15.10.2020

Карантин не помеха свиданиям

Карантин не помеха свиданиям Карантин не помеха свиданиям

Суды подтвердили право адвоката на встречу с тяжелобольным подзащитным во время пандемии

Иллюстрация: Ольга Аверинова
Процесс
Защита в условиях пандемии

Две судебные инстанции в Екатеринбурге встали на сторону адвоката Романа Качанова в его споре с тюремной больницей и УФСИН Мордовии. Защитник подал иск из-за того, что его не допустили к тяжелобольному доверителю, сославшись на карантинные ограничения. В июне суд первой инстанции подтвердил, что право на свидание с адвокатом не может быть ограничено «коронавирусными» актами. Управление ФСИН Мордовии подало жалобу – но вчера апелляция поддержала суд первой инстанции.

А двокат Роман Качанов защищает тяжелобольного Илью Романова – «Улица» подробно рассказывала историю осуждённого. Он отбывал наказание в ИК-17 республики Мордовия и 24 октября 2019 года в штрафном изоляторе перенёс инсульт. Правую сторону его тела парализовало, Романов стал плохо говорить, страдать от нарушений памяти, перестал самостоятельно передвигаться. Ситуация усугублялась тем, что он и до инсульта имел инвалидность – у Романова отсутствует левая кисть. Таким образом, частичный паралич сделал человека фактически беспомощным в условиях заключения.

Администрация колонии не проинформировала родных о произошедшем; жена Романова узнала о ситуации из неофициальных источников. Мужчину перевели в подведомственную ФСИН больницу №2 в поселке Барашево. К нему не пускали ни родственников, ни адвокатов: сотрудники ЛПУ-21, на территории которого находится больница, заявляли, что встреча может состояться исключительно в комнате для свиданий – куда тяжелобольной мужчина физически не мог дойти. Адвокаты пытались объяснить, что они требуют встречи с подзащитным не как родственники. «Адвокатское свидание…может состояться где угодно… Если осуждённый не может выйти, то я могу самостоятельно прийти к нему и поговорить с ним, где бы он ни находился, а администрация обязана мне такую возможность обеспечить», – объяснял тогда Роман Качанов. Тем не менее, его позиция не была услышана администрацией учреждения.

Защитники Романова предприняли множество процессуальных действий, чтобы попасть к нему: они жаловались в Росздравнадзор, прокуратуру и в суды, в том числе Европейский. Именно срочное обращение в соответствии с Правилом 39 Регламента ЕСПЧ и помогло адвокату Качанову через 20 дней всё же попасть к доверителю. К этому времени защитник уже подал иск на недопуск. Роман Качанов попросил суд признать незаконными действия учреждений ФСИН – и обязать их обеспечить свидание. Он напомнил о недопустимости воспрепятствования деятельности адвоката и конституционном праве его доверителя на защиту. Защитник также указал, что в законодательстве нет требований к месту свидания.

Ответчики с Качановым не согласились и заявили, что встречи должны проходить в комнате для свиданий – а «свидание с осуждённым адвокату предоставляется в том случае, если осуждённый в состоянии самостоятельно на это свидание прибыть». Они также указали, что встречи с защитником могут предоставляться только по заявлению осуждённого, но «ни устного, ни письменного заявления» от Романова не поступало. Однако Октябрьский районный суд Екатеринбурга не согласился с тюремным учреждением и в январе вынес решение в пользу адвоката. Среди прочего, суд подчеркнул, что тяжёлое состояние не может быть основанием для отказа осуждённому в свидании с адвокатом.

Это решение было одной из многих процессуальных побед, которых добились близкие и защита Ильи Романова. Чтобы освободить его от дальнейшего отбывания наказания по состоянию здоровья, им пришлось подавать многочисленные жалобы и ходатайства, обращаться в ЕСПЧ, привлекать внимание СМИ и организовывать акции протеста. Этот тяжелейший процесс длился 7 месяцев, которые подробно описала «Улица».

«Нам всё это время врали фсиновские медики»
Для освобождения парализованного заключённого понадобилось шесть месяцев борьбы

Несмотря на январское решение суда, Качанов вновь столкнулся с недопуском к подзащитному – уже перед ключевым слушанием по поводу актировки Романова.

30 марта Качанов прибыл к доверителю в ЛПУ-21 УФСИН. Адвокат планировал согласовать с ним позицию, а также получить подтверждение, что тот не против проведения судебного заседания без него. Однако защитнику было отказано в свидании – на этот раз из-за «коронавирусных» ограничений. Сотрудники пояснили, что предоставление свиданий приостановлено постановлением главного санитарного врача ФСИН. «Я даже заявление написал, что буду в маске, в перчатках. Что свидание будет длиться не более 20 минут, на расстоянии двух метров. Всё равно отказали», – рассказывал тогда Качанов. Несмотря на то, что 31 марта суд всё же освободил Илью Романова, адвокат решил обжаловать очередной недопуск.

В середине апреля адвокат подал административный иск, попросив суд признать незаконным отказ врио начальника ЛПУ-21 в свидании с подзащитным. В заявлении адвокат Качанов пояснил, что карантинные меры касаются встреч с родственниками – и не могут лишать человека встречи с защитником. Он также сослался на решение Верховного суда от 6 июня 2014 года, в котором норма, ограничивающая право на юридическую помощь при карантине и по другим санитарно-эпидемиологическим основаниям, признана незаконной.

Сам врио начальника в суд не явился. Зато свои возражения на иск предоставили ЛПУ-21 и управление ФСИН по Мордовии (привлечённое в процесс в качестве заинтересованного лица). Правда, они лишь повторили причину отказа в свидании – распоряжения главврача ФСИН. Октябрьский районный суд Екатеринбурга аргументацией тюремных учреждений не впечатлился – и 29 июня признал отказ в свидании неправомерным, во всём согласившись с адвокатом.

Не удовлетворившись таким решением, мордовское УФСИН подало апелляционную жалобу. Ведомство снова указало, что постановления главного санитарного врача ФСИН не регулируют порядок доступа адвокатов к осуждённым. Кроме того, управление использовало старый довод о том, что тяжелое состояние Романова не позволяло ему дойти до комнаты для свиданий – а допуск защитника в палату не предусмотрен законодательством. В условиях пандемии и с учётом «коронавирусных» ограничений отказ допустить Качанова в тюремную больницу был правомерен, заключило управление.

Адвокат в разговоре с «Улицей» назвал аргумент о невозможности Романова присутствовать в комнате для свиданий «несостоятельным» – ведь сотрудники учреждения вполне могли помочь мужчине добраться туда. В возражениях на жалобу адвокат также отмечает, что до 30 марта ему неоднократно предоставлялись свидания с осужденным – «как в палате, так и в иных помещениях». Романова доставляли на встречу с защитником в инвалидной коляске. Качанов считает указанные Мордовским УФСИН основания для отказа в свидании «заведомо незаконными и, более того, дискриминационными». Говоря о карантинных ограничениях, защитник был вынужден повторить, что они не касаются адвокатов.

По словам Качанова, на апелляционном заседании в Свердловском областном суде были только он и судья. Адвокат рассказал, что судья внимательно выслушал его доклад, а затем ушёл в совещательную комнату. Вернувшись через 10 минут, судья огласил резолютивную часть решения – в пользу защитника. «Мотивировка» будет готова позже.

Роман Качанов назвал решение областного суда «ожидаемым», заявив, что его недопуск к подзащитному был «абсолютно незаконен». Он также напомнил, что по закону УФСИН Мордовии может обжаловать решение в следующей инстанции – хотя сомневается в реализации ими этого права: «В кассацию, скорее всего, не пойдут». «Улица» не смогла получить оперативный комментарий по этому поводу у Мордовского УФСИН – но отправила письменный запрос.

Между тем сам Качанов планирует обратиться к тюремному ведомству с новым иском. «Теперь я буду подавать иск о компенсации морального и материального вреда к государству в лице ФСИН России», – приводит его слова фонд «Общественный вердикт», при содействии которого адвокат вёл дело о недопуске.

Пресс-секретарь фонда Олег Новиков сообщил, что принятое Октябрьским судом решение может сподвигнуть адвокатов и юристов чаще использовать в схожих случаях механизм обжалования. Он подчеркнул, что это дело действительно очень важное, так как случаи «надуманного отказа» во встрече с подзащитным нередки.

Обновление от 16 октября (09:46): добавлены информация про иск о компенсации и комментарий Олега Новикова.

Автор: Ольга Лукьянова (ИД «Коммерсантъ»)

Редактор: Екатерина Горбунова, Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.