23.06.2020

Адвокат добился отмены отвода

Адвокат добился отмены отвода Адвокат добился отмены отвода

Суд посчитал незаконным отвод ещё не допрошенного защитника

Иллюстрация: Вера Демьянова

Головинский суд Москвы встал на сторону пермского адвоката Ильи Дёмина, который оспаривал постановление столичного следователя об отводе. Сотрудник МВД объяснял свои действия планами допросить защитника в качестве свидетеля, но не прислал повестку и не обратился за разрешением в суд. Пермская и московская адвокатские палаты назвали такие действия абсурдными и указали, что у следователя нет даже формальных оснований для отвода. Вчера суд согласился с ними. «Улица» рассказывает, как прошло заседание.

«Постановление следователя не выдерживает критики»

Н едавно «Улица» подробно рассказывала о том, какие события привели к отводу адвоката Ильи Дёмина. В начале января московский следователь МВД Денис Евтеев возбудил уголовное дело в отношении «неустановленных лиц». Их обвинили в организации незаконного отзыва исполнительных листов о взыскании задолженности c компании, акции которой принадлежали N – подзащитному Дёмина. Следствие считает, что право на задолженность было передано третьей организации, поэтому отзыв документов повлёк для неё ущерб в размере более миллиона рублей. Адвокат настаивал, что этот вопрос ранее уже был разрешён в арбитражном процессе: суды трёх инстанций установили, что никаких нарушений при отзыве исполнительных листов не было.

В апреле к N пришли с обыском, а затем увезли на допрос. В ходе следственного действия Евтеев представил «ответ» из Центробанка, который, по словам адвоката, просто не может существовать. Позже он получил этому подтверждение у ЦБ и пожаловался на возможную фальсификацию следствия. После этого, 12 июня, следователь отвёл защитника – он заявил, что «планирует» допросить его в качестве свидетеля о событиях предыдущего арбитражного процесса. Адвокат не смирился с отводом и подал жалобу в суд в порядке ст. 125 УПК.

Защитник сообщил суду, что следователь отвёл его «исходя из того, что имеет намерение вызвать» его на допрос. Но по Закону об адвокатуре участие защитника в качестве свидетеля по делу должно предшествовать отводу, а не наоборот, указал Дёмин. Однако он до сих пор не был вызван в качестве свидетеля и соответствующей повестки не получал. Кроме того, сначала нужно было получить санкцию суда на допрос адвоката, чего сотрудник МВД не сделал. Также Дёмин указал, что не участвовал в предыдущих арбитражных процессах: сведения, о которых следствие планирует его допросить, были получены им уже позже – в рамках оказания юридической помощи своему доверителю. Следовательно, они являются адвокатской тайной. Илья Дёмин связал свой отвод с активной позицией по делу и попросил суд признать отвод незаконным, отменив соответствующее постановление.

Комиссия по защите прав адвокатов АП Пермского края в своём заключении подтвердила, что Дёмин не может быть допрошен и следствие не имеет «даже формальных оснований для его отвода». Столичная палата по просьбе Дёмина оказала ему консультационную помощь. В АП Москвы отметили, что «постановление следователя не выдерживает критики». «Оно абсурдно. Планирование допроса адвоката в неопределённой перспективе не может служить основанием для отвода», – заявил председатель комиссии по защите прав адвокатов АП Москвы Роберт Зиновьев.

«Я не психолог и не священник – я адвокат»

Вчера Головинский суд Москвы рассмотрел жалобу адвоката на постановление об отводе, которую он подал 16 июня в порядке ст. 125 УПК. Это нечастый случай: как уже писала «Улица», по закону такая жалоба должна быть рассмотрена в течение пяти суток, но на практике суды редко соблюдают срок. В разговоре с «АУ» Дёмин пояснил, что смог добиться скорого рассмотрения жалобы своей настойчивостью. «Во-первых, я пошёл лично её подавать, чтобы было быстрее. Во-вторых, я постоянно звонил в канцелярию, а потом помощнику судьи. Я объяснял, что жалобу нужно рассмотреть оперативно, потому что следователь снова хочет допросить моего доверителя, а мне нужна какая-то правовая определённость, – рассказал защитник. – В день отвода следователь обещал вызвать моего доверителя на допрос уже 22 июня (в день рассмотрения жалобы – «АУ»). Правда, в итоге не вызвал – думаю, из-за поступившей жалобы».

По словам Дёмина, перед заседанием он получил возражения следователя Дениса Евтеева (есть у «АУ»). В документе среди прочего содержится необычное утверждение.

Следователь МВД Денис Евтеев

Границы свидетельского иммунитета адвоката (адвокатская тайна) подразумевают то, что предметом допроса адвоката в качестве свидетеля не может быть информация о частной жизни, конфиденциально доверенная лицом только ему в целях собственной защиты.

А следователь, судя по возражениям, планирует допросить адвоката о событиях гласного судебного процесса. Якобы защитнику о них что-то известно, потому что он оказывал юридическую помощь компании, акциями которой владел его нынешний доверитель. Более того, по мнению следователя, оказание юридической помощи компании, принадлежавшей N, противоречит интересам самого N. Евтеев полагает, что доверитель Дёмина действовал вопреки интересам своей компании. «Беря на себя защиту интересов N, адвокат Дёмин искусственно создает препятствия его допросу в качестве свидетеля», – делает вывод Денис Евтеев.

Хотя сам следователь пришёл в суд, он не остался на заседание, запись которого имеется в распоряжении редакции. По словам Дёмина, сотрудник «заглянул к судье, пару минут там пробыл и вышел». Позже, уже в процессе, судья Игорь Яковлев пояснил, что следователь попросил рассмотреть жалобу в его отсутствие. «Очень жаль, были к нему вопросы», – посетовал адвокат. «Не хочет отвечать на ваши вопросы, очевидно…», – предположил судья.

Дёмин не стал возражать против отсутствия следователя. Он попросил приобщить к материалам дела заключение пермской Комиссии по защите прав адвокатов, в котором говорится о незаконности отвода. Он также повторил доводы, указанные им в жалобе, и ответил на заочное возражение Евтеева.

Адвокат напомнил, что не имеет отношения к судебным процессам, о которых его хочет допросить следователь – он узнал о них уже от доверителя, в рамках текущей защиты. «Как очевидцу мне ничего не известно», – подчеркнул он. Комментируя доводы следователя о конфликте интересов, Дёмин заметил, что позиции N и компании, акциями которой он владел, не противоречат друг другу. Более того, арбитражные суды уже решили вопрос, который расследуется теперь в рамках уголовного дела. «Следователь прямо указывает, что хочет допросить меня в связи с оказанием мной юридической помощи, что прямо запрещено законом, – отметил адвокат. – Рассуждает почему-то о границах свидетельского иммунитета… Указывает, что [адвокатская тайна охраняет] только данные о частной жизни. Я не психолог и не священник – я адвокат… Любые сведения, сообщенные мне в ходе оказания юридической помощи, являются адвокатской тайной».

Адвокат Илья Дёмин

Отвод мне был заявлен в связи с подачей мной жалобы [о возможной фальсификации ответа из Центробанка]. Я считаю, что это злоупотребление процессуальными правами со стороны следователя и его попытка выдавить активного адвоката из дела.

Прокурор в процессе коротко поддержала следователя. Она заявила, что «основания для отвода адвоката имеются» и попросила не удовлетворять жалобу адвоката. После чего судья ушёл в совещательную комнату.

«Справедливо, обоснованно и ожидаемо»

Вернувшись, судья Игорь Яковлев огласил постановление (есть у «АУ»). Он заметил, что проведение следственных действий в отношении адвоката допускается только на сновании судебного решения – а такое в отношении Ильи Дёмина не выносилось. Суд подчеркнул, что намерение следователя в дальнейшем допросить адвоката в качестве свидетеля основанием для отвода не является.

Судья Головинского суда Москвы Игорь Яковлев

Отвод данного адвоката как представителя интересов свидетеля N нарушил конституционное право последнего на защиту. Нарушение этого фундаментального права интересами уголовного судопроизводства оправдано быть не может.

Председатель комиссии по защите прав адвокатов АП Москвы Роберт Зиновьев назвал решение суда «справедливым, обоснованным и ожидаемым». «К сожалению, такого рода радости в последнее время стали для нас некой экзотикой. Но в данном случае нарушения, допущенные органом предварительного следствия, были столь очевидны, что не оставить их без какого-либо реагирования суд просто не имел возможности – это был бы заведомо неправосудный судебный акт», – отметил он в беседе с «АУ».

При этом председателя комиссии приятно удивила скорость рассмотрения жалобы. «Наш коллега не позволил придать рассмотрению своей обоснованной жалобы заведомо волокитный характер, как это часто бывает. И жалоба была рассмотрена в установленный законом пятидневный срок с момента подачи, – сказал он. – Мы ему посоветовали, образно выражаясь, бомбить суд своими напоминаниями о необходимости соблюсти установленные законом сроки. Объяснять, что все необходимые материалы приложены им к жалобе – и неявка в суд следователя, как это часто бывает, вовсе не является причиной для отложения жалобы».

В беседе с «Улицей» Дёмин добавил, что на практике первая инстанция редко признаёт отвод незаконным. Однако он также не удивлён решению суда: «Наша ситуация достаточно уникальная. Во-первых, меня отвели, не допросив. Во-вторых, мой доверитель в статусе свидетеля, а не подозреваемого или обвиняемого». Но адвокат возмущён позицией прокуратуры, которая поддержала следователя в суде. «Сначала прокуратура проигнорировала все ранее поданные мною жалобы, а затем ещё и поддержала в суде незаконный отвод. Это перебор» – заявил он.

Илья Дёмин считает, что злоупотребления в отношении защиты со стороны следствия прекратятся только в двух случаях: если прокуратура будет реагировать на них должным образом и если будет введена уголовная ответственность за воспрепятствование деятельности адвоката.

Автор: Екатерина Горбунова

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.