21.03.2020

Генри Резник: нужно использовать вирус как аргумент

Генри Резник: нужно использовать вирус как аргумент Генри Резник: нужно использовать вирус как аргумент

Суды и СИЗО закрываются на карантин – мэтр советует требовать для доверителей домашний арест

Иллюстрация: Tashita Bell
Процесс
Защита в условиях пандемии

В конце недели российские судебные власти объявили о мерах противодействия коронавирусной инфекции. Заседания по большинству уголовных и гражданских дел перенесены, а для оставшихся процессов судьям рекомендовано «ограничить доступ лиц, не являющихся участниками». И уже известны случаи, когда под предлогом карантинных мер на заседания не пустили СМИ и близких обвиняемых. ФСИН борется с эпидемией по-своему: служба отменила свидания с родственниками в ИК и СИЗО. Теоретически это постановление не касается права на встречу с адвокатом, но на практике защитники начали сталкиваться с различными препятствиями. Вице-президент ФПА Генри Резник советует адвокатам использовать сложившуюся ситуацию – и сделать угрозу коронавируса аргументом при обжаловании меры пресечения доверителей.

На то особый режим

11 марта ВОЗ объявила вспышку коронавирусной инфекции COVID-19 пандемией. Распространение вируса уже затронуло Россию – на момент сдачи материала обнаружено 253 случая заболевания. Рейсы в европейские страны отменены, границы закрыты, во всех субъектах РФ введён режим повышенной готовности. 18 марта на проблему отреагировали Верховный суд и Совет судей. Их совместное постановление, действующее до 10 апреля 2020 года, содержит следующие указания:

  • приостановить личный приём граждан в судах и рекомендовать подавать документы только через электронные интернет-приёмные или по почте России;
  • перейти на использование систем видеоконференцсвязи при наличии такой возможности;
  • судьям и работникам аппаратов судов осуществлять самоизоляцию при малейших признаках заболевания;
  • ограничить доступ в суды лиц, не являющихся участниками судебных процессов;
  • рассматривать только категории дел безотлагательного характера.

Таким образом, большинство заседаний по уголовным и гражданским делам будут перенесены. Рассмотрению всё ещё подлежат решения по мере пресечения, дела о защите интересов несовершеннолетних или недееспособных лиц в случае отказа законного представителя от медицинского вмешательства, необходимого для спасения жизни, а также другие «безотлагательные» дела. Не подлежат отмене также заседания по делам в порядке приказного и упрощённого производства.

Карантин так карантин

Многие адвокаты, опрошенные «Улицей», считают эти меры адекватными сложившейся ситуации. «Практика закрытия судов на карантин не является чем-то уникальным. Карантин для судов ввели, например, во Франции и в Германии», – говорит адвокат Максим Никонов. Ничего сверхъестественного не произошло, соглашается адвокат Сергей Колосовский: «Эти меры являются абсолютно законными, ничего страшного не случилось. Просто предложили ограничить общение с гражданами и проводить только процессы, не терпящие отлагательства. Там, где процессуальный закон позволяет рассмотреть позже – они рассмотрят позже. Там, где закон не позволяет этого сделать – например, при продлении стражи – они рассмотрят в срок».

Адвокат Наталья Шатихина раскритиковала постановление. «Вот это и есть главная ущербность нашей судебной системы. Экстренные и безотлагательные – ок. Только вопрос этот должен решать судья, принимающий дело или слушающий его. Как независимое процессуально лицо», – написала она в соцсетях. С этой точкой зрения не согласен Максим Никонов: «Не думаю, что здесь сильно ущемляется принцип независимости суда при рассмотрении конкретного дела. Суды, которые считают необходимым рассматривать те или иные дела, продолжают их рассматривать вне зависимости от карантина». Сергей Колосовский подчеркивает, что «ВС дал примерный перечень неотложных дел, а в остальных случаях решает сам судья».

Пандемия, инфекция, гласность

Адвокат Михаил Беньяш считает, что постановление может негативно отразиться на гласности судопроизводства – из-за пункта об «ограничении доступа в суды лиц, не являющихся участниками процесса». «Это полномочия законодателя решать, в каких случаях пускать лиц в суды, а в каких нет», – написал защитник в своем блоге. По его мнению, руководство Верховного суда и Совета судей «не вправе ограничивать базовый принцип открытости суда, в случаях, прямо не предусмотренных федеральным законом, – и эпидемия таковым не поименована». С ним соглашается и юрист «Общественного вердикта» Яков Ионцев – по его мнению, решение ВС является незаконным, поскольку ни в одном из документов, на которые ссылаются в постановлении, не говорится о необходимости ограничения гласности судопроизводства.

Действительно, проблемы с судебной гласностью не заставили себя долго ждать. 18 марта в Псковском горсуде приставы не пустили несколько десятков человек на процесс по делу по местного свидетеля Иеговы, обвиняемого в организации и финансировании экстремистского сообщества. Впрочем, к этому моменту постановление ВС ещё не было опубликовано: в пресс-службе Псковского горсуда изданию «7х7» сказали, что ограничение было введено, потому что ранее губернатор издал указ об отмене массовых мероприятий. А вот 19 марта многие процессы в Москве прошли в закрытом режиме – без слушателей и журналистов. В пресс-службе Мосгорсуда сообщили «Медиазоне», что будут публиковать на сайте итоги судебных процессов и иную общедоступную информацию, а «при наличии возможности» будут вести онлайн-трансляции с заседаний.

«Принцип гласности, естественно, пострадает, – признаёт Сергей Колосовский. – Но даже ЕСПЧ признаёт, что данное нарушение, учитывая масштабы пандемии, является необходимым для соблюдения баланса частного и публичного интереса». Стоит отметить, что и сам ЕСПЧ тоже ушёл на карантин 16 марта. Европейский суд закрыл публичный доступ в помещения, отменил слушания, назначенные на март и апрель и «заморозил» срок подачи заявлений. Оперативную деятельность по приоритетным делам суд планирует продолжать в удалённом режиме.

Суровый челябинский суд

«Постановление ВС уже частично повлияло на мою работу, – рассказал "Улице" старший партнер АБ "ЗКС" Андрей Гривцов. – Несколько судебных заседаний по уголовным делам, назначенных в судах Москвы, отложены на даты после 10 апреля. Насколько я знаю, такое происходит по большинству дел. Доступ в суды для посетителей закрыт, за исключением рассмотрения ходатайств об избрании меры и продлении сроков содержания под стражей или под домашним арестом». Далеко не все суды закрылись, подчеркнул Максим Никонов. «Российские суды, судя по отзывам коллег-юристов из разных регионов, по-разному отреагировали на введение карантина. Кто-то полностью закрыл вход для участников процесса и посетителей, а кто-то продолжает рассматривать дела в большем или меньшем объёме, – говорит адвокат. – Некоторые суды предпринимают дополнительные меры: например, просят являться в суд в резиновых перчатках и масках». Сергей Колосовский рассказал «Улице», что у некоторых его коллег из Екатеринбурга заседания были перенесены, а вот «суровые челябинцы вообще ничего не отменяют». «В любом случае, объём судебной работы для адвокатов сильно снизился», – говорит Максим Никонов.

Относительно пункта об использовании видеоконференцсвязи опрошенные адвокаты сообщили, что пока что не сталкивались с её работой во время пандемии коронавируса, но уверены, что больших проблем с системой быть не должно. Впрочем, 18 марта адвокат Вера Гончарова в своём Facebook пожаловалась на плохую работу ВКС в суде. «Однократного нажатия волшебной кнопки сотрудником почти московского СИЗО ждали 5 часов сегодня минимум 7 человек», – рассказала она.

Андрей Гривцов особо отмечает, что эпидемия не должна повлиять на процессуальные сроки, поскольку следователи свою работу не приостановили. С ним согласен Сергей Колосовский: «Карантин не абсолютный – то, что имеет срок, будет делаться в срок».

Примечательно, что из-за коронавируса перенесены некоторые дела с участием присяжных заседателей. Адвокат Руслан Айдамиров, участвующий в двух таких делах в Ленинградском областном суде, рассказал, что одно рассматривается в обычном режиме, а второе отложено почти на месяц. «Так что решение ВС и СС применяется выборочно: судьи, как я понимаю, больше на свою занятость ориентируются», – рассказал защитник. Научный сотрудник ИПП ЕУСПб Екатерина Ходжаева опасается, что в случае переноса слушаний в некоторых регионах не смогут вновь собрать коллегии. Она рассказала, что в одном из таких дел присяжные не могли собраться полгода – и теперь процесс может быть отменён из-за карантина. Впрочем, подчёркивает Екатерина Ходжаева, большинство из известных ей дел с участием присяжных продолжают слушаться – но уже в закрытом режиме. «Есть хитрость – на местах чаще всего такие суды решают продолжить, но при этом публику не пускают. В коллегии присяжных чаще всего попадают люди старшего, пожилого возраста. То есть им, получается, можно ходить в суды, а заинтересованным гражданам нельзя», – утверждает исследовательница.

Фсин уполномочен заявить

В российских колониях и СИЗО с 16 марта приостановили свидания с осуждёнными, обвиняемыми и подозреваемыми – такое постановление вынес главный санитарный врач ФСИН. Кроме того, «в учреждения категорически запрещён допуск посетителей и сотрудников УИС с повышенной температурой тела, и лиц, прибывших в течение последних 14 дней из государств с неблагополучной ситуацией с распространением новой коронавирусной инфекции». ФСИН попросил родственников арестованных и заключённых «отнестись к ситуации с пониманием».

Действия ведомства раскритиковал фонд помощи осуждённым «Русь сидящая». Эксперты фонда указывают, что:

  • полная версия постановления ФСИН не опубликована в открытом доступе;
  • информация о введении карантина появилась лишь через 2 суток после принятия документа;
  • судя по открытым данным, не указан срок, на который вводится карантин;
  • запрет на посещения коснулся адвокатов и других лиц, представляющих юридическую помощь заключённым.

По данным «Руси сидящей», «противовирусное» постановление ФСИН уже стало причиной отказа допуска адвокатов в СИЗО-1 Пензенской области. До этого глава «Агоры» Павел Чиков сообщил о запрете на свидания с адвокатами в подмосковном СИЗО-8. «Фонтанка» писала о недопуске в СИЗО-2 Ленинградской области.

Адвокат Эльдар Гароз подтвердил «Улице», что его не пустили к доверителю в ИК-1 Смоленской области – и сотрудники ФСИН объяснили недопуск именно постановлением о коронавирусе. «Это не было специальным препятствием, просто они, видимо, восприняли приказ ФСИН так, что с адвокатами осуждённым тоже нельзя встречаться», – рассказал защитник. Он подчеркнул, что на проходной у сотрудников колонии никто не измерял температуру. Пресс-служба ФСИН не ответила «Улице» на запрос с просьбой прокомментировать недопуски адвокатов из-за коронавируса.

«Доступ в СИЗО для адвокатов пока не закрыт. Но что будет происходить дальше с учётом развития возможной эпидемии, пока непонятно», – оценил текущее положение дел Андрей Гривцов. Его коллега адвокат Максим Никонов не исключает, что сотрудники ФСИН станут использовать пандемию как предлог для недопуска защитника. «Но ещё в 2014 году ВС вынес решение АКПИ14-472, в котором привёл доводы о возможности посещения подзащитных адвокатами во время карантина, – напомнил он. – Эти же доводы можно использовать и сейчас – при обжаловании недопуска во время профилактических "антикоронавирусных" мер».

Адвокат Андрей Гривцов согласен, что запрет на свидания с родственниками нарушает права обвиняемых – но считает, что в данном случае с такой вынужденной мерой можно согласиться «с учётом всех новостей, которые транслируются относительно развития эпидемии». По его мнению, самым разумным было бы выпустить из СИЗО большинство лиц, «обвиняемых в преступлениях небольшой и средней тяжести, ненасильственных преступлениях, преступлениях в сфере экономики».

Адвокат Андрей Гривцов

С учётом суровых условий содержания под стражей, распространение вируса среди арестованных может происходить с катастрофической скоростью, и заболевание одного человека в СИЗО может стать фатальным для многих. Мне видится самым разумным именно изменение меры пресечения, а не ограничение и так скудных прав обвиняемых.

Вице-президент ФПА Генри Резник в комментарии «Улице» посоветовал адвокатам самим обращаться с ходатайствами об изменении меры пресечения своих доверителей – особенно обвиняемых в ненасильственных преступлениях и способных обеспечить изоляцию в домашних условиях. Мэтр отметил, что адвокатам необходимо «шустрить» самим, не дожидаясь решений сверху, поскольку вероятность появления такого приказа невелика – «процедурно этого нельзя сделать, поскольку суд избирал такую меру пресечения».

Вице-президент ФПА Генри Резник

Я рекомендую адвокатам идти и заявлять ходатайства об освобождении – и обосновывать их тем, что может быть обеспечен карантин, изоляция в домашних условиях. Идти и использовать этот аргумент, ведь это чрезвычайная ситуация. Многие адвокаты и раньше ставили вопрос о смягчении меры пресечения, и сейчас появляется очень мощный фактор, который, как мне представляется, нужно использовать.

Автор: Юрий Слинько

Редакторы: Екатерина Горбунова, Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.