01.06.2020

Защита «крепостных» оборачивается «уголовками»

Алексей Глухов
Алексей Глухов
Глава «Апологии протеста»

Почему нарушение права задержанных на защиту приводит к преследованию адвокатов

Процесс
Конфликт адвокатов с полицейскими в КБР

Вчера в Москве адвокаты вышли с пикетами в поддержку коллег – Дианы Ципиновой и Ратмира Жилокова. Защитники из Кабардино-Балкарии пожаловались в СК на насилие со стороны полицейских, но в результате против них же завели уголовное дело о нападении на сотрудников. Причём конфликт Ципиновой с полицейскими изначально был вызван недопуском к задержанному ранее Жилокову. Показательно, что и вчера в Москве полицейские несколько часов не пускали защитников к задержанным адвокатам-пикетчикам. Глава «Апологии протеста» Алексей Глухов объяснил «Улице», почему в результате такого нарушения права на защиту сейчас страдают не только задержанные, но и сами адвокаты.

С татья 48 Конституции гласит: «Каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи». В разных вариациях это право закреплено и в УПК, и в КоАП. Таким образом, в России человек имеет право на защитника с момента фактического задержания.

Но на практике этого права нет. Исключения бывают, но они лишь подтверждают общее правило.

Глава «Апологии протеста» Алексей Глухов

Задержанный не может рассчитывать на допуск к нему защитника не только с момента фактического задержания, но и долгие часы после этого – всё это время находясь в руках силовиков

Несомненно, для силовиков наличие защитника рядом с задержанным – это невыносимая пытка. Ведь приходится делать всё по закону: и права разъяснять, и кучу дополнительных бумажек написать. Не говоря уже о том, что в присутствии защитника нельзя надавить на задержанного, чтобы тот был посговорчивее.

Отдельно оговорюсь, что в адвокатской корпорации есть, к сожалению, и угодные силовикам защитники. У таких представителей профессии нет проблем ни с допусками в ОВД, ни с полицейскими. Ведь они не оказывают задержанным реальную помощь, а выступают некой декорацией, легализуя произвол силовиков. Не думаю, что я открыл какой-то секрет.

Каждый силовик знает 101 способ, как затруднить допуск защитника к задержанному. Это может быть старая добрая ложь, что их подзащитных в отделе нет, либо новомодная придумка – необходимость соблюдения социальной дистанции в здании полиции.

Конечно, самый известный способ – это план «Крепость». Он должен вводиться при угрозе вооруженного нападения, но на деле используется для блокирования доступа защитников в отдел полиции. И это злоупотребление очевидно! Если есть риск нападения, то здание должно защищаться автоматчиками в бойницах и силовиками по периметру. Но известные нам «Крепости» заключаются только в одном «усилении» – полицейские закрывают дверь отдела и не пускают адвокатов.

Адвокат штурмует «Крепость»
Защитник Мария Эйсмонт борется в суде за право допуска к задержанным

Несмотря на очевидную фиктивность «Крепости», у адвокатов нет эффективных средств правового «штурма» отдела для спасения подзащитных. До многочисленных надзирающих за законностью структур невозможно дозвониться – их телефоны не отвечают. Но даже если адвокатам это удаётся, то взявшие трубку сотрудники лишь записывают обращение в журнал – на этом обычно весь надзор и заканчивается.

В таких условиях адвокаты вынуждены буквально прорываться к своим доверителям – засовывая ногу в закрывающуюся дверь либо даже переодеваясь в курьеров по доставке еды. Да, последних в отдел пропускают, несмотря на план «Крепость». Конечно, это приводит к конфликту с силовиками – и в результате полицейские вышвыривают адвокатов из отдела. И вот этот момент очень опасен. Сейчас, когда картонный стаканчик, пролетевший мимо силовика, пытаются признать страшным оружием, мы все знаем, чем может грозить простое прикосновение к сотруднику. Даже если это касание происходит в ходе насилия со стороны силовиков. Так и возникают сомнительные, мягко говоря, уголовные дела в отношении адвокатов за попытку исполнить свой профессиональный долг. Силовики злоупотребляют не только планом «Крепость», но и статьёй 318 УК о насилии в отношении представителя власти.

Хотя проблема недопуска адвокатов к задержанным далеко не нова, вчера она заиграла новыми красками. Адвокаты вышли с пикетами против уголовного преследования коллег из Кабардино-Балкарской Республики. При этом в отношении одного из кабардинских защитников уголовное дело по ч. 1 ст. 318 было возбуждено в результате конфликта с полицейскими, которые не пускали её к задержанному коллеге. В итоге адвокатов-пикетчиков задержали – а затем «традиционно» не допустили к ним защитников. И всё это в День адвокатуры.

Я уверен, что проблема будет шириться и усугубляться. Практика незаконных недопусков будет продолжаться, они потянут за собой неизбежные конфликты, за которыми последуют уголовные дела – понятно, что не в отношении сотрудников.

Глава «Апологии протеста» Алексей Глухов
Проблему может решить только введение уголовной ответственности за недопуск адвоката к подзащитному. Более 15 минут ожидания защитника у дверей – уголовное дело на оперативного дежурного, увольнение начальника отдела. По одной «уголовке» в каждом регионе – и проблема с недопуском будет решена.

Конечно, это идеал. Я понимаю, что в современных реалиях невозможно добиться даже дисциплинарной ответственности сотрудника. Полицейское начальство своих не сдаёт, прокуроры не видят нарушений, ну а суд в абсолютном большинстве случаев прикрывает все незаконные действия правоохранителей. В качестве примера – решение Свердловского областного суда по иску адвоката, который оспаривал недопуск к задержанному доверителю. Однако суд просто не стал рассматривать дело. По мнению суда, право на квалифицированную юридическую помощь гарантировано задержанному, а не адвокату – а от задержанного просьб о допуске к нему защитника не поступало.

Я бы мог согласиться с такой логикой суда, если бы в нашей стране право задержанного на связь с адвокатом не нарушалось. Если бы задержанных не катали бесконечно в автозаках, чтобы обойти требование о трёхчасовом сроке задержания, который якобы начинается с момента доставления в отдел (хотя по закону он отсчитывается с момента ограничения права передвижения). Если бы сотрудники полиции не делали всё, чтобы не дать задержанному получить помощь профессионала.

Поэтому единственный способ решить проблему – ввести уголовную ответственность за нарушение права на защиту, конкретно за недопуск адвоката к задержанному человеку. Пока же адвокаты вынуждены каждый раз вставать под дамоклов меч уголовного преследования только лишь за исполнение своей работы.

Редакторы: Екатерина Горбунова, Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.