14.07.2022

Адвокат продолжает судиться с палатой из-за мобильника

Защитница оспаривает отказ снять дисциплинарное замечание

Адвокат Ольга Балабанова подала апелляцию на отказ Лефортовского районного суда удовлетворить её иск к подмосковной палате. Защитница требует аннулировать замечание, вынесенное советом за попытку пронести телефон в СИЗО. Балабанова настаивает, что совет АП МО «занял позицию презумпции виновности», – и считает, что адвокатура «сама себя точит изнутри».

«Улица» подробно рассказывала об этой истории. В марте 2021 года Ольга Балабанова приехала в СИЗО-5 Москвы, где на входе положила в лоток металлодетектора документы и телефон. Сотрудник изолятора заявил, что адвокат попыталась спрятать в документах телефон. Балабанова пояснила, что не скрывала его – просто перед «рамками» не было места, чтобы положить мобильник. Тем не менее в отношении Балабановой составили протокол по ч. 2 ст. 19.3 КоАП (неповиновение законному распоряжению сотрудника УИС) – поскольку она якобы не подчинилась требованию сдать телефон. Головинский суд назначил ей штраф, но потом Мосгорсуд отменил это решение по формальным причинам – поскольку Балабанову, члена избирательной комиссии, судили в отсутствие прокурора. Параллельно Минюст направил представление в «родную» палату защитницы. Сначала квалификационная комиссия АП МО не увидела нарушений, но совет палаты вернул «дисциплинарку» на новое рассмотрение. Во второй раз комиссия посчитала, что адвокат всё-таки нарушила КПЭА; в результате совет вынес ей замечание. Балабанова решила обжаловать его в суде, возмутившись двойной ответственности за одно и то же действие. Однако Лефортовский суд встал на сторону палаты.

«Улица» изучила «мотивировку» решения Лефортовского суда. Судья Светлана Федюнина назвала дисциплинарное замечание обоснованной и соразмерной тяжести поступка мерой. По её мнению, двойной ответственности в этом случае нет, поскольку дисциплинарное разбирательство касалось требований КПЭА, а не состава административного правонарушения. Также Балабанова не смогла убедить Федюнину в отсутствии намерений пронести телефон.

Адвокат подала в Мосгорсуд апелляционную жалобу (есть у «АУ»). Там Балабанова в очередной раз указала, что палата нарушила презумпцию невиновности и допустила двойную ответственность. Кроме того, защитница утверждает, что квалифкомиссия не должна была рассматривать «дисциплинарку», пока не было принято решения по «административке». В жалобе адвокат пишет, что Лефортовский суд не дал оценки этим аргументам. Также, по мнению Балабановой, судья не установила, совпадают ли обстоятельства в дисциплинарном производстве и в производстве по делу об административном правонарушении. Адвокат считает, что в обоих случаях доказательством является один и тот же протокол об административном правонарушении. Это важно учитывать, чтобы исключить двойную ответственность, пишет защитница.

Балабанова настаивает: суд первой инстанции возложил на неё бремя доказывания невиновности в том, что она якобы намеревалась пронести телефон. По мнению адвоката, этого не требовалось в рамках рассмотрения её иска к палате – а значит, суд таким образом вмешался в компетенцию дисциплинарных органов адвокатуры.

Также защитница обращает внимание, что Федюнина цитирует постановление Головинского суда, которое к тому времени было отменено в апелляции. Это неприемлемо не только с точки зрения относимости, но и в рамках допустимости доказательств, говорит Балабанова. Дальше она указывает, что суд первой инстанции признал возможной двойную ответственность, если её установили разные отраслевые законы. А это не соответствует ч. 1 ст. 50 Конституции и постановлениям КС от 4 февраля 2019 года и от 6 апреля 2021 года.

Напомним, в суде первой инстанции представитель АП МО Павел Царьков не согласился с аргументом Балабановой о двойной ответственности. Он сослался на постановление КС от 12 мая 2021 года, в котором говорится, что двойная ответственность не допускается при защите одних и тех же интересов. А в случае Балабановой тождества интересов нет, считают в палате. Ведь «административка» касается охраны порядка функционирования СИЗО, а «дисциплинарка» – недопустимости действий, которые дискредитируют адвоката. Представитель палаты заявил, что неважно, при каких обстоятельствах обнаружили телефон: каждый защитник «должен десять раз себя перепроверять, чтобы даже тени подозрения в каких-то противоправных практиках не падало на адвокатуру и конкретного адвоката».

Дата заседания в Мосгорсуде пока не назначена. Балабанова рассказала «Улице», что привыкла к сложностям в работе с государственными органами – но не ожидала преследования со стороны родной адвокатской палаты.

Адвокат Ольга Балабанова

На занятиях по судебной медицине мне рассказывали про трупное самоперевариваривание. Сейчас это происходит со всеми институтами в стране.

«На фоне дел в отношении Павлова, Талантова, дела “Аэрофлота” моё дело – такая мелочь, – рассуждает Балабанова в разговоре с “Улицей”. – Но оно показывает, что адвокатура не только под ударом, но и сама себя точит изнутри».

Автор: Екатерина Яньшина

Редактор: Владимир Шведов, Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.