04.02.2021

Молчание палат

Молчание палат Молчание палат

«Улица» спросила, как органы адвокатуры намерены реагировать на недопуски защитников

Иллюстрация: Вивиан Дель Рио
Процесс
Штурм «Крепости»

Уже третью неделю адвокаты, защищающие задержанных в ходе протестных акций, жалуются на системные нарушения своих профессиональных прав. Защитников не пускают в отделения к доверителям – а с недавнего времени и в суды, где рассматривают дела. «Улица» решила узнать, что думают об этих событиях в региональных адвокатских палатах – и как планируют бороться за право оказывать юридическую помощь гражданам. В одних палатах «Улице» ответили, что «изучают вопрос» и готовят обращения, в других – не стали отвечать, а в одном случае вообще попросили «не заниматься хернёй». В федеральной палате на запрос «Улицы» не ответили.

В дни протестных акций 23, 31 января и 2 февраля адвокаты во многих регионах страны столкнулись с масштабными нарушениями своих профессиональных прав – прежде всего недопуском к задержанным доверителям. «Улица» подробно описала эти случаи в большом материале о событиях 23 января. Через неделю, 31 января, «Улица» в режиме онлайн публиковала информацию о воспрепятствовании адвокатской деятельности. В этот раз адвокатов отказывались пускать не только в отделы полиции, но и в суды. Об этом заявляли петербургский адвокат Сергей Локтев, московский адвокат Александр Караваев и юрист Алёна Борисова.

Вчера история повторилась: к задержанным у Мосгорсуда протестующим снова не пускали адвокатов. По данным ОВД-Инфо, под предлогом плана «Крепость» защитников не допустили в московские ОВД «Чертаново Центральное», «Марфино», «Восточное Измайлово», «Косино-Ухтомский». Сообщается также об отказе пускать защитников в ОВД «Замоскворечье» в Москве и в ОП №64 Кировского района в Петербурге.

Некоторые адвокаты считают, что корпорация впервые столкнулась с таким масштабным наступлением на свои права. Но органы адвокатского самоуправления до сих пор не подготовили официального заявления об этих событиях. Поэтому «Улица» решила спросить представителей адвокатских палат, известно ли им о случаях нарушения прав защитников, оказывающих юридическую помощь задержанным на акциях, и как они собираются реагировать.

АП Москвы

Столичные отделения полиции оказались рекордсменами по числу сообщений о нарушениях прав адвокатов. Причём проблема здесь явно прогрессирует. 23 января адвокаты рассказали «Улице», что не смогли попасть в семь ОВД, а 31 января – уже в 15 отделений. Чаще всего полицейские прикрывались «Крепостью». В некоторых случаях адвокатам приходилось ждать допуска от 40 минут до 6 часов. В воскресенье сотрудники ОВД «Люблино» пустили адвоката Марину Симанову только после того, как врачи скорой помощи диагностировали у неё переохлаждение.

Председатель комиссии по защите прав адвокатов Роберт Зиновьев в разговоре с «Улицей» заявил, что пока не получал обращений защитников о нарушении их прав по итогам протестных акций. Тем не менее он выразил обеспокоенность фактами, о которых ему сообщил корреспондент «Улицы»: рост числа недопусков Зиновьев назвал «тревожным». Он отметил, что публикации СМИ о таких случаях могут стать «информационным поводом», чтобы поставить вопрос о нарушении прав адвокатов перед начальниками столичных ОВД.

Председатель КЗПА АП Москвы Роберт Зиновьев

Это отголосок того, что происходит в стране – наверное, удобно органам власти, чтобы такого рода поведение не считалось упречным. Хотя оно очевидно посягает на гарантированное Конституцией право на защиту всем задержанным.

Зиновьев назвал эту ситуацию возмутительной – но признал, что возможности комиссии повлиять на неё ограничены. Эффективным способом борьбы с недопусками под предлогом «Крепости» Зиновьев считает обжалование этих действий в порядке КАС. Он согласился, что чаще всего суды занимают «покровительственную позицию по отношению к полицейским» – но выразил надежду, что успешные случаи обжалования повлияют на последующее правоприменение. Зиновьев напомнил, что адвокатам Вере Гончаровой и Марии Эйсмонт удалось дойти в обжаловании «Крепости» до кассационной инстанции – и считает, что это имеет большое значение для правоприменительной практики.

Адвокат штурмует «Крепость»
Защитник Мария Эйсмонт борется в суде за право допуска к задержанным

Кроме того, глава комиссии связывает определённые надежды на изменение ситуации со сменой руководства Мосгорсуда. «Надеюсь, что суд наш начнет прозревать, что случаи [недопуска адвоката под предлогом “Крепости”] – это просто правовая дикость», – считает Зиновьев.

В конце беседы он пообещал, что комиссия снова поднимет вопрос о воспрепятствовании адвокатской деятельности в общественных советах при МВД и ГУВД Москвы. Правда, пока это не приносило ожидаемых результатов, признал Роберт Зиновьев: «Достучаться тяжело – делают вид, что очевидных вещей замечать не хотят». Но в этот раз комиссия планирует обратиться к региональному и федеральному омбудсменам. «По итогам этих событий, с учётом названных вами тревожных цифр будет смысл поднять этот вопрос через уполномоченную по защите прав человека в Москве Татьяну Потяеву и уполномоченную на федеральном уровне Татьяну Москалькову», – пообещал Зиновьев.

АП Московской области

«Улица» не получала информации о нарушениях прав адвокатов в отделениях полиции Московской области. Но поскольку многие адвокаты подмосковной АП работают в столичных ОВД, «Улица» попыталась получить комментарии представителей палаты. Председатель комиссии по защите прав адвокатов Вадим Логинов заявил, что в палате пока не получали жалоб о нарушениях 23 и 31 января. При этом он подчеркнул, что считает отказ пускать защитников в ОВД «правовым беспределом и издевательством над адвокатами». Логинов добавил, что палата помогает адвокату Мансуру Гильманову, к которому полиция применила силу прямо в ОВД.

«Мы даже о Гильманове из открытых источников узнали, к нам никто не обращался, – посетовал он. – Мы сами проявили инициативу и работали с ним, посчитав, что его профессиональные права нарушены. Поэтому обсуждать, что написали в СМИ… не знаю, надо ведь верифицировать как-то эти факты».

«Пострадала репутация силовиков, а не моя карьера»
Адвокат Мансур Гильманов — о своем аресте и его последствиях для корпорации

АП Санкт-Петербурга

Вторым по числу сообщений о нарушениях прав адвокатов стал Петербург. Помочь защитникам, столкнувшимся с недопусками, пытались полномочные представители АП. Но в некоторых случаях их самих в грубой форме выпроваживали из отделений. Так, полномочный представитель Андрей Федорков рассказал, что 31 января приехал в 52-е отделение полиции Красногвардейского района. Адвокат Вероника Карагодина жаловалась, что несколько часов не могла попасть к доверителям. Но когда Федорков попытался войти в отдел, то их просто вытеснили за пределы участка. Точно так же в ОП по Курортному району не пустили Луизу Магомедову – а когда к ней приехал представитель палаты Александр Мелешко, их вытолкали на улицу. Также Мелешко не пустили в ОП №3, куда он приехал зафиксировать недопуск коллеги Андрея Черткова.

Руководитель комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Санкт-Петербурга Сергей Краузе подтвердил, что знает о случаях недопуска защитников. «Это, конечно, совершенно возмутительная ситуация, незаконная, – сказал он “Улице”. – Потому что речь тут идёт о праве на юридическую помощь. И момент вступления адвокатов в дело был у нас достаточно чётко разъяснен по административным делам, в том числе и Конституционным судом».

Сергей Краузе полагает, что случаи недопуска защитников не случайность, а целенаправленная попытка оставить задержанных без юридической помощи.

Председатель КЗПА АП Санкт-Петербурга Сергей Краузе

К сожалению, адвокат зачастую воспринимается как некая помеха правосудию, хотя это не так. Адвокат как раз представитель корпорации, которая единственно гарантирует оказание квалифицированной юридической помощи, в том числе задержанному лицу. И если у нас недопуск, то просто-напросто лицо лишается этой помощи. А цели – понятны. Как раз не дать оказать эту помощь.

Он добавил, что комиссия уже изучает все случаи воспрепятствования адвокатской деятельности. После этого Краузе намерен предложить поднять этот вопрос на ближайшем заседании совета палаты. «Возможно, с учётом массовости этих случаев, примем уже взвешенное решение – рассказал адвокат. – Я думаю, что будем каким-то образом обращаться в те органы, которые здесь виноваты в недопуске. Это, скорее всего, полиция и суды».

АП Ленинградской области

«Улица» обратилась к вице-президенту Ленинградской областной палаты адвокатов, члену комиссии по защите прав профессиональных прав адвокатов Денису Лактионову. «Я специально справлялся, задавал вопросы: у нас таких обращений не поступало в палату, – заявил Лактионов. – Понятно, что мы всегда реагируем и оказываем поддержку. Если такое случится, мы это сделаем. Но пока у нас ни после 23-го, ни после 31-го января таких обращений не было».

На вопрос о том, возможно ли совместное обращение палат Петербурга и Ленобласти к правоохранителям, Лактионов ответил: «Если братская палата – наши партнёры, наши ближайшие друзья и соратники – будут нам это предлагать, мы, конечно, будем взаимодействовать».

АП Мурманской области

«Улице» стало известно как минимум об одном случае недопуска адвоката в Мурманске. Защитника Эльвиру Тарасову 30 января четыре часа не пускали к задержанным в отдел полиции №1. Редакция обратилась за комментарием к члену совета АП Мурманской области Роману Кузнецову. «Официальная информация в палату не поступала, Тарасовой звоню, трубку не берёт пока, так что только завтра сможем с вами созвониться», – посетовал он.

Другой член совета АП Мурманской области Александра Островская заявила корреспонденту «Улицы», что «не знает такого издания». Она сообщила, что ей неизвестно о случаях нарушения профессиональных прав адвокатов в дни протестных акций 23 и 31 января.

АП Липецкой области

В Липецке 31 января адвокат «Апологии протеста» Юлия Затонская не смогла попасть к подзащитному в 8-й отдел полиции. По её словам, сотрудник полиции даже извинился перед ней за недопуск – и объяснил его «распоряжением начальства».

Руководитель комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Липецкой области Наталья Гуркина отказалась комментировать ситуацию. «Пока не готова давать подобные интервью СМИ. На моменты, которые к нам приходят, мы должным образом реагируем», – сказала она.

АП Самарской области

В Самаре адвоката Ольгу Ильинкину 31 января отказались пускать в отдел полиции №3, а адвоката Алексея Лапузина – в отдел полиции №1. В обоих случаях сотрудники сослались на распоряжение руководства отдела.

«Улица» обратилась в приёмную президента областной палаты Татьяны Бутовченко. Там попросили направить официальный запрос, но ответа к моменту публикации «Улица» не получила.

АП Свердловской области

31 января адвокатов Анастасию Пахтусову, Алексея Бушмакова и Романа Качанова более трёх часов не пускали к задержанным в отдел полиции №1. По словам Пахтусовой, полицейские объявили ей, что её подзащитные находятся в статусе «доставленных», а не «задержанных». Юриста Андрея Щукина отказались пускать в ОП-9 под предлогом «Крепости».

«Улица» попыталась связаться с вице-президентом АП Свердловской области, председателем Комиссии АПСО по защите прав адвокатов Игорем Михайловичем. Но когда корреспондент «АУ» представился, Михайлович повесил трубку и дважды после этого не ответил на звонок журналиста.

АП Пермской области

В Перми адвокату «Апологии протеста» Валерию Лазареву пришлось 40 минут ждать доступа в ОП №6. Полицейские мотивировали это планом «Крепость».

Член Совета по защите социальных и профессиональных прав адвокатов АП Пермского края Алексей Кетов отказался разговаривать с «АУ»: «Любые общения с прессой… во-первых, очно – чтобы я убедился, что с прессой общаюсь, а не с оперуполномоченным ФСБ».

Ещё один член совета Александр Кустов заявил, что у него «пока нет информации» о недопусках к задержанным на митинге. Наиболее странно отреагировал на звонок корреспондента «АУ» член совета Валерий Меркулов. На вопрос, известно ли ему о фактах недопуска защитников к задержанным на акции, он ответил: «Хернёй не занимайтесь!». До представителя совета Алексея Цуканова дозвониться не удалось.

АП Нижегородской области

Адвокат «Апологии протеста» Руслан Созонов рассказывал «Улице», что 31 января не смог попасть в ОП №3 Нижнего Новгорода из-за «Крепости». Позже член президентского Совета по правам человека Игорь Каляпин заявил, что «Крепость» ввели во всех отделах полиции города.

Глава комиссии по защите прав адвокатов Андрей Наумов отказался комментировать эту ситуацию «Улице». Получить комментарий представителей Нижегородской АП пока не удалось: днём 3 февраля президент палаты был занят на заседании совета, а после этого в его приемной попросили прислать письменный запрос. На момент публикации ответа не поступило.

АП Приморья

Во Владивостоке 31 января адвоката Вадима Валиулина не пустили в ОП №2 на острове Русский. Он рассказал, что в обычные дни защитники свободно проходят в отдел. Но когда туда привезли протестующих, то адвокатам не позволили даже пройти через КПП. Адвоката Полину Сидельникову сотрудники ОП №1 дважды грубо вытолкали из кабинета, где составляли материалы на её доверителей.

Председатель комиссии по защите прав адвокатов АП Приморского края Алексей Ананьев сообщил «Улице», что ему пока не поступали обращения о нарушениях. Он рассказал, что 31 января Сидельникова звонила ему по поводу недопуска. Но прямо в ходе телефонного разговора адвоката всё-таки впустили – «и вопрос был снят».

Ананьев подчеркнул, что в их регионе недопуск – скорее исключение из правил. Он вспомнил, что в последний раз жалобы на подобные нарушения поступали в комиссию несколько лет назад. Ананьев заверил, что если адвокаты вновь пожалуются на недопуск в ОВД, то палата обязательно отреагирует: «Ни одно обращение не останется без рассмотрения».

АП Ростовской области

Адвокат Дмитрий Петров рассказал «Улице», что 31 января его не допустили в ОП №3 по Ростову-на-Дону. Он отметил, что уже не в первый раз сталкивается с таким отношением полицейских, когда защищает задержанных в ходе протестных акций или сотрудников штаба Навального*.

Корреспондент «Улицы» обратился к вице-президенту палаты Сергею Панасюку – тот обещал прокомментировать ситуацию позже, но пока не ответил. Дозвониться до президента палаты Кнарик Даглдиян не удалось. Глава комиссии по защите прав адвокатов Максим Хырхырьян также не ответил на звонок «Улицы».

ФПА

Председатель федеральной комиссии по защите прав адвокатов Генри Резник отправил за комментариями по ситуации к ФПА. «Улица» направила запрос в федеральную палату, но не получила ответа.

* общественное движение признано экстремистским.

Авторы: Елена Кривень, Кирилл Капитонов,
Юрий Слинько, Ольга Лукьянова (ИД «Коммерсантъ»)

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.