31.07.2021

«Крепость» не препятствие для адвоката

«Крепость» не препятствие для адвоката «Крепость» не препятствие для адвоката

Полицейские не смогли убедить суд в распространении спецплана на защитников

Иллюстрация: Ольга Аверинова
Процесс
Штурм «Крепости»

Симоновский районный суд Москвы опубликовал решение по недопуску адвоката Марии Эйсмонт в ОВД «Даниловский». В прошлом году её не пустили в отдел со ссылкой на введение плана «Крепость». В «мотивировке» подчёркивается, что полицейские не убедили суд в распространении «крепостных» ограничений на адвокатов, прибывших оказывать юридическую помощь задержанным. Представитель Эйсмонт, адвокат Александр Мальцев, надеется, что решение устоит в следующих инстанциях – и это позволит предотвратить злоупотребления «Крепостью» со стороны полицейских. Но сама Эйсмонт настроена не так оптимистично. Она уверена, что недопуски будут продолжаться, пока полицейские вправе произвольно не пускать защитников в ОВД – а адвокаты не могут этому помешать.

П оздно вечером 15 июля 2020 года адвокат Мария Эйсмонт прибыла в ОВД «Даниловский». Там находились трое её подзащитных, ранее задержанных на протесте против изменения Конституции. Но адвоката не пустили в отдел полиции – сотрудники сослались на введение плана «Крепость». При этом полицейские и гражданские продолжали проходить в отдел и выходить из него. Эйсмонт пришлось ночевать в машине; в ОВД её пропустили лишь рано утром. К тому времени в отделе остался лишь один задержанный; остальные согласились подписать документы без адвоката.

Осенью 2020 года Эйсмонт и юристы Института права и публичной политики* подготовили три иска в Симоновский районный суд Москвы. Эйсмонт и её подзащитные просили признать незаконными как введение плана «Крепость», так и недопуск защитницы со ссылкой на это обстоятельство.

Судья Хызыр Муссакаев объединил три иска в одно производство и стал тщательно разбираться в произошедшем. Судья разрешил истцам допросить свидетелей и согласился истребовать с ответчика три «крепостных» приказа МВД с грифом «ДСП». В какой-то момент Муссакаев даже попросил включиться в процесс столичный главк. В итоге суд частично удовлетворил иск и признал незаконным отказ сотрудников полиции допустить адвоката – но не увидел нарушения в введении спецплана.

Судья не поверил полицейским

Вчера на сайте суда появилась «мотивировка» решения. Судья Муссакаев напомнил о том, что право на защиту закреплено Конституцией – и оно не может быть ограничено. По Закону об адвокатуре защитник вправе беспрепятственно встречаться со своим доверителем. КоАП же предполагает возможность задержанного пользоваться помощью защитника с момента возбуждения дела об административном правонарушении.

Судья изучил представленные защитой записи с камер видеонаблюдения и согласился, что во время введения «Крепости» отдел полиции работал в обычном режиме. «На территории ОВД перемещаются лица в гражданском, подходят ко входу в ОВД, также по территории ОВД прогуливаются люди, группа лиц стоят и курят у входа в ОВД», – заметил он.

Между тем в «крепостное» время с задержанными проводились процессуальные действия: в отсутствие адвоката у них брали объяснения, составляли протоколы. Об этом суду рассказали подзащитные Эйсмонт. По их словам, они просили допустить к ним защитницу – но полицейские сообщили, что в ОВД введён план «Крепость» и никого в отдел не пустят. Судья Муссакаев доверился этим показаниям, «поскольку они последовательны, не противоречивы, согласуются с иными собранными по делу доказательствами».

Зато суд скептически отнёсся к словам допрошенных в заседании полицейских. Один их них говорил, что «Крепость» ввели из-за столпившихся рядом с ОВД родственников задержанных, «которые пытались пройти без предъявления документов и прохождения процедуры досмотра». Другой – что «поступила информация, что кто-то может попытаться освободить задержанных». При этом полицейские называли разное время введения спецплана. Говоря о недопуске адвоката, дежуривший в тот день на КПП сотрудник заявил, что Эйсмонт якобы не предоставила ордер. Правда, затем добавил, что если бы она его показала, её всё равно не пустили бы из-за «Крепости». Другой полицейский сказал, что задержанные не писали ходатайств о допуске защитницы. В итоге судья указал, что эти показания «противоречат иным собранным по делу доказательствам и не могут быть положены в основу судебного решения».

Несмотря на эти противоречия суд всё же признал законным решение о введении «Крепости» – поскольку оно «было направлено на противодействие терроризму и обеспечение безопасности и антитеррористической защищённости объектов отдела». Напомним, согласно рапорту полицейских, угрозу для отдела представляло «скопление граждан не менее 20 человек», пытавшихся передать еду и воду, а также «лица, представлявшиеся адвокатами».

Вместе с тем судья посчитал, что представители ОВД «Даниловский» и ГУВД не смогли доказать, что «крепостные» ограничения распространяются на адвокатов. А в предоставленных выдержках из ДСП-приказов ничего о защитниках не говорится.

Решение Симоновского районного суда

Административными ответчиками не было предоставлено доказательств суду, из которых можно было бы сделать вывод о том, что введённые планом «Крепость» ограничения распространялись и на вход в здание адвокатов для оказания квалифицированной юридической помощи задержанным.

В итоге судья решил, что в случае с Эйсмонт «Крепость» не могла быть основанием для её недопуска в ОВД. Во-первых, адвокат прибыла для защиты задержанных – и с ними уже проводились процессуальные действия. Во-вторых, во время действия спецплана в отдел полиции проходили другие гражданские – «соответственно, план “Крепость” не ограничивал доступ всех лиц в здание ОВД».

«Недопуски будут продолжаться»

В суде интересы Эйсмонт представлял адвокат Александр Мальцев. В целом он положительно оценил решение. «Самое главное – суд согласился с нашей позицией о том, что введение плана “Крепость” не может препятствовать получению задержанными квалифицированной юридической помощи и, соответственно, адвокат должен быть к ним допущен», – отметил он.

Между тем 24 июня представители УВД по ЮАО г. Москвы подали апелляционную жалобу на решение Симоновского суда. Но Мальцев полагает, что у полицейских мало шансов на успешное обжалование. «Суд очень детально рассмотрел дело: обозрел все видеозаписи, которые мы приобщили к материалам дела, заслушал всех свидетелей и сделал однозначный вывод: план “Крепость” не препятствие для допуска адвокатов в отдел полиции, – подчеркнул адвокат. – Изменение решения означало бы иную правовую оценку самого статуса плана “Крепость”, что вступит в прямое противоречие со статьёй 48 Конституции и имеющейся правовой позицией Второго кассационного суда». Напомним, 2КСОЮ указал на формальность, с который суды подошли к рассмотрению похожего спора между адвокатом Марией Эйсмонт и ОВД «Аэропорт» – и фактически написал инструкцию, как следует рассматривать подобные дела.

Мальцев уверен, что решение Симоновского суда может помочь другим защитникам в борьбе с «Крепостью».

Адвокат Александр Мальцев

Если решение будет закреплено апелляционной и кассационной инстанциями, оно может стать хорошим «прецедентом» для последующего обжалования недопуска адвокатов и предотвращения аналогичных злоупотребления со стороны отделов полиции.

Однако сама Мария Эйсмонт настроена не так оптимистично: она не верит, что решение Симоновского суда «хоть как-то отразится на положении адвокатов». «У нас же десятки недопусков за последний год. Если бы были десятки судебных решений [о незаконности недопуска адвоката со ссылкой на “Крепость”], если бы это стало судебной практикой, то, может быть, можно было бы надеяться», – объяснила она. Кроме того, адвокат указала и на возможность обхода позитивных позиций суда: «Если они не будут вводить план “Крепость”, а просто скажут: “Ожидайте, к вам выйдут”. И ты будешь стоять, ждать – в том числе зимой под снегом, под ветром, хоть час, хоть два, хоть пять. А тебе: “Одну минутку, просто начальник занят, сейчас всё будет”. И тишина».

Адвокат Мария Эйсмонт

Пока одна сторона считает себя вправе абсолютно произвольно не пускать защитников в отдел полиции, а другая сторона не обладает ресурсом, чтобы этому помешать, такие недопуски будут продолжаться.

«Это решение может повлиять только на судью Муссакаева – добавляет адвокат. – Он станет известным благодаря вменяемому, аргументированному, хотя и довольно очевидному решению. Тогда как многие его коллеги принимают безумные и неаргументированные решения из разряда “потому что гладиолус”. С этой точки зрения хорошо, что находятся судьи, которые на сегодняшний день ещё могут утверждать именем Российской Федерации очевидное, разумное и правовое».

*внесён в реестр иноагентов

Автор: Юрий Слинько

Редактор: Екатерина Горбунова

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.