26.10.2022

ООН вступилась за тяжелобольного украинца в российском ЦВСИГ

Комитет по правам человека требует освободить его и обеспечить лечение

КПЧ ООН потребовал срочно предоставить медпомощь украинцу с ВИЧ, который бессрочно «застрял» в российском изоляторе. Об этом «Улице» рассказал юрист European Prison Litigation Network Дмитрий Гурин, который представляет интересы мужчины в органах международной защиты. Тяжелобольного человека должны были депортировать, но из-за боевых действий это оказалось невозможно. Ранее он отбывал наказание в колонии, где получал нужные лекарства, однако в спецприёмнике для мигрантов лечение оказалось «не предусмотрено».

N – гражданин Украины 1973 года рождения (в документах, имеющихся у «АУ», указано его полное имя). Он всю жизнь прожил в Евпатории, причём отказался получать российское гражданство после присоединения Крыма. В 2020 году суд назначил ему около двух лет за грабёж (ст. 161 УК) и кражу (ст. 158 УК); наказание он отбывал в Самарской области. Когда срок заключения истёк, Минюст вынес решение о нежелательности пребывания N в России (частая практика в отношении осуждённых иностранцев) и потребовал депортировать его в Украину. Но исполнить такое решение сейчас невозможно из-за отсутствия дипотношений и транспортного сообщения между Россией и Украиной (ранее «Улица» подробно писала о такой коллизии).

В мае N был помещён в Центр временного содержания иностранных граждан (ЦВСИГ) города Тольятти, где находится до сих пор. При этом мужчина страдает от ряда серьёзных хронических заболеваний, говорит Дмитрий Гурин: это гепатит С, плеврит вследствие туберкулеза, а также ВИЧ на стадии 4В. Последний диагноз означает, что у человека развились тяжёлые, угрожающие жизни вторичные заболевания – в частности, у N поражена центральная нервная система.

14 октября Гурин совместно с UnMode направил жалобу в Комитет по правам человека ООН; готовить её помогал Алексей Лаптев. В жалобе говорилось, что N не получает нужного ему лечения. При этом в колонии мужчину обеспечивали антиретровирусной терапией (АРВТ), жизненно необходимой при ВИЧ. «Как следует из письма прокуратуры Тольятти от 14 июля 2022 года, предоставление такой терапии иностранным гражданам, содержащимся в ЦВСИГ, не предусмотрено российским законодательством», – сообщил Гурин в жалобе. Как уточняется в письме прокуратуры, копия которого есть у «Улицы», это связано с тем, что «заболевания, вызванные вирусом иммунодефицита человека, не включены в базовую программу обязательного медицинского страхования», по которой иностранцы могут бесплатно получать лечение. В документе не объясняется, на основании чего в таком случае N получал терапию в колонии.

Отсутствие лечения серьёзно ухудшило здоровье мужчины и подвергает его жизнь опасности, подчеркнул юрист. Он напомнил: Комитет по правам человека ООН считает, что любое лишение свободы наносит вред – а если человек не получает необходимую медпомощь, то это вред неприемлемый.

Гурин сообщил Комитету, что в российских ЦВСИГ «застряло» около 400 граждан Украины – причём суды постепенно начинают их освобождать из-за невозможности депортации. Он попросил Комитет обязать российские власти освободить и N, провести ему медицинское обследование для определения, насколько прогрессировал ВИЧ, и обеспечить антиретровирусную терапию в гражданской больнице. Именно такие временные меры применяет в подобных ситуациях Европейский суд по правам человека, недоступный теперь для россиян, указывает юрист. Например, аналогичные требования ЕСПЧ выдвигал к России в ситуации юриста ЮКОСа Василия Алексаняна в 2008 году.

20 октября Комитет согласился с доводами жалобы и попросил Россию предоставить N «немедленный доступ к независимой медицинской помощи, включая перевод в больницу для специализированного лечения, если это необходимо». И принять меры, «чтобы его жизнь, физическая и психическая неприкосновенность находились под защитой». Тем самым Комитет применил правило 94 своей процедуры – примерный аналог Правила 39 регламента ЕСПЧ. Это возможность затребовать от государства принятия срочных мер, чтобы не допустить непоправимого вреда. Различие в том, что ЕСПЧ обязывает власти страны принять те или иные меры, а органы ООН лишь направляют просьбу о них. Однако в просьбе подчёркивается, что «непринятие таких мер несовместимо» с обязательством добросовестно соблюдать протоколы ООН. Если же государство возразит, что принять такие меры невозможно, то Комитет может и отозвать просьбу.

«Формально у государства нет срока на исполнение просьбы комитета ООН – но оно должно будет отчитаться в какой-то момент о принятых мерах. Мы пока сами не до конца понимаем, как будет работать этот механизм. Правительство, безусловно, может ничего не сделать, но это будет идти вразрез с его обязательствами», – объяснил «Улице» Гурин. Он добавил, что адвокаты N обжаловали его бессрочное содержание в ЦВСИГ, а также само решение о депортации. «Апелляция по решению о депортации была рассмотрена буквально вчера – и суд якобы отменил депортацию, но у нас нет текста определения. По словам МВД, его в любом случае не собираются выпускать “ещё минимум месяц”, – рассказал Гурин. – Сейчас мы готовим иск в российский суд, чтобы добиться для N антиретровирусной терапии».

Добавим, что в сентябре пятеро украинцев в том же ЦВСИГ Тольятти устроили бунт, чтобы привлечь внимание к своим проблемам. Утверждается, что они «дебоширили, пытались скамейкой выбить дверь, поджигали матрас». Бунт был подавлен с участием спецназа, после чего протестовавшим назначили 15 суток административного ареста. Для отбытия наказания украинцев перевели в другое учреждение, после чего они так и не вернулись в ЦВСИГ. Гурину известно, что в отношении них возбудили уголовное дело из-за бунта, сейчас они находятся в СИЗО.

Процесс
«Специальная военная операция»

Автор: Маргарита Алёхина

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.