25.03.2020

ФПА советует использовать пандемию для освобождения из СИЗО

Столичная палата подготовила типовую жалобу, правозащитники предлагают альтернативную

Вечером 24 марта ФПА рекомендовала региональным адвокатским палатам последовать примеру АП Москвы – разместить на сайтах информацию о том, что пандемия коронавируса может быть использована как самостоятельный довод защиты в ходатайствах об изменении меры пресечения. Речь идёт о появившемся днём ранее обращении АП Москвы, призвавшей «адвокатов-защитников по уголовным делам» рассмотреть вопрос о «безотлагательной подаче ходатайств и/или жалоб об изменении меры пресечения на не связанную с содержанием обвиняемого в СИЗО». АП Москвы также подготовила примерный шаблон жалобы, в котором указывается, что «…суд не исследовал и не дал оценку эпидемиологической обстановке в Российской Федерации и в Москве в частности». Характеристику этой обстановки, в частности, дают указы мэрии Москвы о введении режима повышенной готовности.

Президент ФПА Юрий Пилипенко назвал инициативу столичных коллег «чрезвычайно своевременной и дельной», а также «подлежащей масштабированию на всю страну». «Если правоохранительные органы работают не только ради отчётности, но и ради того, чтобы обеспечивать гражданам безопасность в самом прямом смысле этого слова, то мы не видим причин, по которым они могли бы отказывать адвокатам в удовлетворении таких ходатайств», – заявил он.

Адвокат Наталья Царёва говорит, что считает предложение ФПА «необходимой» мерой и «обязательно воспользуется» доводом об эпидемиологической ситуации, если такая возможность представится: «В настоящее время вопрос о целесообразности содержания под стражей стоит особенно остро. Все официальные лица и медики твердят о необходимости избегать мест скопления людей, но в СИЗО следовать этим рекомендациям попросту невозможно. При этом изоляторы продолжают пополняться, что создаёт дополнительную угрозу распространения вируса. Хочется верить, что суды это учтут, и внимательнее, чем обычно, отнесутся к аргументу заботы о здоровье. Сочтут его достаточно веским основанием, чтобы изменить меру пресечения на не связанную с содержанием под стражей».

Ещё до официального заявления АП Москвы вице-президент ФПА Генри Резник, беседуя с «Улицей», назвал эпидемиологическую ситуацию «мощным фактором» и призвал «использовать вирус как аргумент» в ходатайствах об освобождении. Теперь озвученная мэтром идея получила организационное развитие: сайты многих региональных адвокатских палат перепечатали обращение столичных коллег и разместили ссылку на подготовленную ими мотивировку.

Другой шаблон ходатайства об изменении меры пресечения подготовил фонд «Русь сидящая». По словам юриста фонда Ольги Подоплеловой, текст в большей степени адаптирован к специфике регионов.

Юрист фонда «Русь сидящая» Ольга Подоплелова

Проект, представленный палатой Москвы, появился очень кстати, мы его поддерживаем. Однако он разработан с учётом именно московских реалий: в городе официально, указом мэра о введении режима повышенной готовности, на основе данных ВОЗ и Минздрава утверждён перечень заболеваний, для которых рекомендована изоляция. В других регионах, которые мы просмотрели, пока таких официальных списков нет. А прямые ссылки на практику Москвы могут, на наш взгляд, встретить открытое сопротивление судов.

«Поэтому мы решили создать проект ходатайства, в котором отталкивались прежде всего от международных стандартов и федерального регулирования, и уже более мягко – от московского. Полагаем, для других регионов это более подходящий вариант. Мы будем рады, если адвокаты смогут использовать наши аргументы и добавлять свои», – объяснила юрист.

Проект жалобы, составленный «Русью сидящей», действительно отсылает к международным стандартам и федеральному регулированию, например к решению ЕСПЧ, постановлению главного санитарного врача ФСИН, нормам Минздрава и ВОЗ. Отдельно упоминается «Свод принципов обращения с лицами, находящимися в условиях несвободы, в контексте пандемии коронавирусной инфекции», который принят Европейским комитетом по предупреждению пыток 20 марта. «Комитет рекомендует властям, включая суды, прибегать к мерам, альтернативным помещению людей в условия несвободы, – поясняет Подоплелова. – То есть вместо взятия под стражу широко использовать в качестве меры пресечения залог, подписку о невыезде, домашний арест. Если довод о повышенных рисках для здоровья в связи с заключением под стражу – особенно для группы риска (пожилых, людей с тяжёлыми хроническими заболеваниями) – не сработает в национальных судах, он может впоследствии являться самостоятельным аргументом в рамках жалобы в ЕСПЧ».

Опрошенные «Улицей» адвокаты называют инициативу ФПА «своевременной». «Впрочем адвокаты и без указаний сверху хорошо понимают, что сложившуюся ситуацию нужно попытаться обратить в пользу своих доверителей, тем более что того требует ситуация, – говорит адвокат Владимир Левин. – Все мы видим, что сотрудники СИЗО ходят в масках, стремятся обезопасить себя. Так что правильно будет указать на то, что защитить нужно не только тех, кто там работает, но и тех, кто там содержится, что попросту невозможно при текущей скученности и порядке пользования общими помещениями СИЗО».

По его словам, проблема распространения инфекции крайне актуальна и в колониях, что подтверждает мировая практика – во многих странах отпускают заключённых, которые не совершали тяжких преступлений. «Увы, но российские пенитенциарная и судебная системы неповоротливы, – продолжает Левин, – Так что ждать от них подобной гибкости не приходится – пока они мобилизуются для таких решений, пандемия, скорее всего, закончится, и вопрос решится сам собой».

Адвокат «Агоры» Станислав Селезнёв также указывает на «инертность» системы принуждения. «Скорой реакции ждать не приходится до тех пор, пока неисполнение обязательств властей по обеспечению права на жизнь находящихся под стражей людей не повлечёт возможность ответственности конкретных должностных лиц за массовые летальные исходы при неоказании надлежащей медицинской помощи», – говорит Селезнёв. По его словам, предложение ФПА нельзя не приветствовать, но оно «не должно остаться декларацией». «Эти инициативы должны быть подкреплены результативными переговорами с руководителями органов, осуществляющих предварительное следствие, а также с председателем Верховного суда, – уверен адвокат Селезнёв. – И итогом таких переговоров должна стать позиция о необходимости исключить нахождение под стражей как можно более широкого списка лиц».

«Система в текущем её состоянии позволяет оперативно помочь разве что тем, кто находится в СИЗО, для этого есть механизмы, – говорит Владимир Левин, – Но, к сожалению, надеяться на то, что суды и следственные органы повсеместно пойдут навстречу адвокатам и начнут отменять всем содержание под стражей, не приходится».

Адвокат Владимир Левин

Суды несамостоятельны, а у следствия, как видно из практики, всегда находится сотня доводов в пользу того, что подследственного никак нельзя выпустить из изолятора, даже если ему на глазах у них становится хуже. Достаточно вспомнить историю Сергея Магнитского.

По мнению Левина, появление универсальных шаблонов для обжалования меры пресечения работе адвокатов не сильно поможет: «Типовые жалобы, даже если они составлены столь же грамотно, как проект, предложенный АП Москвы, не будут эффективны, если их начнут направлять массово: к ним сразу привыкнут, разберут на совещаниях и найдут типовые же причины для штамповки отказов».

Процесс
Защита в условиях пандемии
«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.