А 30 марта глава ведомства Александр Бастрыкин распорядился максимально ограничить присутствие на рабочих местах сотрудников-женщин.

Но, как узнала «Адвокатская улица», из-за эпидемии следствие начало чаще прислушиваться к просьбам защитников. Адвокат АП Москвы Александр Тимошенко рассказал «АУ», что ещё 19 марта ему удалось отложить следственные действия: «Следователи, можно сказать, охотно пошли навстречу и перенесли всё до последующего согласования. Договорились по телефону: сказал, что у нас тут коронавирус гулять начинает, предложил воздержаться. Не могу сказать, что моя инициатива была ими встречена с восторгом, но отнеслись одобрительно, причём в двух делах». Впрочем, уступка была обоюдной: «Перенос согласовали с намёком на то, что в дальнейшем, когда они будут ходатайствовать о продлении меры пресечения, я не использую аргумент о том, что они волокитят дело. То есть не стану указывать, что они не проводили следственных действий в этот период. Поскольку у меня достаточно других доводов против продления срока содержания под стражей, а инициатива о переносе исходила от меня, я заключил такое джентльменское соглашение, чтобы не подвергать доверителей опасности заражения».

Адвокату АП Волгоградской области Павлу Атрошенко тоже удалось отложить следственные действия. Просьбу, впрочем, пришлось оформить официально, как ходатайство. Адвокат указал, что несоблюдение санитарно-эпидемиологических мер несёт «непосредственную угрозу жизни и здоровью доверителей, а также их защитников» и попросил «с пониманием отнестись к указанному обстоятельству и не воспринимать это как затягивание срока предварительного следствия по делу». Ходатайство, направленное 27 марта, по словам Атрошенко, удовлетворили частично – следственные действия перенесли на 4 апреля. Но 2 апреля был опубликован указ президента о продлении нерабочих дней до конца апреля, после чего Атрошенко в новом ходатайстве попросил перенести следственные действия на начало мая. По словам адвоката, новую дату следователь пока не назначил.

Интересно, что просьбы о «карантинном» переносе не всегда исходят от защитников. Адвокат Роман Мельников рассказал «Улице», что следователь 4-го управления МВД сам предложил ему направить ходатайство об отложении следственных действий: «Накануне моего подзащитного отпустили из-под стражи. Когда 30 марта приехали давать подписку о невыезде, следователь буквально умолял, чтобы мы выступили с просьбой об отложении. Объяснял, что у них по всем делам то допросы, то очные ставки, то другие действия – а люди обоснованно боятся».

Мельников согласился и написал «довольно простой» текст: «Прошу отложить все следственные действия с участием моего подзащитного до улучшения эпидемиологической обстановки». «Они раньше пошли навстречу нам, изменили меру пресечения, теперь я сделал то же для них. Тем более что доверитель сам был не против», – пояснил адвокат. Он подчеркнул, что за много лет практики такое видел впервые.

Адвокат Роман Мельников

Случай необычный, но сейчас ситуация экстраординарная. Так что, думаю, многие скоро столкнутся с такими же просьбами следователей. Ведь ни органы в целом, ни их сотрудники на местах не знают, что делать. С одной стороны, горят сроки, над душой стоит начальство, а с другой – пандемия.

Адвокат Яков Гаджиев рассказал «Улице», что одно из военно-следственных управлений СКР по собственной инициативе приостановило расследование в отношении его подзащитного («Улице» известно, о каком именно ВСУ идет речь, но адвокат попросил не раскрывать эту информацию). «Дело приостановлено на неопределённый срок, как и должно быть на основании п. 3 ч. 1 ст. 208 УПК РФ. То есть, “место нахождения подозреваемого или обвиняемого известно, однако реальная возможность его участия в уголовном деле отсутствует”», – сказал адвокат Гаджиев. Он полагает, что возобновления расследования не стоит ждать до нормализации эпидемиологической обстановки.

Адвокат Яков Гаджиев

Моему подзащитному избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, так что пауза даёт нам дополнительное время для подготовки к следственным действиям. Полагаю, что подобный подход будет тиражироваться на те категории дел, по которым обвиняемым не применена мера пресечения, связанная с ограничением свободы.

Адвокат Дмитрий Сотников рассказал «Улице», что дознаватель ФССП сообщил ему о приостановлении уголовного дела о неуплате алиментов за день до назначенного следственного действия (адвокат предполагает, что планировался допрос). «Он позвонил сразу после выступления президента и сказал, что приостановлены все нестражные дела в ведении дознания, указ с самого верха, и что будет дальше, неизвестно», – говорит Сотников.

О другой необычной ситуации «Улице» рассказал адвокат Сергей Исаев из Первоуральска: «За день дежурства по назначению я получил семь заявок, что довольно много для нашего города, где живет 150 тысяч человек. Обычно мы получаем за день вдвое меньше». По словам адвоката, заседания по продлению ареста проводились в стандартном режиме, за исключением того, что обвиняемых подключали по ВКС. Исаев также подтвердил, что все следственные действия были действительно неотложными, поэтому не было повода просить о переносе.

Адвокат АП Санкт-Петербурга Самвел Абрамян, регулярно работающий в делах по назначению, отмечает, что с момента введения первых «карантинных» ограничений участвовал уже в нескольких следственных действиях – но ни разу не столкнулся с попыткой следователя ускорить процесс и выдать обычные мероприятия за «неотложные». Процедура, впрочем, немного отличалась от «докарантинных» времён: «Чтобы пройти на допрос в ИВС, требовались маска и перчатки. Но бегать за ними не пришлось – следователь их предоставила сама, что облегчило положение, ведь найти средства защиты в аптеках не очень просто». Адвокат планирует в дальнейшем ходатайствовать о переносе следственных действий, но не уверен, что для этого потребуется его обращение: «Я был свидетелем разговора следователя с нерядовым сотрудником изолятора – и тот говорил, что на время карантина будет запрещено покидать СИЗО. Можно предположить, что следователи сами будут многое откладывать – ведь повлиять на ФСИН им вряд ли удастся».

Интересно, что 7 апреля Министерство юстиции выступило с предложением продолжить работу подведомственных судебно-экспертных учреждений. Минюст предполагает, что они должны действовать без каких-либо ограничений, содействуя судам, следствию и дознанию. Стандартный порядок работы, как особо подчеркнул Минюст, «позволит обеспечить исполнение сроков производства судебных экспертиз и процессуальных сроков судопроизводства». Если предложение будет принято, следствие и дознание не будут ограничены в части назначения и проведения судебных экспериз.

Следствие опасно для здоровья граждан

Если в следственных органах всё решается на уровне сотрудников, то надзорные начали формулировать официальные разъяснения по «карантинной» работе. Известен как минимум один такой случай: 2 апреля прокуратура Калужской области разослала нижестоящим прокурорам информационное письмо о том, как вести надзор за предварительным расследованием, не выходя из режима самоизоляции.

Прокуратура Калужской области

…проведение следственных и процессуальных действий с участниками уголовного судопроизводства по уголовным делам, находящимся в производстве, становится затруднительным, а в некоторых случаях – опасным для жизни и здоровья граждан.

Ведомство считает необходимым «ориентировать поднадзорные правоохранительные органы на приостановление уголовных дел по которым установлены подозреваемые (обвиняемые)». Прокуратура ссылается на п. 3 ч. 1 ст. 208 УПК – «в связи с отсутствием реальной возможности участия подозреваемого или обвиняемого в уголовном деле». Впрочем, приостановлены будут только те дела, по которым проведены все следственные действия и в которых не требуется участия подозреваемого или обвиняемого. А вот «стражные» дела тормозить не будут, закон не предусматривает такой возможности. По ним прокуратура Калужской области рекомендует принять «действенные меры по окончанию расследования и направления в суд», а в случае невозможности – ходатайствовать о продлении срока содержания под стражей. Проект Legal.report сообщил со ссылкой на свои источники, что аналогичное распоряжение готовит и московская прокуратура. О других регионах пока неизвестно.

Инициативу проявляют и сами защитники: в социальных сетях несколько адвокатов упомянули о ходатайствах по приостановлению предварительного расследования. «Улица» связалась с ними, но на момент публикации материала ни один не сообщил о полученном ответе. Палаты пока не поспевают за адвокатской улицей – на данный момент органы адвокатского самоуправления рекомендуют требовать переноса следственных или процессуальных мероприятий, не отвечающих требованиям безотлагательности. Идея ходатайств о приостановлении предварительного расследования пока не получила официальной поддержки.

Не время для знакомства

По мнению ряда адвокатов, здоровью их доверителей в ситуации эпидемии угрожают не только следственные, но даже и процессуальные действия, если они требуют очного присутствия. 31 марта «Коммерсантъ» сообщил, что защитники Майкла Калви, Ивана Зюзина и Филиппа Дельпаля (громкое «дело Baring Vostok» о мошенничестве в особо крупных размерах) направили ходатайства о приостановлении ознакомления доверителей с материалами уголовного дела. Затем, 2 апреля, «Ведомости» опубликовали материал о том, что просьба защитников удовлетворена. Как объяснил «Улице» адвокат Майкла Калви Тимофей Гриднев, ситуация на деле несколько иная: «Когда были объявлены так называемые “каникулы”, мы все подали ходатайства о том, что необходимо приостановить ознакомление с материалами уголовного дела. Мы руководствовались тем, что продолжив ознакомление, подвергнем опасности не только своих подзащитных и себя, но и следователей, – объясняет адвокат. – Следствие, конечно, очень желало, чтобы всё продолжилось. После долгих дискуссий мы пришли к определённому процессуальному консенсусу, который состоит в том, что закон впрямую не предусматривает приостановления производства 217-й (имеется в виду 217 ст. УПК “Ознакомление с материалами уголовного дела” – “АУ”). И был избран компромиссный процессуальный вариант: адвокат Виктория Бурковская подала ходатайство о том, что она и её доверитель временно отказываются от ознакомления с материалами дела до разрешения проблемной эпидемиологической ситуации в Москве». По словам Гриднева, следователь удовлетворила это ходатайство. Адвокат уточнил, что решение следователя касается только Ивана Зюзина, которого защищает Бурковская, и не влияет на его доверителя: «Мы будем исходить из развития ситуации [с коронавирусом – “АУ”]: если она будет складываться неблагоприятно, то, может, мои ходатайства и не понадобятся. Если же в них будет необходимость, а участие в ознакомлении будет угрожать здоровью Майкла Калви, то, возможно, и мы пойдём по пути Виктории Бурковской и временно откажемся от ознакомления с материалами». Виктория Бурковская не стала комментировать ситуацию.

По словам адвоката АП Калининградской области Игоря Коршакова, в его регионе началась «пандемия 217-й». «Вся текущая деятельность практически заморожена – следователи сидят по кабинетам и заканчивают старые дела, которые пылились по году, никого не интересовали и, прямо скажем, не имеют признаков безотлагательности, – рассказывает адвокат. – С этим сталкиваются практически все коллеги. Когда пытаешься следствию объяснить – а я пытаюсь всё же с ними разговаривать, а не ходатайствами общаться – они отвечают, что нет, всё срочно. И ни к каким доводам не прислушиваются».

Адвокат Игорь Коршаков

Спешка следователей выглядит странной. Хорошо, они закончат дела, ознакомят с материалами, передадут прокурору, а он дальше в суд. Что дальше? Суды не работают практически. Для чего такая суматоха, да ещё и в карантин? Видимо, очередная жертва на алтарь статистических показателей.

Маска, перчатки и бахилы – вот мои документы

«Карантинный» режим в учреждениях ФСИН официально действует с 16 марта. Основной профилактической мерой ведомство выбрало «приостановление предоставления длительных и краткосрочных свиданий». Поначалу некоторые учреждения стали расширительно толковать директиву об отмене свиданий, запретив также встречи с адвокатами – однако позже защитникам всё-таки вернули доступ к доверителям.

Адвокаты рассказывают в соцсетях об ограничениях, с которыми они столкнулись. Так, Александр Редькин 23 марта писал, что в московском СИЗО-4 адвоката и его собеседника разделяет стекло, а их разговор через трубку записывается – сотрудники заявляют, что отключить запись технически невозможно. Адвокат Наталья Земскова 30 марта рассказывала, что в СИЗО-3 («Красная Пресня») никто не измеряет температуру на входе, зато требуют иметь при себе средства защиты: «Адвокаты в маске, перчатках и бахилах – милости просим! [Общаться] через стекло в маленьком тесном “стакане”. У меня не было бахил, ребята-фсиновцы дали пакеты».

Адвокат «Агоры» Владимир Васин рассказал «Улице», что в СИЗО Красноярска защитникам лишь в конце марта вернули возможность непосредственного общения с доверителями: «До этого могли разговаривать только в комнате краткосрочных свиданий – по телефону, который записывается, что полностью нарушает конфиденциальность. Затем от этих ограничений отказались, оставили только обязательные средства защиты – маски, перчатки. И температуру мерят на входе».

Адвокат Денис Кобелев посещал подзащитного в столичном СИЗО-5 на прошлой неделе. «На встрече присутствовал следователь, – вспоминает защитник. – Я спрашивал выводящего сотрудника, как будет организована работа на будущей неделе. Он сказал: “Адвокатов мы пускать одних не будем. Только в присутствии следователя”. Но я пояснил следователю, что не могу подвергать риску жизнь и здоровье своего клиента, поэтому следственные действия мы с ними проводить тоже не можем».

Хаос с признаками единообразия

Переход российской судебной системы на «карантинные» рельсы начался 18 марта – с постановления президиумов Верховного суда и Совета судей. Они предписали прекратить рассмотрение всех дел, но с важной оговоркой: за исключением ситуаций «безотлагательного характера». Эта лазейка привела к тому, что суды стали работать «хаотично», рассказал глава правового департамента «Руси сидящей» Алексей Федяров на стриме «Адвокатской улицы». «Полагаю, что многие из них пытаются сами трактовать постановление ВС: определить для себя, что является неотложным заседанием, а что вполне себе “отложным”, – поделился Федяров. – Нет единой практики, мы видим разнобой по регионам. Но со временем всё неизбежно будет приведено к общему знаменателю».

Но даже в «хаотичной» работе судов есть место для единообразия. Например, политику в отношении содержания под стражей, как выяснила «Улица», суды проводят прежнюю: ходатайства о переводе доверителя из СИЗО всё так же отклоняются. Судьи не обращают внимания на рекомендованные ФПА доводы адвокатов о пандемии как реальной угрозе для жизни и здоровья людей, находящихся в изоляторе. Так, например, адвокату Самвелу Абрамяну Василеостровский районный суд Санкт-Петербурга дважды отказал в ходатайствах об изменении меры пресечения – хотя оба были мотивированы в том числе и эпидемиологической опасностью. Аналогичное решение принял суд в Ставрополе, где адвокат «Агоры» Андрей Сабинин также ссылался в жалобе на пандемию.

ВКС «по упрощёнке»

Верховный суд ещё 18 марта указал на необходимость использования видеоконференцсвязи «при наличии технической возможности». Хотя правила проведения заседания с ВКС можно давно считать устоявшимися (для звонков используют программу Управления судебного департамента), из-за эпидемии возникла как минимум одна оригинальная трактовка постановления. Судья Невьянского городского суда Свердловской области Наталья Захватошина рассмотрела «путём видеозвонка с использованием мессенджера WhatsApp» дело об административном правонарушении. «Лицо, привлекаемое к административной ответственности, в начале заседания совершил видеозвонок на предложенный судом номер, после чего была установлена его личность», – сообщила председатель Невьянского городского суда Татьяна Орлова в ответ на запрос «Улицы». Как именно устанавливали личность административного ответчика, в ответе не уточняется.

«Апология протеста» сообщала также, что административное дело казанского активиста Фарита Закиева было рассмотрено «по скайпу». Однако позже юрист Данил Нургалеев, защищавший Закиева, пояснил «Медиазоне», что в качестве ВКС использовали «скорее всего, программу УСД», но точнее он сказать не может, поскольку «интерфейс программы был закрыт». Впрочем, дистанционное заседание и так прошло необычно: ноутбук, откуда доносился голос судьи, стоял просто на подоконнике в отделе полиции. Заседание несколько раз прерывалось – ждали, пока в отдел доставят из суда необходимые документы.

Новые технологии активно внедряют и другие ведомства. Так, в раcпоряжении «Улицы» есть документ Межрайонной инспекции ФНС России по Московской области. Датированная 26 марта бумага извещает о времени и месте рассмотрения по ВКС материалов налоговой проверки. Программой для связи инспекция назначила Zoom, в извещении указан сайт, откуда её можно загрузить, и идентификатор конференции. Решение об удалённом рассмотрении материалов принято на основании приказа ФНС России (№ЕД-7-2/181@, от 20 марта 2020 – «АУ») «в целях минимизации рисков возникновения и распространения коронавирусной инфекции». Распоряжением главы службы Даниила Егорова запрещены мероприятия, связанные с непосредственным контактом с налогоплательщиками, их представителями, свидетелями и иными лицами. Процедуры, предусмотренные ст. 101 (вынесение решения по результатам рассмотрения материалов налоговой проверки – «АУ») и ст. 101.4 (производство по делу о налоговых правонарушениях – «АУ») Налогового кодекса будут проводиться удалённо. Апелляционные жалобы на свои решения налоговая будет рассматривать без участия тех, кто эти жалобы направил (и их представителей) либо по ВКС.

Удалённо, через WhatsApp, проведёт заседание и апелляционная комиссия Росреестра. Адвокат Роман Кабанов сообщил в Facebook о том, что получил письмо, которым его уведомили о времени звонка и попросили сообщить о наличии технической возможности подключения по номеру, указанному в заявлении. Время, впрочем, указано не точно, а с полуторачасовым промежутком, так как «вызов <…> будет осуществляться <…> в порядке регистрации поступивших в комиссию заявлений.

Сенаторы Андрей Клишас и Алексей Русских предлагают изменить процедуру ВКС в свете последних событий. Совместно с бюро адвокатов «Де-юре» они подготовили пакет законопроектов, которые должны «существенно упростить доступ к электронному правосудию». Среди прочего предлагается позволить подключаться к ВКС с личных устройств, а подтверждение личности будет осуществляться через портал госуслуг. Изначально законопроект подразумевал возможность такой процедуры только для гражданских, арбитражных и административных дел. Однако 3 апреля был подготовлен «Законопроект о видеосудах УПК», который позволяет использовать упрощённую процедуру ВКС и для уголовных дел. Пакет документов передан для оценки в Верховный суд и правительство.

Будет ли законопроект принят, неизвестно. Но уже сейчас адвокаты сталкиваются, например, с заочными заседаниями. Дмитрий Сотников рассказал, что одному из его доверителей заочно продлили срок содержания под стражей в Мосгорсуде. Адвокату, несмотря на ходатайства, не удалось настоять на участии подзащитного даже по ВКС. «Это плохой признак», – говорит защитник.

Адвокат Дмитрий Сотников

Возможность заочного рассмотрения уголовного дела существует – а текущая эпидемиологическая ситуация может способствовать тому, что внесут изменения в УПК и поставят её на поток. И что будет дальше? Конвейер 37 года? Человек в камеру заходит, а потом ему туда приговор приносят и сразу по этапу отправляют. При некоторых изменениях в УПК это возможный сценарий.

«Бацилл напустит»

О другой проблеме – недопуске свидетелей без повестки – «Улице» сообщили сразу два адвоката. В обоих случаях речь шла о заседаниях по мере пресечения. «Я привела с собой супругу подзащитного для допроса по личности. В том числе о возможности поместить подзащитного под домашний арест в принадлежащей ей квартире, – рассказывает адвокат Анастасия Пилипенко. – Меня пропустили на входе, а свидетельницу нет. По мнению приставов, постановление президиума ВС от 18 марта следует толковать так, что свидетель без повестки не является участником процесса – а потому женщина должна покинуть даже входную зону перед турникетами». По словам адвоката, ей удалось объяснить секретарю ситуацию, после чего свидетельницу впустили при условии, что та наденет маску.

Вторая история закончилась иначе. «На апелляцию по изменению меры пресечения явилась директор шелтера, приюта для лиц, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, – рассказывает адвокат Александр Тимошенко, – Поскольку у моей подзащитной нет прописки, женщина собиралась свидетельствовать, что готова предоставить место проживания». Адвокат говорит, что просил секретаря допустить свидетельницу, но просьба осталась без ответа. «После начала заседания я подал ходатайство о допуске свидетеля, явившегося в судебное заседание, однако прокурор сообщил, что-то в духе “у нас карантин, режим, она бацилл напустит”. Суд позицию обвинения поддержал и свидетеля не допустил – при полном отсутствии для того оснований, установленных уголовно-процессуальным законом. Этот довод я использую в кассационной жалобе».

Осуществлять, нельзя приостанавливать

Пока суды продолжают работать в порядке, предусмотренном постановлением ВС, дополнительно новый режим разъясняют на местах. Так, например, «Коммерсантъ» сообщил, что председатель Мосгорсуда Ольга Егорова довела до руководителей районных судов столицы порядок работы в условиях пандемии. Егорова подчеркнула, что несмотря на официально объявленные нерабочие дни, судебная система не приостанавливает свою деятельность, а «осуществляет её с учётом постановлений высших органов судебной власти». Председатель также указала, что «необходимо» продолжить рассмотрение гражданских и административных дел, где стороны согласились на рассмотрение дел в их отсутствие. Газета также приводит статистику работы районных судов Москвы – за две недели после публикации Постановления Президиума ВС и Президиума Совета судей, ограничившего возможности нижестоящих судов, московские судьи рассмотрели 362 ходатайства следствия о направлении подозреваемых и обвиняемых в СИЗО, отказав только в двадцати семи. Эти цифры примерно сравнимы с теми, что накоплены за первые две недели февраля (398 ходатайств и 40 отказов).

Количество дел, рассматриваемых по существу в марте сократилось существенно: 119 уголовных против 774 в феврале. Аналогично и гражданских дел за две недели после введения ограничений было рассмотрено более 1 000 (в отсутствие сторон), тогда как за аналогичный период февраля суды рассмотрели более 5000 гражданских дел, правда, очно.

Кроме того, как рассказали “Ъ” в пресс-службе горсуда, в больницах, подразделениях МВД и изоляторах временного содержания было установлено за март 53 системы ВКС. Эти меры, принятые для «обеспечения безопасности участников разбирательств», позволят продолжить рассмотрение уголовных дел, на которых лично будет присутствовать только адвокат. Напомним, что все СИЗО в стране уже обеспечены системой ВКС.

В пятницу срок действия установленных ВС ограничений истекает. Неизвестно, будет ли этот регламент продлён до конца «каникулярного» месяца, однако 2 апреля председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев направил письмо председателям всех судов (за исключением районных). Лебедев просил судей до 13 апреля направить в ВС вопросы, связанные с применением «карантинных» мер – и предложения по их разрешению.

Автор: Александра Виграйзер

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»), Екатерина Горбунова

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.