21.04.2021

«Где начинается растление нашей корпорации»

Юрий Пилипенко
Юрий Пилипенко
Президент ФПА

Глава ФПА – о недопустимости жалоб государству на «внутренние дела» адвокатуры

Руководство ФПА продолжает обсуждать в Clubhouse итоги X Всероссийского съезда адвокатов: вчера вечером состоялась очередная такая дискуссия. Среди прочего, президент ФПА Юрий Пилипенко высказал мнение о «письме 550» – и порассуждал о попытках адвокатов пожаловаться государству на проблемы в корпорации. По мнению президента ФПА, такие действия – попытка позвать следователей «как лис в курятник». Юрий Пилипенко призвал «несогласных» разбираться внутри корпорации. «Улица» приводит его выступление с некоторыми сокращениями и незначительной стилистической редактурой, необходимыми при публикации живой устной речи.

Х очу пояснить моё личное неприятие некоторых вещей – этой фракционности и борьбы внутри адвокатуры. Смотрите, 550 человек, наших коллег, подписали обращение к съезду. Оно по форме выдержано грубовато. Слово «требуем» в этом случае уже заранее обрекает этот документ на неудачу. Но, на мой взгляд, это в любом случае вполне допустимая реакция членов сообщества на какие-то вещи, которые им кажутся неподходящими.

Другой пример: когда 32 человека – причём многие из них не вчитываются в то, что они там подписывают, – ставят подписи под обращением в Следственный комитет. Чтобы к нам пришли и стали нас ворошить. Вот это для меня неприемлемая ситуация. Я не считаю это фракционной борьбой, а считаю нанесением прямого вреда и ущерба нашей корпорации.

О чём идет речь?

«Письмо 550» – недавнее обращение группы адвокатов к делегатам Всероссийского съезда адвокатов. Авторы призывали снять с рассмотрения проект поправок в КПЭА, разработанный и утверждённый ФПА. В обращении говорилось, что «содержание этих поправок противоречит закону, а способ их подготовки, “обсуждения” и запланированного утверждения является недобросовестным». Петицию подписали более 550 адвокатов.

«Обращение 32» – письмо 32 адвокатов из разных регионов страны, которое в 2019 году было направлено главе СКР Александру Бастрыкину. Они просили расследовать сообщения о том, что адвокатская палата Башкирии арендует помещения у тёщи президента палаты Булата Юмадилова. Часть адвокатов, включая руководство ФПА, назвали сообщение «доносом». Комиссия по этике и стандартам ФПА в своём разъяснении назвала подобные обращения поводом для дисциплинарных производств. Следствие возбудило уголовное дело в отношении Юмадилова; несколько дней назад оно было прекращено.

И я, выступая на съезде, говорил, что есть среди коллег, которые так выражают разными способами несогласие с линией ФПА, [и те], которые постоянно нас подталкивают и говорят: «Давайте пойдём на политическое поле». Они такие наивные люди – говорят: «Давайте давать правовые оценки решениям Химкинского суда». [Мол], как только ФПА даст эту правовую оценку, сразу мир везде восстановится и всё произойдёт совершенно замечательным образом на нашей планете.

В январе 2021 года столичное АБ «Забейда и партнеры» проанализировало решение Химкинского городского суда о продлении срока задержания политика Алексея Навального на 30 суток. Адвокаты пришли к выводу, что оппозиционера отправили в СИЗО «с демонстративным пренебрежением к нормам действующего законодательства». «Забейда и партнёры» обратились к ФПА с предложением «создать специальную комиссию для проведения проверки по данному делу, а также с целью оценки действий правоохранительных органов».

Другая часть этих коллег, тот же самый [президент АП Удмуртии] Дмитрий Николаевич [Талантов], не к ночи будет помянут, это обращение 550 человек зачем-то отправил в Министерство юстиции. То есть он попытался государство вовлечь в эту историю. И это, на мой взгляд, вещь недопустимая. Вот где происходит водораздел.

«Улица» уточнила у Дмитрия Талантова, действительно ли он направил «Письмо 550» в Минюст. «Юрий Пилипенко, как Кассандра, обладает даром предвидения. Я не отправлял министерству этот документ, но обязательно это сделаю», – ответил Талантов.

Самое смешное и удивительное, что какая-то часть наших коллег несогласных – назовём их так, очень образно и нежно, – умудряются в один день толкать ФПА на политическое поле, а на другой день призывают государство, которому они не доверяют и не любят, вмешаться в наши дела. И это такой основной критерий того, что приемлемо, а что нет.

Если 32 человека или больше пишут письмо в совет ФПА, а совет ФПА не реагирует никоим образом, тогда, наверное, у них открываются какие-то новые дополнительные возможности. Но если они сразу туда пишут и сразу зовут туда следователей, как лис в курятник, – недопустимо это. Я, может быть, задержался на этом ответе – но надеюсь, что и вы, и коллеги поняли критерий, который лично для меня существует. Что можно, что нельзя, где свобода заканчивается, где начинается растление нашей корпорации.

Мне кажется, что нам удаётся [сохранять] баланс между тем, чтобы не превращаться в закрытый орден, у которого свои взгляды и интересы важнее социальной задачи и ответственности. Мы ещё далеко от этого и в эту сторону даже не движемся.

Президент ФПА Юрий Пилипенко

Нам бы хотелось, чтобы и те коллеги, которые каждый день и везде предъявляют к нам претензии, потребовательнее к себе отнеслись.

И я ещё раз хочу сказать: водораздел я обозначил. Если ты внутри корпорации споришь, доказываешь, находишь мужество отстаивать свою точку зрения… [но] всё-таки [готов] признать, что если большинство приняло решение, то его нужно исполнять, – это одна история. А если тебе всё равно, что бы там ни происходило, ты всё равно пойдешь в суд, Министерство юстиции, Генпрокуратуру, Следственный комитет – это не корпоративная история. Это деятельность против корпорации. Я в этом глубоко убеждён и думаю, что правые люди должны меня поддержать.

Записал Антон Кравцов

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.