31.01.2021

31 января: адвокат и ОВД

31 января: адвокат и ОВД 31 января: адвокат и ОВД

«Улица» следит за нарушениями прав адвокатов, которые защищают задержанных активистов

Иллюстрация: Ольга Аверинова
Процесс
Штурм «Крепости»

23 января в стране прошли митинги оппозиции, на которых были задержаны более 3,5 тыс. человек. Не все из них смогли получить своевременную помощь адвокатов – полицейские под разными предлогами отказывались допускать к ним защитников. В тот день редакция «АУ» оперативно сообщала обо всех нарушениях профессиональных прав адвокатов – и сегодня постарается делать то же самое.

14:07

2 февраля: Пока адвокат ждала допуска к подзащитным, их тайно вывезли из ОВД в суд

Как рассказала «Улице» адвокат Мария Красова, когда 31 января она приехала к московскому ОВД «Марфино», дверь была закрыта на амбарный замок. После звонка в домофон сотрудник на КПП вежливо сообщил, что «вот-вот к ней выйдет руководитель».

Примерно через час руководитель действительно вышел. По словам адвоката, он сфотографировал ордера, заявил, что пустить её пока не могут, и посоветовал ждать в машине – так как на улице холодно.

Спустя ещё полчаса адвокат позвонила в отдел дважды, но безрезультатно. Когда к ОВД подошли волонтёры с передачами для задержанных, Красова вместе с ними зафиксировала свой недопуск, составив акт.

Всего адвокат провела в ожидании у ОВД три часа. Спустя какое-то время защитнице позвонила одна из доверительниц и сказала, что их с другими задержанными везут в суд. Там ей наконец удалось попасть к своим доверителям – но времени на подготовку к заседанию и ознакомление с материалами им не дали. При этом она отметила, что задержанному вместе с остальными члену «НОД» дали на подготовку к суду два дня. «Его по адресной статье отпустили домой, а нам не дали даже часа, чтобы подготовиться, позвать свидетелей задержания и представить видео», – возмущается защитник.

Красова планирует заняться обжалованием незаконных действий полицейских из ОВД «Марфино» сразу же после апелляционных заседания по делам сових доверителей.

14:02

2 февраля: Адвоката более 6 часов не пускали в ОВД по району Северное Бутово

Защитник Михаил Салкин рассказал «Улице», что 31 января его отказались пропускать к подзащитным без объяснения причин. На протяжении шести часов сотрудники постоянно просили адвоката подождать, но так и не пустили в ОВД «Северное Бутово»

«Сначала я показал сотруднику список задержанных, к кому я приехал, – рассказывает адвокат. – Он переписал первые пять фамилий и пообещал доложить начальству. Потом снова переписали – и снова попросили ждать».

Адвокат съездил в офис, оформил отдельное заявление о недопуске к каждому из подзащитных и передал их сотруднику на КПП. «Мне выдали талончики-уведомления, но опять ни к кому не пропустили», – посетовал защитник.

Он добавил, что план «Крепость», по крайней мере формально, в ОВД не вводили. При этом члена ОНК Москвы также не допустили в отдел без объяснения причин.

Спустя шесть часов часть задержанных выпустили с протоколами; другую часть оставили ночевать в ОВД. Адвокат пояснил, что все его подзащитные указали в протоколе доставления, что требовали пустить к ним адвоката. Он надеется, что в дальнейшем сможет сослаться на эти документы при обжаловании недопуска.

Он также сообщил, что сегодня участковый из Тимирязевского ОВД пригласил его на опрос по его заявлениям о недопуске. «Я зафиксировал всё, что там происходило, сделал фото, – заявил адвокат. – Теперь планирую обжаловать недопуск в порядке КАС. Видел у коллег из других регионов, что недопуск адвоката, в том числе и во время “Крепости”, в суде признавали незаконным».

12:44

2 февраля: «Время работы суда до шести часов, приходите завтра»: адвоката не пустили в районный суд Петербурга

Адвокат Сергей Локтев не смог вечером 1 февраля попасть в здание Красногвардейского районного суда Петербурга. Там должны были рассмотреть дела двоих его подзащитных, задержанных в день проведения акции сторонников Алексея Навального. При этом один из клиентов защитника – инвалид третьей группы по слуху. Адвокат прибыл к зданию суда около 9 часов вечера. Находясь на связи со своими клиентами, он знал, что их дела пока не рассмотрены. Однако внутрь попасть ему не удалось.

«Я звоню в видеофон, мне отвечает мужской голос, никто не представляется, что здание суда закрыто, – рассказал Локтев “АУ”, – я ему объясняю, что я адвокат, что у меня есть ордер и что два моих подзащитных находятся у вас. Вы меня, говорю, пожалуйста, пустите и проведите к судье».

Защитник назвал имя судьи и кабинет, где должно состояться заседание. Но в ответ услышал: «Время работы суда до шести часов, приходите завтра».

После этого адвокат позвонил по номеру 112 и сообщил о факте недопуска в суд.

«И в этот момент к двери подходит, насколько я понял, сотрудник полиции, но одетый по гражданке, – говорит Локтев. – Я ему объясняю, что его, скорее всего, не пустят, потому что меня не впускают. Он говорит, мол, меня судья вызвала. Ему отвечают, мол, кто, что надо. Он говорит: “Я свидетель”».

После этих слов полицейскому открыли дверь. Локтев зашёл вместе с ним, но путь ему преградили приставы – и снова объявили, что суд закрыт. Объяснения Локтева, что в суде идут процессы и там находятся два его подзащитных, на приставов не подействовали.

Тогда защитник позвонил своему клиенту. Тот сообщил, что заседание по его делу уже состоялось и ему дали 10 суток ареста. «Я его (клиента) прошу: “Вы можете попросить полицейских, кто вас сопровождает, попросить. чтобы они вынесли вниз хотя бы постановление?” – рассказывает Локтев. – В этот момент [приставы] начинают непрозрачно намекать, что я не подчиняюсь [их] законным требованиям, статья 19.3 [КоАП]. Я понимаю, что сейчас либо меня силой выставят из помещения, либо вменят административное правонарушение». В результате адвокат был вынужден вновь выйти на улицу.

Он попытался зайти в находящийся в том же здании отдел ОВМД и попросил вызвать ответственного. В разговоре с ним он рассказал о факте недопуска в суд и попросил помочь вывести подзащитного на встречу с адвокатом, чтобы хотя бы получить постановление о аресте.

«[Полицейский] говорит: “Давайте я сейчас узнаю и вам сообщу”, – рассказывает Локтев. – В этот момент мне позвонили с мобильного телефона – я так понимаю, из ОМВД, тоже какой-то ответственный. Спросил, почему не пускают, что там происходит. Сказали, что зафиксировали, будут разбираться».

В суд Локтеву попасть так и не удалось. Второй его подзащитный, инвалид третьей группы, был отпущен под обязательство о явке. «Я так понимаю, что выпустили не из каких-то гуманных целей, а просто он отказывался им всё подписывать. И ещё к тому же ничего не слышит, поэтому они, видимо, решили, что его лучше сейчас отпустить, а потом там, дальше, что будет то будет», – предполагает Локтев.

Адвокат намерен обратиться в адвокатскую палату и комиссию по профессиональным правам адвокатов – а также написать заявление в Следственный комитет. Он напомнил, что накануне его не допустили и в отдел полиции, где находились его доверители. По этому факту он планирует подать заявление о превышении должностных полномочий и административный иск к ОВД.

11:57

2 февраля: В Нижнем Новгороде «Крепость» ввели даже в Главном управлении МВД

Адвокатов в Нижнем Новгороде отказались пускать даже в ГУ МВД по Нижегородской области. Об этом 31 января в своём телеграм-канале сообщил защитник Максим Пашков.

«Мы с доверителем пришли в следственное управление для проведения следственных действий, – написал адвокат. – Следователь долго билась, чтобы нас пропустили, но никак. В итоге следственные действия выполняли в предбаннике чуть ли не на коленке».

В разговоре с «Улицей» Пашков предположил, что причиной «Крепости» стали проходившие в этот день акции протеста. «Ну и пришлось следственное действие творить в коридоре» – иронизирует адвокат. Обжаловать эти действия Пашков не планирует.

11:54

2 февраля: После приезда адвоката «Крепость» ввели в ОВД «Ховрино»

Адвокат Александр Борков сообщил «Улице», что 31 января его отказались пускать в ОВД «Ховрино». При этом он отметил, что сначала сотрудники просили его подождать «до особого распоряжения начальства», но спустя некоторое время объявили о введении «Крепости». По его словам, реальных оснований для введения усиления в отделе не было – он отмечает, что план стал неожиданностью и для самих сотрудников полиции, с которыми он общался на КПП. Он добавил, что до объявления «Крепости» полицейские принимали передачи от волонтёров – но после объявления плана перестали пускать даже сотрудников.

«Неизвестно, подавали ли заявления о моём допуске задержанные. Говорят, что настаивали на моём присутствии, но результат известен», – рассказал он. Адвокат пока не решил, как будет добиваться восстановления своих прав после недопуска к задержанным.

11:27

2 февраля: Адвокат шесть часов ждала допуска в ОВД – врачи диагностировали у неё переохлаждение

Адвокат Алан Гамазов рассказал «Улице», что 31 января их с коллегой не пускали к подзащитным в ОВД «Люблино» в Москве более 10 часов. Всё это время они провели на улице. В результате его коллега Марина Симанова замёрзла так, что ей пришлось вызвать скорую помощь – врачи диагностировали переохлаждение.

По словам Гамазова, полицейские объяснили недопуск тем, что, по их мнению, «адвокат задержанным не нужен». При этом он утверждает, что его доверители заявляли сотрудникам, что нуждаются в защитнике, и указывали это в протоколах.

Через несколько часов к Гамазову присоединилась Симанова, но её также не пустили к подзащитному.

После того как звонки на горячую линию ГУВД и по телефону 112 не дали результата, адвокат начал консультировать доверителей по телефону. «Задержанным предлагали сфотографироваться, пройти дактилоскопию – при этом не разъясняли право воспользоваться помощью защитника. Им даже не сообщили, что я уже жду на КПП, – возмущается адвокат. – Я советовал им писать жалобы, в том числе на то, что их держат в отделении уже более трёх часов». Он полагает, что это не понравилось полицейским.

«В какой-то момент, когда сотрудники поняли, что и я не ухожу, и часть задержанных продолжает настаивать на допуске адвоката, они стали менять предъявленную статью, – рассказывает адвокат. – Вместо ч. 5 ст. 20.2 КоАП, которую предъявили изначально, стали писать “арестную” ч. 6.1 ст. 20.2 и угрожать оставить на ночь».

В итоге, по словам Гамазова, всех, кто продолжал настаивать на адвокате, оставили в отделе на ночь.

Адвокат пояснил, что по личным обстоятельствам не мог больше ждать и около 22 часов уехал. Симанова же осталась ждать у ОВД. «Эта девушка, адвокат, там так замерзла, что ей пришлось вызывать скорую – ей диагностировали переохлаждение, – заявил Гамазов. – В скорой её отпоили чаем. Но когда уезжали, она всё же осталась дальше ждать допуска в отделение».

Симанова рассказала «Улице», что в машине скорой её отогрели чаем. Когда скорая уехала, около полуночи, полицейские всё же решили пустить её в ОВД. «После полуночи они дали мне ознакомиться с материалом и вывели подзащитного, – пояснила защитница. – И даже налили чаю». По её словам, полицейские не стали объяснять, почему наконец решили пустить её в ОВД.

Гамазов заявил, что намерен обжаловать недопуск. Он отметил, что зафиксировал недопуск по телефону 112 – и посоветовал делать то же самое своим подзащитным. Ещё он предложил им указывать в протоколе, что их требование о допуске адвоката не выполнено. Он не также не исключает, что подаст административный иск к ОВД.

11:17

2 февраля: Адвоката 4 часа не пускали к участникам митинга в отдел полиции в Ростове-на-Дону

Адвокат Дмитрий Петров рассказал «Улице», что около 14 часов он приехал в ОП №3 в Ростове-на-Дону. После того как он назвал сотруднику на КПП фамилии своих подзащитных, ему ответили, что не располагают информацией о них.

Пускать защитника в дежурную часть отказались: вышестоящее начальство, включая дежурного, запретило допускать кого-либо на территорию отдела. При этом ни «Крепости», ни других планов защиты введено не было.

Спустя час Петров сообщил о недопуске на горячую линию ГУВД города, а его коллега рассказал о происходящем, позвонив по номеру 112. Защитники ждали около четырёх часов. Всё это время с территории отдела выезжали машины, поэтому защитникам в первую очередь было важно узнать, находятся ли их подзащитные до сих пор в этом отделе – или их уже увезли в другой отдел или в суд. Около 18 часов вечера постовой всё-таки взял у адвоката список подзащитных. Выяснилось, что большинство уже увезли в другие отделы. На требования Петрова пустить его в дежурную часть, чтобы написать заявление о преступлении, которое совершил постовой, сам сотрудник, по словам адвоката, «только ухмылялся».

Позже с одной из задержанных появилась связь и защитник поехал в Кировский районный суд, куда его подзащитных уже успели увезти. Адвокат утверждает, что протоколы в отделении были оформлены без адвоката, однако это незаконное обстоятельство не смутило судью. Всем задержанным назначили штрафы.

По словам защитника, для «политических» дел в Ростове это обычная ситуация. «У нас все эти задержания курируют сотрудники Центра по противодействию экстремизму. Они присутствовали там в огромном количестве», – рассказал Петров. Он предполагает, что они давали указания сотрудникам полиции, как действовать, поскольку раньше, когда он защищал сотрудников местного штаба Навального, сталкивался с такими же ситуациями и в других отделениях. «Присутствие сотрудников Центра “Э” значительно затрудняет вход в отдел», – пожаловался адвокат.

Дмитрий Петров ждёт реакции регионального МВД на своё сообщение о недопуске.

11:15

2 февраля: В «Рязанском» ОВД «Крепость» ввели сразу после приезда адвоката

Адвокат «Апологии протеста» Станислав Соловьёв рассказал «Улице», что 31 января столкнулся с «Крепостью» в ОВД по Рязанскому району Москвы. По словам защитника, усиление в отделе началось сразу после того, как сотрудник на КПП сообщил в дежурную часть о прибытии адвоката.

«Сотрудник при мне связался с дежурной частью – и там ему сказали, что в отделение больше никого не впускают», – пояснил Соловьев. При этом он отметил, что за время «Крепости» на территорию отделение въехали несколько «не служебных» машин.

Адвокат ждал допуска в отделение более шести часов – «Крепость» за это время так и не отменили, оставить задержанным передачи также не разрешили.

В это время полицейские составляли в отношении задержанных протоколы. Адвокату пришлось оказывать юридическую помощь удалённо. «Я консультировал подзащитных по телеграму, разъяснял им права, писал им, как себя вести», – пояснил защитник.

Он сообщил, что оставил сообщение о недопуске на горячую линию ГУВД Москвы. Он также не исключает, что подаст административный иск к ОВД из-за нарушения своих профессиональных прав.

11:14

2 февраля: Полицейские заявили адвокату, что могут допустить его к доверителю только когда в отношении него начнут составлять протокол

Адвокат Андрей Чертков рассказал «Улице», что 31 января столкнулся с новым подходом правоохранителей к праву на юридическую защиту. Сотрудники отдела полиции №43 по Санкт-Петербургу заявили ему, что такое право возникает у задержанного только когда в отношении него начинают оформлять протокол об административном правонарушении. «Дежурному можно долго рассказывать про статью 14 Закона о полиции, про статью 48 Конституции, но это такой глас вопиющего в пустыне», – иронизирует адвокат.

При этом он отмечает, что такое объяснение для недопуска адвоката появилось у полицейских не сразу. До этого в течение двух часов ему говорили, что вопрос о допуске должно решить начальство – которого пока нет на месте. Он также добавил, что сразу после его прибытия в отдел перестали пускать кого-либо, кроме сотрудников.

«Задержанных привезли в 16:15, а я зашёл примерно в 16:30–16:40. Я успел попасть в предбанник перед дежурной частью. И четыре часа провёл там – “в привилегированном положении”, потому что больше уже никого не впускали». Он пояснил, что на территорию отдела отказались допустить депутата заксобрания Бориса Вишневского и представителя АП Петербурга Александра Мелешко. «Ему пришлось составлять акт о недопуске адвоката прямо на улице, несмотря на климатические условия», – отметил Чертков.

Спустя пять часов сотрудники наконец начали составлять протокол в отношении одного из его доверителей – и допустили к нему Черткова. Встретиться со вторым подзащитным адвокату разрешили уже после полуночи. Для третьего подзащитного пришлось вызывать скорую помощь.

«Когда я был в отделе, мне позвонила жена одного из задержанных и попросила его защищать, – рассказывает адвокат. – Я пошёл к нему, стал с ним разговаривать и понял, что человек плохо себя чувствует. У него было повышенное давление и ряд хронических заболеваний». Задержанный рассказал адвокату, что уже сообщал о заболеваниях полицейским – несмотря на это, его решили оставить на ночь в отделе: «Сотрудники сказали: “Если вы его увезёте по скорой, мы не будем возражать”. Я вызвал скорую, его обследовали и увезли. Без моего вмешательства его бы так и оставили под арестом».

Адвокат сообщил, что уже направил обращение о незаконных действиях сотрудников омбудсмену и планирует подать аналогичное заявление в прокуратуру. «Это новая тенденция для Петербурга, – считает адвокат. Нам показывают: “Всё, что захотим, мы сделаем, и это будет законно, потому что соответствует нашим интересам”. У адвокатов есть один способ бороться – писать жалобы, заваливать их исками. Этим я и занимаюсь».

10:51

2 февраля: Полицейские объяснили отказ пускать адвокатов тем, что «в отделении никого нет»

Адвокат «Апологии протеста» Ольга Цейтлина рассказала, что 31 января вместе с коллегами приехала оказать помощь задержанным на акции в отдел полиции №31 по Санкт-Петербургу. «Мы попытались позвонить в звонок на КПП, но он, судя по всему, не работал, и нам никто не ответил, – вспоминает защитница. – Но через какое-то время к нам вышли девять сотрудников и сказали, что не могут нас пустить. Причём на “Крепость” не ссылались, но даже подойти к отделу не разрешили». По словам адвоката, позже к ним вышел и начальник отдела. Он объяснил, что не пустит их, потому что «никаких задержанных здесь нет».

Цейтлина пояснила, что при себе у неё был список задержанных, которые попросили «Апологию протеста» прислать им адвоката – и выписанные ордера. «Но начальник даже не стал смотреть на этот список – сказал, что у них нет никого». При этом, как утверждает адвокат, дежурившие у отдела волонтёры сообщили ей, что видели, как туда заводили как минимум 10 задержанных.

Защитница потребовала пропустить её в дежурную часть, чтобы подать заявление о превышении сотрудниками должностных полномочий. «Сначала они согласились пропустить только меня, но вскоре передумали. И даже вынесли мне книгу регистрации заявлений, чтобы выдать талон-уведомление. Такого я ещё не видела. Почему нельзя было пропустить меня в дежурную часть? Может быть, они опасались, что я увижу там задержанных?» – возмущается адвокат.

Защитница сообщила о случившемся по телефону 112. «Они обещали выяснить, находятся ли наши доверители в отделе, но так и не отзвонились. Хотя раньше отзванивались, реагировали на такие сообщения», – отмечает Цейтлина.

Адвокат не исключает, что задержанных могли увезти из отдела через через другой выход. «Мы обошли отдел и с другой стороны: действительно, есть ворота, – поясняет защитница. – Но тогда ведь можно было сказать нам, что задержанных увезли в другой отдел».

При этом сами доверители перестали отвечать на звонки адвокатов. По словам Цейтлиной, волонтёры рассказали ей, что видели, как у задержанных на входе в отдел забирали паспорта и телефоны. Она добавила, что к отделу приходили родственники задержанных – им также отказались сообщать, где находятся их близкие.

После двух часов ожидания никакой информации о доверителях адвокатам не предоставили. «Перед этим мы с коллегами были на обыске у журналиста, так что приехали уже уставшие. Поэтому решили дальше не ждать», – рассказала адвокат. – Мы сообщили о недопуске в адвокатскую палату и комиссию по защите прав адвокатов. Дождёмся результатов проверки по заявлению и будем обжаловать действия сотрудников».

10:49

2 февраля: В ОВД «Кузьминки» ввели «Крепость» сразу после приезда адвоката

Адвокат Светлана Сидоркина рассказала «Улице», что 31 января около 16:30 приехала в ОВД по московскому району Кузьминки. Там её ждали доверители – задержанные на протестной акции волонтёры «Объединённой группы общественного наблюдения».

«Как только я озвучила, что приехала к задержанным по административному материалу, сотрудник позвонил руководству – и после этого звонка объявили, что в ОВД введён план “Крепость”», – вспоминает защитница. На этом основании пускать пускать её к задержанным отказались: «Я написала заявление с (с требованием пропустить адвоката), но принимать его у меня отказались – тоже сославшись на “Крепость”».

По словам Сидоркиной, её доверители также подавали ходатайства с требованием пропустить к ним защитника – рассматривать их не стали. Тогда адвокат и подзащитные позвонили в дежурную часть и зачитали свои заявления, чтобы их зарегистрировали. Однако это не помогло – защитник так и осталась на улице. «Через два часа ожидания я позвонила на горячую линию ГУВД Москвы и сообщила о том, что меня не допускают сотрудники к защите в ОВД, но ситуация не изменилась», – добавила она.

После шести часов ожидания адвоката так и не пустили к подзащитным. Сидоркина сообщила, что планирует пожаловаться на действия сотрудников в прокуратуру. Она также не исключает, что подаст иск к ОВД в порядке административного производства.

21:15

1 февраля: В Москве адвоката 12 часов не пускали в ОВД к подзащитным

Адвокат «ОВД-Инфо» Татьяна Окушко рассказала «Улице», что 31 января её не пускали в отделение полиции 12 часов. Всё это время защитнице не разрешали зайти даже в дежурную часть.

«К 12 часам дня я приехала в ОВД «Фили-Давыдково», показала удостоверение и ордер. Меня попросили подождать, сказав, что сейчас выйдет руководство и допустит. Я подождала полчаса – никто не вышел, – вспоминает адвокат. – Тогда я набрала горячую линию МВД и сообщила о нарушении. Через пять минут вышел сотрудник: взял у меня заявление [о допуске] и снова попросил подождать».

После этого Окушко прождала ещё три часа и снова позвонила на горячую линию МВД. «Я опять написала заявление, опять вышел сотрудник и принял его. Но в нём я уже указала, что мои подзащитные содержатся в отделении больше трёх часов», – говорит защитница.

После шести часов ожидания адвокат написала жалобу уже на имя начальника ОВД. Она указала на нарушение её профессиональных прав, а также прав её доверителей на оказание юридической помощи. Жалобу зарегистрировали и... попросили подождать.

В итоге к полуночи задержанных отпустили с протоколами об административном правонарушении. Однако, согласно документам, их отпустили в 15:40 – и время их задержания не превысило трёх часов. Окушко отметила, что у всех её доверителей – их было четверо – одинаковые протоколы.

Адвокат намерена обратиться с жалобой на недопуск в прокуратуру Москвы, а также обсудить ситуацию с коллегами. «Вчера адвокатов массово [в Москве] никуда не пускали, за исключением двух-трёх ОВД. По итогам дня мы с коллегами решили в ближайшее время это обсудить и понять, в какой форме это обжаловать – наверное, будем подавать общую жалобу, потому что это невыносимо», – заключила Окушко.

18:31

1 февраля: Адвоката пустили к доверителю только после того, как она случайно поймала на улице замначальника отдела полиции

Защитник Марина Мошко рассказала «Улице», что вчера её два часа не пускали в отдел полиции №4 Санкт-Петербурга, где находился её подзащитный. В дежурной части ей сообщили, что пустят к задержанному только когда начнут оформлять на него протокол. «Меня попросили подождать, так как задержанных очень много – они работают со списками, а до моего подзащитного очередь ещё не дошла, – пояснила Мошко. – Каждые 20 минут я подходила туда и требовала меня впустить, они не реагировали». При этом связи с подзащитным у неё уже не было – полицейские без составления протокола изъяли у него телефон. 

Спустя час Мошко позвонила на номер 112 и на горячую линию прокуратуры и сообщила о недопуске, а затем отправила туда письменное обращение. «Я также обратилась к полномочному представителю АП Санкт-Петербурга Александру Мелешко и сообщила, что меня не пускают в отделение полиции», – добавила адвокат. 

Тем временем, по словам защитницы, из отделения вышел мужчина в форме. «Он шёл, кажется, в магазин. Я его поймала и обратилась со своей проблемой. Мужчина оказался заместителем начальника отделения полиции», – вспоминает Мошко. Полицейский спросил фамилию подзащитного и пообещал разобраться. Через пять минут адвоката пустили к доверителю.

Однако к этому моменту на её подзащитного уже был составлен протокол административного задержания, взяты объяснения и подписаны все документы. «Моего участия там особо уже не требовалось. Поэтому мы получили копию протокола административного задержания и поехали в Пушкинский суд на заседание», – говорит адвокат. 

Марина Мошко не исключает, что позже подаст заявления о преступлении по факту превышения должностных полномочий (ст. 286 УК) в отношении сотрудников, два часа не пускавших её в отдел.

17:44

1 февраля: Полицейские 5 часов «решали вопрос» с допуском адвоката в ОВД

Адвокат Правозащитного центра «Мемориал»* Марина Агальцова ждала допуска к своим доверителям в ОВД «Черёмушки» целых пять часов. Всё это время полицейские заверяли её, что «вопрос решается» — но одновременно заявляли её подзащитным, что не допустят адвоката. Поздно ночью Агальцова уехала домой. Узнав об этом, полицейские перезвонили и сказали, что готовы пропустить её в ОВД. Адвокат считает такое поведение «издевательством» и намерена обжаловать недопуск в суде.

Агальцова рассказала «Улице», что 31 января пришла к ОВД «Черёмушки» в 19:00. «Там было 27 задержанных [на акции в поддержку Алексея Навального], у меня ордер был по шести из них», – объяснила она. Женщину отказались пропустить внутрь, ей пришлось стоять на улице. Только через полчаса сотрудники ОВД приняли у неё документы – и сказали ждать. Адвокат осталась стоять возле КПП. «Было жутко холодно», – вспоминает она. Позже к ОВД приехали муниципальные депутаты Мария Гусева и Алексей Гусев – они предложили Агальцовой ожидать допуска в их машине.

Адвокат неоднократно звонила в дежурную часть ОВД «Черёмушки», а также на горячую линию ГУВД по Москве. Ей каждый раз отвечали, что «вопрос по вам решается». «Полицейские говорили: “Вы же понимаете, нам самим это неприятно”, – вспоминает Агальцова. – Тем не менее пять часов подряд меня не пропускали в здание». 

Адвокат и муниципальные депутаты подали в общей сложности шесть жалоб на имя начальника ОВД (есть у «Улицы»). Но в отделение их всё равно не пропустили – чтобы принять заявления, к ним на улицу выходила сотрудница отделения. «Мы с ней разговаривали, я просила объяснить, почему меня не допускают, – вспоминает Агальцова. – Она соглашалась, что это грубое нарушение моих прав. И заверяла: мол, если бы я была ответственным лицом, то я бы вас допустила. То есть сама признавала, что её коллеги ведут себя некорректно».

Сами задержанные также боролись за своего адвоката. «Они обращались в эту же дежурную часть с ходатайством о моём допуске. У них его приняли только через полтора часа, – говорит Агальцова. – Как и я, они звонили в дежурную часть того ОВД, где находились. Там регистрировали их жалобы на недопуск защитника – и дальше ничего не менялось».

В 00:20 адвокат всё-таки уехала домой. А в 01:24 ей позвонили сотрудники ОВД и сообщили, что теперь могут допустить её к задержанным. «То есть адвокат может ждать на холоде пять часов – а потом ему так издевательски ночью звонят и говорят: мы решили вас допустить. Это просто крайне возмутительно, – заявила “Улице” Марина Агальцова. – Из-за того что я так долго на холоде возле КПП стояла, у меня теперь насморк и горло болит».

Агальцова считает, что недопуск защитника к его доверителям – это «прямое и совершенно топорное нарушение прав». Она планирует обжаловать действия сотрудников ОВД в суде.

*ПЦ «Мемориал» внесён Минюстом в реестр так называемых иностранных агентов.

16:02

1 февраля: Адвоката отказывались пускать к подзащитному сразу в двух московских ОВД

К задержанному вчера на акции протеста журналисту Даниилу Туровскому отказались пускать защитника в двух отделениях полиции. Как рассказала «Улице» адвокат «Апологии протеста» Валерия Аршинова, сначала журналиста отвезли в ОВД по московскому району Беговой. «В отделении была закрыта дверь. В дежурной заявили, что, скорее всего, не могут меня допустить, но уточнят у ответственного. На этом общение закончилось: я звонила на протяжении двух часов, но трубку уже не брали», – сообщила Аршинова.

Через несколько часов после задержания Туровского перевезли в ОВД «Хорошёвский», но туда адвоката тоже не допустили – в дежурной части заявили, что в отделении введён план «Крепость». При этом никаких признаков угрозы для сотрудников МВД защитник не заметила.

Адвокат жаловалась на недопуски по телефону доверия МВД и дежурному прокурору. «Ответ на такие жалобы обычно не поступает», – отметила Аршинова. Подавать иск к ОВД защитник пока не планирует, но не исключает, что подзащитный будет жаловаться на нарушение права на защиту.

Даниилу Туровскому вменили «арестную» ч. 6.1 ст. 20.2 КоАП (участие в несанкционированном собрании, повлекшее создание помех функционированию объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры). Сегодня в суде журналиста защищал адвокат Даниил Берман – адвокат отказался комментировать дело «Улице». В итоге Туровского оштрафовали на 20 тысяч рублей.

22:04

31 января: В Петербурге адвокат написала заявление о преступлении после попытки вытолкать её из отделения

Сотрудничающая с «Апологией протеста» защитница Луиза Магомедова сообщила о применении к ней силы при попытке вытолкать её из отдела полиции по Курортному району Петербурга. Она пояснила «Улице», что пришла в дежурную часть вместе с отцом несовершеннолетней, чтобы забрать изъятые у задержанной личные вещи. До этого её более трёх часов не пускали в отделение из-за плана «Крепость».

«Вместе с отцом несовершеннолетней меня, несмотря на “Крепость”, пропустили в отдел. Там я присутствовала на даче объяснений, – заявила защитница. Затем мне разрешили сопроводить несовершеннолетнюю в дежурную часть».

Там адвокат увидела своих доверителей, к которым ее ранее отказались допустить – и попыталась в ним подойти.

«В этот момент сотрудник полиции взял меня за плечи и стал тащить к выходу из дежурной части. Он вытолкал меня за “вертушки”, которые ограничивают вход в дежурную часть, – рассказала адвокат. – Он попытался вытолкать меня за дверь, но я встала у окна, где он не мог меня достать, и сказала, что напишу заявление о преступлении по статье 286 УК [Превышение должностных полномочий]».

После этого, по словам Магомедовой, сотрудник прекратил попытки вытолкать её из помещения. Она добавила, что всё же написала заявление о преступлении и получила талон-уведомление.

Она также заявила, что в отдел направляется полномочный представитель АП Санкт-Петербурга. «Он приедет, чтобы зафиксировать недопуск адвоката к подзащитным», – пояснила защитница.

21:07

31 января: «Крепость» ввели ещё в пяти столичных ОВД

Член ОНК Москвы Алексей Мельников рассказал «Улице», что план «Крепость» объявлен в ОВД по районам Левобережный, Савёловский, Ховрино и Бескудниково. Правозащитник пояснил, что побывал во всех этих отделениях – ни членов ОНК, ни адвокатов туда не пустили. Он также отметил, что во всех ОВД, кроме «Бескудниково», план Крепость фактически не соблюдался.

«Люди входили и выходили, в одном отделении даже выехала машина без опознавательных знаков. Хотя во время “Крепости” категорически запрещено выезжать даже автозакам», – сообщил Мельников. 

Он добавил, что зафиксировал нарушения самого плана «Крепость», а также недопуск в отделение членов ОНК и адвокатов. «По всем этим этим фактам будут поданы обращения в прокуратуру. Сейчас, возможно, ещё обратимся в УСБ. Это беспредел», – заявил Мельников.

В «Апологии протеста» со ссылкой на сотрудничающего с проектом адвоката Станислава Соловьёва также сообщили о введении «Крепости» в ОВД по Рязанскому району Москвы.

Всего за сегодняшний день «Крепость» вводили как минимум в 13 столичных отделениях полиции.

20:53

31 января: Адвоката более шести часов «обещают допустить» в самарский ОП №3

Как сообщила «Улице» адвокат Ольга Ильинкина, сотрудники самарского ОП №3 не допускают её к задержанным на акции протеста. «Недопуск адвоката ничем не мотивировали – говорят: “Все вопросы к начальству”. С 15:00 обещают допустить, но до сих пор только обещают, хотя почти всех задержанных уже выпустили», – подчеркнула Ильинкина. Адвокат по телефону обратилась к дежурному прокурору и на телефон доверия ГУВД, но это никак не помогло. В итоге защитник ждёт допуска почти семь часов.

При этом, по информации защитника, в отделении остаются двое задержанных, которые активно требовали допустить адвоката. По словам Ильинкиной, двоим подзащитным вменяют неповиновение сотрудникам полиции (ст. 19.3 КоАП). «Неповиновение выразилось в том, что они отказались подписывать протокол и добровольно сдать телефоны», – сказала адвокат «Улице».

Защитник затрудняется комментировать возможность обжалования недопуска до оказания юридической помощи задержанным по статье 19.3 КоАП.

20:48

31 января: Самарский адвокат подал заявление в СК из-за недопуска в отделение

Как рассказал «Улице» адвокат Алексей Лапузин, сотрудники МВД отказались допускать его к трём задержанным в самарском ОП №1. В дежурной части заявили, что у них есть распоряжение не пропускать адвоката. Правда, они не назвали конкретного должностного лица, ответственного за недопуск.

Защитник пытался пройти в отделение более трёх часов. За это время он позвонил дежурному прокурору и на телефон доверия МВД, но это не помогло.

Адвокат предоставил «АУ» видеозапись, на которой зафиксирован недопуск. На видео сотрудница отделения мотивирует отказ пропустить защитника тем, что «проводятся установление личности и проверка документов доставленных». При этом на момент съёмки подзащитные уже прислали Алексею Лапузину объяснения, которые они дали в его отсутствие.

В итоге его подзащитных отпустили под обязательство о явке, а адвокат в том же ОП №1 подал заявление о своём недопуске. Сотрудники зарегистрировали обращение в КУСП и выдали талон-уведомление.

Защитник также подал заявление о преступлении в СУ СК по Самарской области. Он попросил провести проверку и возбудить в отношении не допустивших его сотрудников уголовное дело о превышении должностных полномочий (ст. 286 УК).

20:04

31 января: В Петербурге полицейские два часа игнорировали звонки адвоката в домофон на КПП

Сотрудничающий с «Апологией протеста» адвокат Даниил Семёнов рассказал «Улице», что сотрудники отдела полиции №19 по Петербургу около двух часов не отвечали на его звонки в домофон на КПП. «Я звонил в домофон, никто просто не реагировал на звонки. Потом пришли девушки. Они позвонили, сказали, что хотят сделать передачу – с ними поговорили. А меня продолжили игнорировать», – сообщил Семёнов.

Он добавил, что дважды обращался к дежурному, который выходил на улицу покурить. По словам защитника, тот также отказался объяснять ему причины недопуска. «Сказал, что не располагает информацией», – пояснил адвокат.

В это время один из доверителей, со слов Семёнова, отказался подписывать объяснения без адвоката. «У него инвалидность первой группы по зрению, он не может прочитать, что там написано, – заявил адвокат. – Поэтому он потребовал допустить меня». После этого к адвокату вышел полицейский, сообщил, что за ним скоро выйдет дежурный и проведёт его к подзащитному.

«Я ждал долгое время, но никто не вышел, – рассказал адвокат. – После того как мой доверитель отказался подписывать объяснения, его вывели из кабинета в актовый зал и оставили ждать. Почему к нему не допускают адвоката, ему не объяснили».

Семёнов сообщил, что оставил жалобы на действия сотрудников по телефону 112. По словам адвоката, подзащитный, который не смог ознакомиться с документами без его помощи, остаётся в отделении.

19:52

31 января: В Петербурге «Крепость» для адвокатов ввели в двух отделах полиции

Адвокат Луиза Магомедова, сотрудничающая с «Апологией протеста» сообщила «Улице», что её более трёх часов не пускали в ОМВД по Курортному району Петербурга. По словам защитницы, сотрудники объявили ей о введении плана «Крепость».

При этом адвокат видела сотрудников и людей в штатском, которые заходили в отделение и выходили из него. «Мне сказали, что на сотрудников план “Крепость” не распространяется», – пояснила Магомедова.

Когда в отдел прибыл родитель несовершеннолетней задержанной, «Крепость» временно прервали – и Магомедову вместе с ним пропустили в отдел. Однако защитница опасается, что после опроса несовершеннолетней её снова выведут из отдела.

«Помещение, в котором работают с несовершеннолетними, находится в другом подъезде. Скорее всего, меня снова выведут, и я не знаю, пустят ли к остальным задержанным».

Адвокат добавила, что не заметила вокруг отделения чего-либо, что могло представлять угрозу сотрудникам и послужить основанием для усиления. «Здесь были только журналисты и помощник депутата заксобрания Бориса Вишневского».

О введении плана «Крепость» в отделе полиции №66 Петербурга «Улице» сообщил адвокат Сергей Локтев. Он рассказал, что около часа назад зашёл в дежурную часть, предъявил документы и назвал сотрудникам цель визита. После этого к нему вышел сотрудник и заявил, что в отделе введена «Крепость». Защитника попросили покинуть отдел.

«Никаких угроз отделу я не заметил. В крайнем случае они могли оставить меня внутри, пропустить к задержанным и потом уже ввести “Крепость” – ведь я уже находился в дежурной части, – отметил Локтев. – Но мы знаем, зачем это делается».

Он также добавил, что после объявления «Крепости» в отделении продолжали принимать передачи, а сотрудники выходили покурить и возвращались обратно.

Адвокат сообщил, что оставил заявление о недопуске по телефону 112. Он также планирует подать административный иск к отделу полиции.

19:40

31 января: В Липецке полицейский попросил прощения у адвоката за недопуск в отдел – и не допустил

Адвокат «Апологии протеста» Юлия Затонская не смогла попасть к подзащитному, который был доставлен в ОП-8 Липецка. Об этом «Улице» рассказала сама защитник.

По словам Затонской, её доверителя задержали ещё в 10 утра. Вместе с ним в отделе находилось порядка 20 задержанных. Адвокат приехала к доверителю к 15 часам. Однако сотрудник на КПП отказался пропускать её, правда, позвонил коллеге в дежурной части.

Тот также не стал допускать защитника – но Затонской удалось уговорить его хотя бы передать продукты своему подзащитному, который с самого утра ничего не ел. По словам адвоката, когда дежурный вышел за продуктами, то «стал дико извиняться». «Поймите меня и простите, но я не могу вас пустить. Это распоряжение начальника отдела полиции», – пересказала его слова Затонская.

Адвокат попыталась связаться с начальником ОП-8, но безуспешно. Хотя 23 января, когда её тоже не пустили к подзащитным, он с ней поговорил. «Он пояснил мне, что не обязан пускать адвокатов в свой отдел полиции. “А административно задержанные прав не имеют. Вы с ними увидитесь завтра в суде – и будете там оказывать юридическую помощь”, – заявил он, после чего положил трубку», – пересказала адвокат их беседу.

По словам защитника, через 40 минут её подзащитного отпустили – без какого-либо протокола. В связи с этим Затонская собирается подать жалобу на незаконное задержание своего доверителя. Адвокат также рассказала, что оставила заявление о нарушении её профессиональных прав и прав своего доверителя на защиту, позвонив по номеру 112. Кроме того, она планирует подать жалобу в прокуратуру.

18:23

31 января: В екатеринбургском ОП-9 введён план «Крепость»

«В отделении около 10 задержанных, но юристов, адвокатов и представителей ОНК не допускают», – рассказал «Улице» юрист Андрей Щукин. По словам защитника, он находится возле отделения №9 более пяти часов. «Сотрудники не объяснили, из-за чего нас не пропускают, просто объявили, что объявлен план “Крепость”», – пожаловался юрист. Андрей Щукин добавил, что вокруг отделения был выставлен «заслон» из росгвардейцев с автоматами.

Помимо защитников и наблюдателей в отделение не допускают граждан, которые хотят подать заявление о преступлении. «При этом сотрудники перемещаются свободно, они даже бегали из магазина с пакетами», – подчеркнул Щукин. По его информации, у задержанных отобрали мобильные телефоны и берут отпечатки пальцев.

18:13

31 января: В отделах полиции Нижнего Новгорода ввели план «Крепость»

Адвокат «Апологии протеста» Руслан Созонов сообщил «Улице», что примерно с 14 часов не может попасть к своей подзащитной в ОП №3 Нижнего Новгорода. Когда он приехал в отделение и позвонил в домофон, ему сообщили, что внутрь никого не пускают из-за плана «Крепость». Полицейский рассказал, что такой режим введён во всех отделениях полиции. Коллеги Созонова, которые находятся сейчас в различных ОП города, подтверждают ему эту информацию по своим отделам.

Созонов заявил сотрудникам, что при наличии ордера и удостоверения его должны пропустить к доверительнице. Но тот, по словам защитника, лишь ответил, что таково распоряжение начальства.

Адвокат попросил связать его со старшим смены, но с той стороны домофона лишь прекратили разговор. Тогда Созонов позвонил по телефону доверия, дежурному прокурору по Нижнему Новгороду, в УСБ – и оставил устное заявление о нарушении. Через некоторое время ему позвонил сотрудник УСБ и подтвердил введение плана «Крепость». При этом он подчеркнул, что этот режим распространяется на всех – и на адвокатов, и на полицейских, и на обычных людей. Однако Созонов сообщил сотруднику, что у него есть видео, которое говорит об обратном: в ОП №3 входили как сотрудники полиции, так и люди в гражданской одежде. На это представитель УСБ сказать ничего не смог.

Адвокат всё это время на связи со своей подзащитной. По словам Созонова, она требует пустить к ней адвоката. Но полицейские отвечают ей, что смогут сделать это после «особого распоряжения начальника».

17:31

31 января: В Екатеринбурге адвокатов не допустили к подзащитным, потому что они «доставлены, а не задержаны»

Защитников Анастасию Пахтусову, Алексея Бушмакова и Романа Качанова более трёх часов не пускали к задержанным в отдел полиции №1 по Екатеринбургу. Об этом «Улице» сообщила Пахтусова. По её словам, полицейские объяснили это тем, что их доверители не задержаны, а доставлены. По мнению полицейских, содержащимся в ОВД «доставленным» помощь адвоката не положена.

«Сотрудники объясняли, что задержанных у них нет – только доставленные. Поэтому никакого нарушения их прав нет и адвокат не требуется», – пояснила защитник.

Она уверена, что это противоречит требованиям закона – поскольку помощь адвоката гарантируется гражданам с момента фактического ограничения свободы.

Пахтусова рассказала, что на некоторых «доставленных, но не задержанных» полицейские всё же составили протоколы об административном нарушении. Часть людей, по её словам, отпустили после дачи объяснений.

«Всё это время мы были на связи с некоторыми задержанными, они рассказывали, что требуют нас допустить, называли полицейским имена своих адвокатов», – добавила Пахтусова. Тем не менее защитников в ОВД так и не пустили.

17:15

31 января: В Москве план «Крепость» ввели как минимум в 7 отделах полиции

По данным ОВД-Инфо, адвокатам объявили о введении плана «Крепость» в  отделениях по районам Красносельский, Западное Дегунино, Марфино, Сокол, Беговой, Савёловский.

Адвокат Василий Кушнир сообщил «Улице», что, ссылаясь на план «Крепость», его отказывались пускать в ОВД «Замоскворечье». Но затем сотрудники всё же пропустили защитника к задержанным.

Кушнир также рассказал, что около двух часов назад ему заявили о введении «Крепости» в ОВД «Якиманка» – и не пустили к подзащитным.

17:04

31 января: Во Владивостоке адвоката силой вытолкнули из помещения во время оказания помощи доверителю

Адвокат Полина Сидельникова сообщила «Улице», что вместе с коллегой приехала в отдел полиции №1 для оказания помощи задержанным на акции протеста. В помещении рядом с камерами для административных задержанных она увидела двоих своих доверителей – они давали объяснения по административному делу. «Дверь была открыта. Я вошла, разъяснила им права, – рассказала адвокат. – Тогда участковый, который писал протокол, сказал: “Кто вы такая? Выйдите отсюда”». После того как адвокат показала ему удостоверение, участковый, по её словам, силой вытолкнул её из кабинета.

Спустя некоторое время доверитель через открытую дверь снова попросил у адвоката консультацию. «Он спросил, может ли он подписывать какой-то документ. Я стала объяснять, но в этот момент уже двое сотрудников оттолкнули меня от кабинета и закрыли дверь, – пояснила адвокат. – Я не стала сопротивляться, чтобы на меня не составили протокол по ст. 19.3 КоАП [неповиновение требованию полицейского]».

Адвокат подала в дежурную часть заявление о преступлении в отношении сотрудников, не пустивших её к подзащитным и применившим силу. По её словам, ей пообещали, что в отделение приедет следователь СК и допросит её по заявлению.

Сидельникова также рассказала, что всего в отделе находилось около 40 человек. Сначала сотрудники разводили их по кабинетам, составляли протоколы об административном правонарушении. Затем задержанных стали допрашивать уже следователи СК – как свидетелей по уголовному делу, возбуждённому после перекрытия дороги 23 января. «Мы попросили организовать работу так, чтобы все допросы проходили с участием защитника. Но там работало много сотрудников, задержанных сразу вели к дознавателю, мы просто не могли за этим угнаться». В итоге большинство задержанных были допрошены без адвоката.

16:07

31 января: В Москве сотрудники полиции ворвались в офис адвокатской коллегии

Адвокат Дмитрий Захватов сообщил «Улице», что около часа назад полицейские незаконно проникли в офис коллегии, в которой он находился.

Он пояснил, что помещение находится неподалеку от СИЗО «Матросская Тишина», рядом с которым проходят акции протеста. Когда он вышел на крыльцо, то увидел, что полиция начала задержания. «Со стороны людей не было никаких нарушений законодательства, они не совершали хулиганских действий, не находились в состоянии опьянения, поэтому я позволил им забежать в офис, – рассказал Захватов. – Чтобы избежать провокаций со стороны сотрудников полиции, я попытался закрыть дверь».

Однако несмотря на вывеску, указывающую, что в помещении находится адвокатская коллегия, полицейские ворвались внутрь. «Я попытался объяснить, что это служебное помещение, что заходить сюда не нужно, – рассказал адвокат. – В ответ мне не сказали ровным счётом ничего».

По словам защитника, полицейские схватили его за руки и попытались вытащить из помещения. «Убедившись, что я адвокат, меня отпустили. Но без объяснения причин забрали нескольких людей, которые забежали в коллегию».

Захватов считает действия полицейских незаконными и планирует сообщить о случившемся в комиссию по защите прав адвокатов АП Москвы.

16:05

31 января: Во Владивостоке защитника не пустили в отдел полиции на Русском острове – поскольку «нет распоряжения пускать адвоката»

Адвокат «Апологии протеста» Сергей Валиулин сообщил «Улице», что ему не удалось пройти в ОП №2 Владивостока, где находятся два его доверителя. По сведениям защитника, к 16 часам туда доставили порядка 20 человек. Сам адвокат прибыл в отдалённый отдел ближе к 18 часам.

Он отметил, что это отделение полиции, в отличие от всех остальных, находится на острове Русском. «Это обособленная территория, огороженная забором и имеющая свой КПП с воротами, – рассказал адвокат. – Сегодня там сидит прикомандированный из другого отделения сержант, который никого не пускает ни в отделение, ни в дежурную часть». Валиулин подчеркнул, что в обыкновенный день ворота нараспашку, КПП не работает. «Думаю, он и завтра не будет работать», – усмехнулся защитник.

По словам Валиулина, несмотря на то, что на КПП он предъявил необходимые документы, сотрудник отказался его пропускать: «Он сказал: “У меня нет распоряжения пускать адвоката. Приказ: никого не пропускать, в том числе адвокатов”».

Защитнику не удалось дозвониться в дежурную часть ОП №2. «Как мне сказали, в дежурные части раздали листы с номерами телефонов, на которые дежурные должны отвечать. На остальные номера телефонов они не отвечают», – рассказал Валиулин. Правда, ему удалось дозвониться до УВД по Приморскому краю: там зафиксировали устное обращение адвоката, но это не помогло. Защитник безрезультатно простоял возле отдела полиции три часа, а затем уехал. «Холодно, нет элементарных удобств – территория посреди леса, – заметил он. – Кроме того, нет никакого смысла ждать дольше: дежурная часть сделать ничего не может, УВД края тоже. Это бесполезно».

При это он оптимистично отметил, что несмотря на то, что в ОП №2 нельзя войти, оттуда выходили люди. Он считает, что его подзащитных в конце концов просто выпустят. Дело в том, что их задержали на территории, которая не подведомствена Второму отделу полиции. «Они могут лишь составить первичные документы и передать их в другой отдел, – объяснил он, закончив, правда, не столь позитивно: – Там сотрудники составят в их отношении протоколы по ст. 19.3 КоАП [неповиновение сотруднику полиции], а наши суды их доблестно оштрафуют. Так было с задержанными 23 января».

Валиулин добавил, что он в любом случае обжалует недопуск к доверителям и будет требовать служебных проверок.

15:24

31 января: В ОВД «Сокол» ввели план «Крепость»

Адвокат Мария Эйсмонт сообщила «Улице», что её более двух часов не пускают к подзащитным в ОВД по московскому району Сокол. Сотрудники заявили адвокату, что в отделении введён план «Крепость». При этом, по словам Эйсмонт, в ОВД входят сотрудники, люди в штатском, вводят задержанных – на них «Крепость» на распространяется. Адвокат зафиксировала происходящее на видео.

Эйсмонт заявила, что уже подала жалобу на действия сотрудников в прокуратуру. Защитник уверена, что в действительности план «Крепость» не вводился – в противном случае никого бы не впускали в отделение. «Очевидно, что никакого плана “Крепость” там нет. Это способ не допустить адвокатов, – считает Эйсмонт. – Чтобы прекратить эту практику, нужна большая кампания, серьёзные действия от ФПА, уполномоченного по правам человека».

Она напомнила, что уже год пытается обжаловать в суде недопуск в ОВД «Даниловский» из-за «Крепости». Недавно её коллега подал аналогичный иск к ОВД «Очаково-Матвеевское». Но, по мнению защитника, чтобы прекратить практику недопуска адвокатов, этого недостаточно.

14:23

31 января: В Перми защитника не пускали к задержанным под предлогом «Крепости»

Адвокату «Апологии протеста» Валерию Лазареву не сразу удалось пройти к двум своим доверителям, задержанным на акции протеста. Он рассказал, что его подзащитных доставили в ОП №6 Перми в 13:50. Через час он уже был около отдела полиции. Адвокат представился, предъявил необходимые документы, но его отказались пропустить в здание. Сотрудники заявили, что в отделе введён план «Крепость». «Сказали: “Никого не впускаем, никого не выпускаем”, – передал Лазарев слова полицейских. – При этом людей, пришедших для участия в следственных действиях, пропускали».

Тогда Лазарев позвонил по номеру 02 и сообщил о происходящем. После звонка в дежурную часть адвокат отправил своим подзащитным SMS-сообщение. Он предупредил их, что стоит у отдела полиции, – и посоветовал им требовать встречи с адвокатом. После этого защитника всё же пропустили в отдел полиции – через 40 минут после приезда. «Успел замёрзнуть», – добавил он.

Уже в присутствии Лазарева в отношении его подзащитных составили протокол доставления. По словам адвоката, пока его доверители остаются в отделении, сам он уехал. «Подзащитные сидят в актовом зале. Сказали, что в их отношении составят протокол по статье 20.2. КоАП [нарушение порядка организации либо проведения публичной акции]. Но не сейчас. Возможно, протокол будет составлять другой сотрудник. Меня пригласят, – сообщил он “Улице”. – Но, может, и не составят ничего. В прошлый раз, 23 января, моего подзащитного продержали в отделении шесть часов и отпустили. Мы там же жалобу подали на незаконное доставление и задержание».

Он добавил, что в понедельник обратится в прокуратуру с жалобой на «Крепость»; обращаться с претензиями в ГУВД по Пермскому краю не видит смысла.

13:19

31 января: В Москве адвоката отказывались пускать к задержанному по уголовному делу

Вчера адвоката Сергея Тельнова на протяжении трёх часов не допускали к задержанному в качестве подозреваемого по уголовному делу сотруднику ФБК* Николаю Ляскину. Защитник рассказал «Улице», что около 21 часа приехал в ОВД по московскому району Косино-Ухтомский, сообщил цель визита и предъявил документы.  На это сотрудница КПП заявила, что им поступил приказ «адвоката не пускать».

По словам защитника, жалобы на горячую линию УВД по ВАО и ГУВД Москвы не принесли результата. Тогда Тельнов потребовал пропустить его в дежурную часть для написания заявления о превышении полномочий должностным сотрудником, отдавшим приказ не пускать адвоката к доверителю. «Сотрудница на КПП объяснила, что если бы я сразу сказал, что иду писать заявление, меня бы пропустили. Но сейчас меня могут пропустить только если поступит такая команда, – рассказал Тельнов. – Писать заявления, выходит, пропускают не всех граждан».

Попасть к задержанному ему удалось только спустя три часа. Сотрудники сами пригласили его в ОВД. К этому моменту они уже оформили задержание его подзащитного в порядке ст. 91 УПК (Основания задержания подозреваемого) и провели следственное действие. «Всем руководил старший следователь ГСУ СК РФ Кислов Д. А. Без участия адвоката у подзащитного изъяли мобильный телефон», – рассказал Тельнов.

По телефону доверия ГУВД Москвы он оставил заявление с требованием провести проверку по факту превышения должностных полномочий сотрудниками, отказавшимися пускать адвоката на следственные действия. 

*ФБК внесена в список некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента.

12:30

31 января: В Мурманске адвоката 4 часа не пускали в ОВД из-за отсутствия разрешения начальника

Адвокат Эльвира Тарасова рассказала «Улице», что вчера около 13 часов прибыла в отдел полиции №1 по Мурманску для оказания помощи задержанным в связи с протестной акцией. В дежурной части ей сообщили, что не могут пустить её к подзащитным, пока не получат разрешение начальника отдела. Связаться с ним не удавалось на протяжении трёх часов – сотрудники говорили, что начальник «на совещании». 

Тарасова написала заявление на имя начальника с требованием допустить её к подзащитным, но реакции не последовало. Адвокат позвонила дежурному прокурору, там зафиксировали обращение, но спустя три часа ответили, что «незамедлительно ничего сделать не могут».

Около 16 часов адвокату удалось дозвониться до врио начальника отдела Дениса Зайцева. «Он объяснил, что часть задержанных не заявляли об участии адвоката, поэтому протоколы на них оформили без меня, – рассказала Тарасова. – Но им даже не сообщили, что адвокат приехал и уже ждёт в отделении!». Она считает, что после ознакомления с ордерами сотрудники должны были сообщить задержанным о прибытии адвоката.

Со слов Тарасовой, начальник пообещал пустить её к оставшимся двум задержанным, которые настаивают на адвокате, когда начнут оформлять протокол. В итоге адвоката пустили к подзащитным только в 17 часов. 

Тарасова планирует обжаловать подать заявление о недопуке в прокуратуру. Она также намерена добиться служебной проверки сотрудников, отказывающихся пускать её к подзащитным. Соответствующее заявление она подала на имя начальника отдела. Адвокат отметила, что в первые столкнулась с подобной ситуацией. По её словам, раньше её без проблем допускали в отделения полиции сразу после предъявления удостоверения и ордера.

10:00

31 января: Как силовики мешали адвокатам выполнять свою работу до и после акций протеста 23 января

Всю прошлую неделю адвокаты заявляли о проблемах с доступом в отделения полиции, где содержались задержанные сторонники Алексея Навального и участники протестных акций. Двух защитников, оказывающих помощь задержанным, и вовсе отправили под арест – причём не только в Краснодаре, печально известном своим «кубанским правосудием», но и в Москве. Многие их коллеги считают это актом запугивания в отношении всех адвокатов, которые собирались оказывать помощь задержанным. «Улица» внимательно следила за нарушениями, которые допускались в отношении защитников, – и собрала все известные факты в одном тексте.

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.