17.06.2020

«Ты сначала допроси, товарищ следователь»

«Ты сначала допроси, товарищ следователь» «Ты сначала допроси, товарищ следователь»

Как пермский адвокат борется с незаконным отводом

Иллюстрация: Вивиан Дель Рио

Пермский адвокат Илья Дёмин рассказал «Улице», с какими сложностями он столкнулся при работе со столичным следователем Денисом Евтеевым. Сначала сотрудник представил документ, которого, по словам адвоката, просто не может существовать. Затем следователь отвёл защитника, заявив, что планирует допросить его в качестве свидетеля. Дёмин подал жалобы на действия Евтеева, а также обратился в пермскую и московскую адвокатские палаты. В обеих АП назвали действия следователя незаконными и обещали помочь.

Уголовное дело после победы в арбитражном споре

В начале этого года, 23 января, старший следователь 4-го отдела СЧ по РОПД СУ УВД по САО ГУ МВД по Москве Денис Евтеев возбудил уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК (особо крупное или групповое мошенничество). Дело было возбуждено в отношении неустановленных лиц из числа руководителей и сотрудников двух компаний (по просьбе адвоката «Улица» не раскрывает их названия). Свидетелем по этому делу оказался N, акционер одной из компаний. Его адвокат Илья Дёмин считает, что уголовное дело стало продолжением арбитражных споров о праве на акции одной из организаций. «Улица» ознакомилась с решениями судов, которые в этих разбирательствах встали на сторону N. Адвокат представлял его интересы в апелляции. «Ключевой вывод, который сделали суды – то, что акционером с момента создания общества и вплоть до реорганизации был мой доверитель. Требования об отмене реорганизации и другие вытекающие из этого просьбы судом были отклонены», – пояснил Дёмин.

По словам адвоката, процессуальный противник его доверителя ещё во время арбитражного разбирательства обращался в правоохранительные органы с требованием возбудить дело в отношении N. «Было как минимум три попытки, следствие три раза опрашивало моего доверителя. На N оказывалось очень жёсткое давление, но спрашивали его о фактах, которые уже были предметом рассмотрения арбитражного спора. Он иногда ходил один, иногда с другим адвокатом, – рассказал Дёмин. – При этом опросы проводились в рамках проверок. Однако после того как мы выиграли арбитражный спор в апелляции (июнь 2019 года – “АУ”), следствие решило возбудить уголовное дело (январь 2020 года – “АУ”)».

Подделка как основание

По утверждению Ильи Дёмина, 21 апреля к его доверителю приехали с обыском: «Утром, в 6:30, в день рождения дочери – и к нему, и к его родителям. Затем N сказали, что его повезут в отдел и будут там разбираться, допрашивать. Во время поездки оперативники на него давили, мол, “ты лучше расскажи”, “мы всё знаем”». Адвокат утверждает, что в отделе на N начал давить уже следователь: «Он говорил: “У меня на тебя уже достаточно материала, чтобы тебя сейчас посадить. Рассказывай всё как есть или поедешь в СИЗО”. Мой доверитель сказал, что изолятор его не пугает – он готов давать показания, правда, с адвокатом. Он также напомнил, что его неоднократно вызывали, что ничего нового он сказать не может».

Дёмин был в Перми, поэтому попросил московского коллегу его заменить. Когда тот приехал к N, начался допрос. По словам Дёмина, в ходе допроса следователь Денис Евтеев показал некий документ из Центробанка, из которого следовало, что арбитражный суд вынес неверное решение – и акционером является процессуальный оппонент N.

Адвокат Илья Дёмин

Я сразу предположил, что это подделка. Стал тут же скидывать коллеге решения арбитражных судов и другие документы, в том числе заключения специалистов, которые говорили о том, что это фальсификат.

Но на все опровергающие документы следователь, по словам Дёмина, заявил, что суд запрашивал у Центробанка информацию о регистрации компании – а он якобы попросил у ЦБ документы о переходе прав на акции и о текущем акционере. При этом Евтеев, по утверждению адвокатов, не позволил сфотографировать документ. В итоге N не стали задерживать – он ушёл из отдела вместе с адвокатом.

Фальсификация и вмешательство

Илья Дёмин не поверил в подлинность представленного следователем документа. Поэтому через два дня после допроса он отправил адвокатские запросы (есть у «АУ») в несколько структур Центробанка. Он просил ведомство предоставить ту же информацию, которую якобы получил следователь, – в частности, сведения о составе акционеров компании и копии документов о переходе прав на акции. Уже через неделю, 30 апреля, ему пришёл ответ из департамента корпоративных отношений ЦБ (есть в распоряжении «Улицы»). «Банк России не располагает запрашиваемыми сведениями, так как не осуществляет учёт прав на ценные бумаги», – заявило ведомство. Позже, 11 июня, пришёл ответ из ГУ по ЦФО Центробанка (он также есть у «АУ»). Главное управление подтвердило, что у ЦБ нет сведений, которые попросил предоставить адвокат и которые якобы получил следователь.

Получив первый ответ от Банка России, Илья Дёмин отправил заявление о возможной фальсификации документов в прокуратуру САО ГУ МВД по Москве и на имя самого следователя Евтеева (есть у «АУ»). В своих жалобах он рассказал об ответе ЦБ, а также напомнил, что арбитражный суд уже установил – единственным акционером компании является его доверитель. Кроме того, адвокат сообщил, что во время арбитражных разбирательств он с коллегами уже доказывал фальсификацию документов, поданных в суд их процессуальным оппонентом. «Таким образом, скорее всего, имеет место фальсификация документа, предъявленного следователем моему доверителю в ходе его допроса в качестве свидетеля», – предположил Дёмин в заявлениях. Адвокат попросил провести проверку и принять меры реагирования.

Кроме того, Дёмин направил в те же ведомства жалобы в порядке ст. 124 УПК. Защитник заявил, что в действиях следователя «имеет место незаконное вмешательство правоохранительных органов в деятельность Арбитражных судов РФ, так как решениями судов, вступившими в законную силу, уже установлены все факты, которые интересовали следствие при допросе». Он снова попросил провести проверку.

Однако прокуратура лишь переслала жалобы в органы следствия, говорит адвокат. «Я сейчас готовлю жалобу, чтобы отменить эту передачу – чтобы прокуратура сама обратила на это внимание», – заявил он. «Улица» также направила запросы, но из прокуратуры пока не ответили, а пресс-служба УВД по САО ГУ МВД по Москве заявила, что «в соответствии со ст. 161 УПК информация о ходе предварительного расследования уголовного дела… не подлежит разглашению».

Отвод за активность

После получения ответов банков N сам обратился к следователю с просьбой о допросе в качестве свидетеля – чтобы приобщить письмо ЦБ к материалам дела и дать свои пояснения по поводу сложившейся ситуации. «Я связался со следователем, сообщил ему, что направил документы и хотел бы узнать, что там с тем неоднозначным ответом ЦБ, – рассказал адвокат. – На что следователь заявил: “Там была ошибка, неверно подкрепили документ, мы разобрались”. Он не сказал, в деле этот документ или нет, но ошибку, грубо говоря, признал». На вопрос о том, какие ещё в этом случае у следствия остались вопросы, Евтеев, по словам адвоката, заявил, что «вопросов много». «Он говорил очень жёстко, хотя мы сами собирались приехать и даже заявили ходатайство об этом. Но следователь сказал: “Допрашивать буду восемь часов с перерывом в час на обед. Сразу предупрежу, что если ваш доверитель не явится по повестке, я сразу передам документы в суд на принудительный привод”», – пересказал адвокат.

12 июня Дёмин и его доверитель прибыли в отдел. Но следователь вдруг предъявил адвокату постановление об отводе (есть у «АУ»). Из документа стало ясно, что «неустановленных лиц», в отношении которых возбуждено уголовное дело, обвинили в организации незаконного отзыва исполнительных листов о взыскании задолженности c компании, акции которой принадлежали N, в адрес другой. Следствие считает, что право на задолженность было передано третьей организации, поэтому отзыв исполнительных документов повлёк для неё ущерб в размере более миллиона рублей. «Сначала в рамках проверок и последнего допроса следствие спрашивало про акционерство и об этом же предъявило сомнительный ответ ЦБ. Но, как я уже говорил, в этом вопросе уже разобрались арбитражные суды. Теперь, благодаря постановлению об отводе, мы узнали, что дело возбуждено из-за отзыва исполнительных листов. Но и по этому факту есть решения трёх инстанций! – возмущён Дёмин. – И арбитражные суды установили, что никаких нарушений при отзыве исполнительных листов не было, все действия были законными».

Тем не менее следователь Евтеев заявил, что отводит Дёмина от защиты N. «Следователь сказал, что в рамках вот этого уголовного дела они исследуют то арбитражное дело, в котором я участвовал – и он меня хочет по этому поводу допросить», – рассказал адвокат.

Постановление об отводе

…Дёмин участвовал в судебных заседаниях в качестве представителя [общества]… Таким образом установлено, что Дёмину могут быть известны обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, в связи с чем Дёмин подлежит вызову к следователю на допрос в качестве свидетеля.

При этом следователь указал, «что участие адвоката Дёмина в судебных заседаниях в качестве представителя [общества] не связано с обстоятельством, в связи с которым адвокат Дёмин принял на себя обязательство по защите N в рамках уголовного дела». Он также сослался на Закон об адвокатуре, согласно которому адвокат не вправе принимать на себя защиту лица, если он участвовал в его деле в качестве свидетеля. А поэтому, сделал вывод сотрудник, адвокат Илья Дёмин должен быть отведён.

«Я, естественно, стал объяснять, что вообще не подлежу вызову в качестве свидетеля. А он сказал, что арбитражное дело публичное и допросить он может кого хочет, – рассказал “Улице” Дёмин. – Я согласился, что дело публичное. И пояснил, что он может послушать все аудиозаписи, провести выемку в арбитражном суде и всё, что ему нужно, узнать. На это он сказал, что ему всё равно, а я могу обжаловать его действия».

Дёмин подчеркивает, что не может быть свидетелем не только потому что он адвокат. Дело в том, что на момент событий, связанных с исполнительными листами, он ещё не был адвокатом N и общества, которым руководит его подзащитный. «Я тогда даже не знал о существовании этих компаний и этих людей. Конечно, сейчас я знаю, что это за события, поскольку на днях я спросил о них своего доверителя – но эту информацию я узнал уже в рамках оказания юридической помощи, то есть она защищена адвокатской тайной, – сказал защитник. – Но арбитражный спор, в котором я был представителем, не имеет отношения к исполнительным листам, о которых говорится в постановлении».

Адвокат Илья Дёмин

Я считаю, что цель отвода не допросить меня, а создать мне юридическое препятствие защищать моего доверителя. Потому что я занял активную позицию. Чтобы в дальнейшем я следствию не препятствовал, не защищал активно своего доверителя, они придумали вот такой способ от меня избавиться.

Ещё до прибытия в отдел адвокат подготовил ходатайство об отводе следователя. «Мотивировал его тем, что Евтеев оказывает давление на моего доверителя, показывает документы, которых не может быть и которые, скорее всего, сфальсифицированы. Соответственно, когда он отвёл меня, мой доверитель сразу же заявил отвод следователю», – рассказал адвокат. На это следователь заявил, что для его отвода нет оснований, но запланированный допрос проводить не стал.

За защитой в суд и палаты

Адвокат не смирился с отводом и 16 июня обратился с жалобой в порядке 125-й статьи УПК в Головинский суд Москвы. Илья Дёмин сообщил суду, что следователь отвёл его, «исходя из того, что имеет намерение вызвать» его на допрос в качестве свидетеля. Но по Закону об адвокатуре участие защитника в качестве свидетеля по делу должно предшествовать отводу, а не наоборот, указал Дёмин. Однако он до сих пор не был вызван в качестве свидетеля и соответствующей повестки не получал. Кроме того, нужно было получить санкцию суда на допрос адвоката, чего сотрудник МВД не сделал. В подкрепление своих слов адвокат привёл позицию КС, выраженную в определении от 11 апреля 2019 года № 863-О.

Конституционный суд

Допрос адвоката в качестве свидетеля, тем более сопряжённый с его принудительным приводом, проведённый в нарушение указанных правил без предварительного судебного решения, создает реальную угрозу для адвокатской тайны.

По мнению КС, последующий судебный контроль зачастую не способен восстановить нарушенное право доверителя на юридическую помощь: «Ни признание протокола допроса недопустимым доказательством, ни возвращение отведённому адвокату статуса защитника, ни привлечение следователя к ответственности не могут восполнить урон, нанесённый данному конституционному праву, притом что разглашённая адвокатская тайна уже могла быть использована стороной обвинения в тактических целях».

Кроме того, адвокат указал, что сведения, о которых следствие планирует его допросить, были получены им в рамках оказания юридической помощи своему доверителю. Следовательно, они являются адвокатской тайной. Также Илья Дёмин связал свой отвод с активной позицией по делу, повторив доводы уже направленных в прокуратуру и САО ГУ МВД по Москве жалоб. Адвокат попросил суд признать отвод незаконным, отменить соответствующее постановление и обязать следователя Евтеева устранить допущенные им нарушения.

Еще Дёмин обратился за консультацией и помощью к коллегам. Родную АП Пермского края он попросил оценить действия следователя и дать заключение о допустимости дачи им свидетельских показаний. Сегодня Комиссия по защите прав адвокатов АП ПК прислала ему заключение, в котором подтвердила, что он не может быть допрошен. Комиссия рекомендовала ему обжаловать постановление, а также отметила, что следствие не имеет «даже формальных оснований для его отвода». Президент АП Пермского края Павел Яковлев в разговоре с «Улицей» подчеркнул, что «мнение в адвокатском сообществе по данному вопросу однозначное – это незаконное действие следователя».

Также Дёмин поставил в известность о действиях московского следователя и столичную палату, попросив «оказать возможное содействие». Председатель Комиссии по защите прав адвокатов АП Москвы Роберт Зиновьев рассказал «Улице», что уже встретился с коллегой и посоветовал ему «принять меры самозащиты». Но при этом отметил, что и АПМ «не оставит его без помощи».

Председатель КЗПА АПМ Роберт Зиновьев

Постановление следователя не выдерживает критики. Оно абсурдно. Планирование допроса адвоката в неопределённой перспективе не может служить основанием для отвода. Ты сначала допроси, товарищ следователь; возведи в ранг свидетеля, а потом отводи. Хотя бы пришли повестку. Будет повестка, то тогда будет понятно, что ты в своём сознании уже возвёл адвоката в статус свидетеля.

Роберт Зиновьев рассказал «Улице», что отводы неугодных адвокатов путём вызова на допрос не редкая следственная практика. Однако чаще всего отводят защитников, которые представляют интересы обвиняемых или подозреваемых. «Оказание помощи свидетелю, как правило, предполагает разовую помощь. И он выступает не как защитник, а как юридический советник свидетеля, – пояснил он. – Но следователю адвокат не понравился уже в этом статусе, и он стремится взять и отвести его под угрозой искусственного перевода в свидетели. Ну, эта ситуация абсурдна».

Автор: Екатерина Горбунова

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.