14.02.2023

Литературный кружок имени Минюста

Литературный кружок имени Минюста Литературный кружок имени Минюста

«Улица» узнала, как палата рассматривала претензии к соцсетям Михаила Беньяша*

Иллюстрация: Вивиан Дель Рио
Процесс
Преследование адвоката Михаила Беньяша*

В конце января квалифкомиссия АП Краснодарского края нашла в соцсетях адвоката Михаила Беньяша высказывания, нарушающие Кодекс этики. Сейчас «Улица» получила протокол этого заседания – и обнаружила там необычные и даже спорные моменты. Как оказалось, в разбирательстве активно участвовала глава краевой АП Светлана Васильева – хотя по закону президенты региональных палат не могут входить в составы квалифкомиссий. Кроме того, выяснилось, что два члена комиссии имели непосредственное отношение к подготовке претензий Минюста к Беньяшу. «Улица» публикует подробный разбор заседания – по итогам которого Беньяш рискует лишиться статуса адвоката.

«Представитель без права голоса»

К ак рассказывала «Улица», 9 декабря 2022 года краснодарское управление Минюста обратилось в региональную адвокатскую палату. Ведомство потребовало лишить статуса известного защитника Михаила Беньяша. Чиновники заявили, что он в своём Telegram-канале** «системно» публикует некорректные, по их мнению, высказывания. А также проявляет «грубое неуважение» к российским властям – и даже к «адвокатскому сообществу в лице Федеральной палаты адвокатов». Краснодарская палата возбудила в отношении Беньяша дисциплинарное дело. Квалификационная комиссия рассмотрела претензии Минюста 27 января – а в середине февраля «Улица» смогла получить выписку из протокола этого заседания.

Как оказалось, горячие споры вызвал уже самый первый, технический вопрос – о регламенте. Представитель Беняьша, адвокат АП Москвы Александр Пиховкин попросил комиссию перечислить всех лиц, присутствующих на заседании, – и прояснить ему их полномочия. Это не было праздным любопытством: дело в том, что в зале находилась президент АП Краснодарского края Светлана Васильева. А главы региональных палат, согласно Закону об адвокатуре, не могут входить в состав квалифкомиссий. Беньяшу и его защитнику сообщили, что Васильева присутствует на заседании как «представитель совета палаты без права голоса».

Тогда Беньяш и Пиховкин попросили объяснить, почему среди членов комиссии находится судья Краснодарского краевого суда Галина Юрчевская. «На момент заседания на сайте адвокатской палаты представителем крайсуда в комиссии был указан совсем другой человек. А состав комиссии утверждается на два года, – пояснил “Улице” Александр Пиховкин. – Создалось впечатление, что госпожа Юрчевская оказалась в то утро в комиссии неожиданно для неё самой – поэтому мы попросили председателя подтвердить её полномочия. Довольно категорично нам в этом было отказано – и это только подтвердило наши опасения о том, что на момент заседания вопрос нового члена никак не был урегулирован». Согласно протоколу, Беньяшу ответила Светлана Васильева – несмотря на отсутствие «права голоса». Она заявила, что Юрчевская «подтвердила свои полномочия адвокатской палате Краснодарского края путём направления из Краснодарского краевого суда письма о том, что она назначена в Квалификационную комиссию». Интересно, что сейчас на сайте палаты именно Юрчевская названа представителем судебной власти в комиссии. Как убедилась «Улица», на момент заседания там был указан судья Сергей Свашенко.

Дальше Беньяш и Пиховкин ходатайствовали о проведении заседания в открытом виде. Однако комиссия им отказала – член АП Краснодарского края Дмитрий Голиков заявил, что «оснований для проведения открытого заседания не усматривается». Тогда Беньяш потребовал удалить из зала представительницу аппарата палаты Тупихину – напомнив, что она не является членом квалифкомиссии, а значит, не может присутствовать на закрытом заседании. Хотя он обращался к членам комиссии, ответ вновь дала президент палаты. Васильева пояснила, что Тупихина является «членом комиссии по должности», выполняя функции её секретаря. Это удивило Беньяша и Пиховкина – ведь ещё в начале заседания ответственным секретарём комиссии был адвокат Жан Аксёнов. «Ответственный секретарь и секретарь квалификационной комиссии – это две разные должности», – не сдавалась Васильева. Но этот раунд завершился победой защиты – Тупихина всё же покинула зал.

Следующий вопрос Пиховкина тоже касался двух членов комиссии – представителей Минюста. Но в этот раз претензии защиты были гораздо серьёзнее. Александр Пиховкин указал, что член комиссии Антон Зазуля участвовал в ведомственном осмотре Telegram-канала Беньяша – и материалы этого осмотра легли в основу представления. А его коллега Игорь Бабаев является непосредственным руководителем чиновника, который подписал письмо Минюста в палату. Михаил Беньяш назвал это конфликтом интересов.

Адвокат Михаил Беньяш

В коллегиальный орган, который должен быть беспристрастным, входят два человека, которые представляют заявителя. Таким образом, у нас и обвинение, и орган, разбирающий это представление, совпадают. Это неправильно, это вкладывает глубочайший порок в само рассмотрение.

Пиховкин предложил прекратить производство по делу. Беньяш сказал, что согласен на лишение чиновников Минюста права голоса. Однако оба этих предложения не нашли понимания у членов квалифкомиссии – и защита получила отказ.

«Обвините меня, чтобы я мог защищаться!»

Следующее ходатайство защиты было связано с «иноагентским» спором Михаила Беньяша и Минюста. Напомним, 28 октября адвокат был объявлен «иностранным агентом». В ноябре Беньяш обжаловал это решение Минюста – а 9 декабря ведомство обратилось в краснодарскую палату с просьбой лишить его статуса адвоката. «Хронология приведённых событий такова, что не оставляет сомнений – претензии регионального органа Министерства юстиции РФ к адвокату Беньяшу возникли только после его обращения с иском к министерству юстиции, – заявил Александр Пиховкин. – Очевидно, что представление является реакцией на предъявленный к нему иск и избранной министерством формой защиты от иска». Защитник попросил комиссию приостановить рассмотрение «дисциплинарки» до того, как суд вынесет решение по «иноагентскому» иску Беньяша к Минюсту.

«Есть ли у вас ещё ходатайства, чтобы мы рассмотрели все сразу?» – спросил его председатель «квалифки» Дмитрий Голиков. Но Пиховкин ответил, что «сам будет принимать решение» относительно порядка подачи ходатайств. В итоге комиссия решила не ждать решения суда и продолжить рассмотрение дела. И стороны, наконец, перешли к изучению представления Минюста.

Защита заявила, что в документе «за общими фразами и цитатами [из] законов не указано», как именно Беньяш нарушил Кодекс этики и профильный ФЗ. По мнению Пиховкина, ведомство «возлагает функции по сбору доказательств и формулированию обвинения» непосредственно на квалификационную комиссию. Поэтому он вновь попросил прекратить разбирательство. Беньяш поддержал его аргументы – и заявил, что «представление [Минюста] неконкретно».

Адвокат АП Краснодарского края Михаил Беньяш

Когда я сел писать объяснение, то понял: чтобы ответить на те или иные претензии в мой адрес, я должен включать фантазию. Я не хочу предполагать – я хочу знать, в чём меня обвиняют конкретно. Обвините меня, чтобы я мог защищаться! Сейчас я не могу защититься.

В своей речи Беньяш предположил, что чиновники хотят «стравить» его и адвокатское сообщество. «Меня и так “травят” уже четыре года, – посетовал он. – Если это дело [потом] уйдёт в суд, я буду вынужден защищаться [от наказания палаты]. Я вынужден буду самостоятельно давать [в суде] анализ вашему решению, выражениям, которые вы мне будете вменять. Не заявителю – а квалификационной комиссии, принявшей на себя функции обвинения. [...] Не допускайте, чтобы нас с вами стравили, тем более вот таким представлением». Но квалификационная комиссия снова ответила отказом.

Александр Пиховкин заявил, что у него больше нет ходатайств. И напутствовал комиссию: «Несмотря на то, что в удовлетворении [ходатайств] отказано, мы ещё находимся на развилке. Ещё не совершены те решения, от которых впоследствии может стать кому-нибудь неловко».

«За то, что я защищал людей, меня называют нигилистом»

Комиссия перешла к объяснениям Беньяша. Для начала адвокат отметил: в документе Минюста упоминается факт его административного ареста. Напомним, в 2021 году Ленинский районный суд Краснодара назначил Беньяшу пять суток по «митинговой» ч. 2 ст. 20.2 КоАП. По мнению суда, адвокат призывал к участию в несанкционированной акции протеста. Сам Беньяш утверждал, что его пост имел другой смысл – он призывал коллег оказывать юридическую помощь людям, которых задержат на митингах. И теперь, два года спустя, Беньяш заявил квалифкомиссии, что не был согласен с организаторами акции, но считал необходимым оказывать поддержку рядовым участникам митингов – поскольку понимал, что «их будут избивать и сажать».

«Вы можете, конечно, говорить, что в этом есть дисциплинарный проступок, – сказал Беньяш членам комиссии. – Я защищал людей. За это меня чуть не искалечили. У меня в квартире два раза проводили обыски. За то, что я защищал людей, меня называют нигилистом». Наконец, адвокат добавил, что с того ареста прошло уже два года. И если те его действия и подпадают, по мнению членов комиссии, под дисциплинарную ответственность – то срок её всё равно истёк.

«Если судья хочет немножко абсурда – он его получит»
Адвокат Михаил Беньяш – о своём задержании, защите активистов и жажде диалога с палатами

Дальше Беньяш отметил, что Минюст упомянул составленный в отношении него протокол о «дискредитации» армии (ст. 20.3.3 КоАП). Адвокат напомнил комиссии, что это дело было прекращено. «Получается, я невиновен, – констатировал Беньяш. – И я не понимаю, как мои добросовестные поступки могут ставиться мне в вину».

Адвокат не стал скрывать, что в отношении него рассматривается ещё одно дело о «дискредитации» (к моменту заседания комиссии суд ещё не вынес решения; Беньяш был признан виновным лишь в феврале. – «АУ»). Но заявил, что в его действиях нет ничего непрофессионального: «Избрать антивоенную позицию – в этом нет нарушения этики».

«Как любой мужчина Российской Федерации»

Дальше Беньяш перешёл непосредственно к своим публикациям в Telegram-канале. Адвокат вновь подчеркнул, что претензии в его адрес сформулированы неконкретно – и ему непонятно, в чём именно, по мнению Минюста, состоит нарушение адвокатской этики и закона. Поэтому он решил зачитать перечисленные в представлении посты – и доказать, что в них нет ничего противозаконного и неэтичного.

Судя по протоколу, это решение вызвало раздражение у президента палаты Светланы Васильевой.

Светлана Васильева: Вы зачем это читаете, Михаил Михайлович? У нас же не литературный кружок.

Михаил Беньяш: Нет, это литературный кружок. [Я читаю это] по той причине, что вы мне ставите это[т текст] в вину.

Светлана Васильева: Совет палаты вам пока точно ничего не ставит в вину. Я тут присутствую как представитель совета. Я пытаюсь понять – вы кому это читаете?

Михаил Беньяш: Для [квалификационной] комиссии. Мне сказали: “Михаил Михайлович, дайте объяснение”. Я дал объяснение.

В диалог вмешался адвокат Александр Пиховкин. Он признал, что в этой ситуации действительно нет необходимости погружаться в тексты – поскольку представители Минюста не сформулировали, что именно в этих публикациях несовместимо со статусом адвоката. «Вы начинаете свою защитительную речь с оборота “если”, – обратил внимание доверителя Пиховкин. – Вы не должны и не имеете права предполагать, что вам вменяется».

Член АП Краснодарского края Борис Рощинский внезапно спросил Беньяша, использует ли тот нецензурную брань в своём канале – и присутствует ли в названии канала слово «адвокат». Беньяш ответил, что был вынужден добавить упоминание профессии в название канала, так как «иноагентское» законодательство требует указывать читателям род его занятий. Ненормативную лексику же Беньяш использует «как любой мужчина Российской Федерации» – но не в ходе профессиональной деятельности. «В моём Telegram-канале есть резкие высказывания, – признал адвокат. – Но я хотел бы, чтобы конкретно каждое высказывание в представлении соотносилось с нормой КПЭА – а я мог бы дать по ним своё объяснение. Сейчас такой возможности я лишён».

«Кроме корпорации, адвоката некому защитить»

После недолгого перерыва квалификационная комиссия продолжила обсуждать публикации в Telegram. Так, Борис Рощинский процитировал одну из записей**, упомянутых в представлении Минюста. «Цитируем публикацию Беньяша от 6 октября 2022 года, – начал он. – “…О той самой адвокатуре с несменяемыми и никем не выбираемыми президентами”. Вы это писали?»

В ответ Беньяш попросил указать, «какую норму Кодекса профессиональной этики адвоката он этим нарушил» – и спросил, есть ли в этих словах «правовой нигилизм». Судя по протоколу, ответа на эти вопросы он не получил.

Адвокат Михаил Беньяш

Я написал про несменяемость президентов. А разве такой проблемы нет в Российской Федерации? Вполне есть. Я же правду сказал. Правдой нельзя оскорбить.

В конце заседания защитник выступил с короткой речью – в которой заявил, что «дисциплинарка» является продолжением давления на него. Беньяш напомнил, что в России всего четыре адвоката признаны «иностранными агентами», и он – один из них.

«Я стараюсь защищать интересы сообщества, – сказал Беньяш. – Потому что нельзя адвокатов делать “иноагентами” за то, что они адвокаты. Нельзя бить адвоката за то, что он адвокат. Нельзя обыскивать за то, что он адвокат».

После этого он покинул зал, чтобы члены комиссии могли вынести решение. В итоге они признали нарушения этики всего в двух публикациях Беньяша. Первая** – та самая, которую на заседании упомянул Борис Рощинский. Во второй** Беньяш негативно высказался о Минюсте после внесения его в реестр «иностранных агентов». В остальных пяти публикациях, вызвавших претензии Минюста, комиссия нарушений не усмотрела. Теперь её выводы будет оценивать совет палаты – где президент АП Краснодарского края Светлана Васильева будет присутствовать уже с правом голоса. Заседание назначено на 17 февраля.

Сам Беньяш ожидает, что его лишат статуса. Он рассказал «Улице», что зарегистрировался как делегат на краевую конференцию адвокатов, которая назначена на 18 февраля: «И в тот же день [после регистрации делегатом] мне сообщили, что совет будет проходить 17 числа – то есть за день до конференции». Беньяш отметил, что попросил предоставить протоколы заседаний совета для подготовки к конференции – однако в палате ему сообщили, что ответят на эту просьбу в течении 30 дней. «Из этого я делаю вывод, что протоколы не дадут, а 17 числа меня лишат статуса», – заключил он.

«Михаил Беньяш – пассионарный, порой резкий, но при этом высококлассный, искренний и преданный профессии адвокат, – заявил “АУ” его защитник Александр Пиховкин, – Очевидно, что происходящее с ним не имеет отношения к формальным претензиям, которые ему предъявляются. Адвокатская корпорация не вправе принимать на себя роль инструмента для сведения счётов с адвокатом. Кроме корпорации, адвоката некому защитить. И адвокат вправе на такую защиту рассчитывать. Исход дисциплинарного производства по делу Михаила Беньяша – та самая гиря из стихотворения Галича. Решение по Беньяшу станет знаковым для адвокатуры в любом случае».

Редакция «Улицы» направила запрос в АП Краснодарского края, но пока не получила ответа.

* Внесён в реестр «иноагентов».

** Ссылка на соцсети «иноагента».

Автор: Кирилл Капитонов

Редактор: Александр Творопыш

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.