13.09.2021

Письмо грузинскому другу

Константин Ривкин
Константин Ривкин
Адвокат АП Москвы

Об эмиграции Ивана Павлова

Процесс
Дело адвоката Ивана Павлова

На прошлой неделе адвокат АП Санкт-Петербурга Иван Павлов вынужденно эмигрировал в Грузию. Он пояснил, что не мог больше полноценно работать с доверителями, поскольку сам стал обвиняемым по делу о разглашении тайны следствия (ст. 310 УК) – а суд наложил запрет на использование интернета и связи. Также Павлов добавил, что не исключал ареста. Однако ряд коллег не одобрили его поступок, указав, что 310-я статья считается «лёгкой» и не предусматривает «стражи». Адвокат АП Москвы Константин Ривкин считает, что никто не имеет права осуждать Ивана Павлова. Он напоминает, что российское следствие работает по принципу «Был бы человек, а статья найдётся» – и рад, что Павлов оказался в Грузии, а не в СИЗО.

Н а прошлой неделе СМИ сообщили, что известный питерский адвокат Иван Павлов, преследуемый за свою профессиональную деятельность, принял решение покинуть Россию и уехать в Грузию.

Получив такое грустное известие, я покопался в памяти. И оказалось, что я знаю – как лично, так и по обстоятельствам уголовных дел, – не менее дюжины коллег, которые, спасаясь от уголовного преследования, уехали в другие страны, вполне вероятно, навсегда. И это даже не считая юристов без статуса, которые после разгрома компаний-работодателей предпочли зарубежную свободу камерам «Бутырки» или «Крестов».

В качестве примера назову безусловно талантливого адвоката Бориса Кузнецова, который со всей своей удалью бросился защищать клиента-законодателя. В результате он сам оказался под угрозой ареста и был вынужден окольными путями добираться до США. Или Павла Ивлева, который вместе с коллегами по адвокатскому бюро добросовестно обслуживал крупную нефтяную компанию. За что получил обвинение в соучастии в хищении и легализации похищенного, а затем и 10 лет лишения свободы – к счастью, по заочному приговору. Наконец, можно вспомнить нескольких московских адвокатов, попавших «под раздачу» по тому же делу, что и Сергей Магнитский. Их отъезд, вполне возможно, был спасением от его общеизвестной участи.

Картина совершенно нерадостная, когда государственная «правохоронительная» машина всей своей массой наезжает на наиболее активных и способных членов адвокатской корпорации. И тем самым запугивает коллег, которые ещё пытаются самоотверженно оказывать доверителям посильную профессиональную помощь.

Адвокат АП Москвы Константин Ривкин

Можно сколь угодно долго повторять мантру, что сейчас «самые лучшие годы существования адвокатуры». Но факт остаётся фактом: всё больше адвокатов попадают в репрессивные жернова силовых ведомств за свою непримиримость, активность и решительность. А при явно обвинительном уклоне, царящем в судах, ждать защиты от произвола тоже не приходится.

В этих обстоятельствах особенно печально, что находятся те, кто бросил в Ивана камень, упрекнув его в «малодушии» и заявив об отсутствии серьёзного риска по инкриминированной ему статье 310. Сразу вспомнились слова поэта (кстати – грузинского) Шота Руставели: «Каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны». Неужели люди, знакомые с нынешними «талантами» современных следователей, сомневаются, что в случае с Иваном они будут действовать по принципу «Был бы человек, а статья найдётся»?

Уверен, что Ивану Павлову нелегко далось принятое им решение. Вправе ли кто-то его упрекать? Я достоверно знаю, что одного из фигурантов «дела ЮКОСа» – Василия Алексаняна, имевшего статус адвоката, – уговаривали уехать. Но он отказался и был фактически заморен в СИЗО. Будучи в итоге выпущен в смертельно опасном состоянии здоровья, прожил он совсем недолго.

Ивана лишили возможности заниматься любимой работой и помогать своим подзащитным, наложив жёсткие ограничения в рамках избранной меры пресечения. И его уголовное дело в любой момент могло обрасти новыми обвинениями, благо в УК статей хватает с избытком. При этом, как он сам пишет, есть все основания полагать, что вариант с вынужденной эмиграцией вполне устраивает тех, кто организовал его преследование. А значит, решение с отъездом было вполне осознанным выбором Ивана – и, возможно, оптимальным в данной ситуации.

Наверное, это же можно сказать и о выборе страны для эмиграции. Помимо того, что его с ней связывают личные отношения, в Грузии весьма сильное адвокатское сообщество – закалённое в сражениях с властями во времена, когда лишение свободы было обыденной реакцией государства на активность адвокатов. Убеждён, что о таком энергичном и авторитетном среди коллег лидере, как Заза Хатиашвили, могли бы мечтать корпорации юристов во многих странах.

Остаётся пожелать Ивану хорошо устроиться на новом месте. Уверен, что с его талантами и способностями он и там не останется без работы. А мы – его товарищи – будем знать, что в гостеприимной Грузии у нас теперь есть ещё один надёжный человек. С которым можно в ходе посещения этой красивейшей страны не только отведать шашлыка и чачи, но и задушевно поговорить на темы юридического свойства.

Удачи тебе, Иван!

Напомним, что Павлова обвиняют в разглашении тайны следствия (ст. 310 УК) по делу его подзащитного – советника главы Роскосмоса, журналиста Ивана Сафронова. Следствие усмотрело состав преступления в том, что адвокат передал журналистам постановление о привлечении Сафронова в качестве обвиняемого и рассказал о появлении в деле секретного свидетеля. 30 апреля суд избрал ему меру пресечения в виде запрета на пользование телефоном и интернетом; также ему нельзя общаться со свидетелями по собственному делу – в том числе с Иваном Сафроновым. Комиссия по защите прав адвокатов АП Санкт-Петербурга признала, что Павлова преследуют за профессиональную деятельность.


Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.