14.04.2020

«Ведь в России пока ещё не введена адвокатская монополия»

«Ведь в России пока ещё не введена адвокатская монополия» «Ведь в России пока ещё не введена адвокатская монополия»

Юристы заявляют, что мэрия Москвы ограничила право граждан на выбор представителя

Иллюстрация: Tashita Bell
Процесс
Защита в условиях пандемии

В среду в Москве начинает действовать строгий пропускной режим, значительно ограничивающий возможность передвижения по городу. В список тех, кому не нужен пропуск, добавили адвокатов и их помощников – но в мэрии не посчитали нужным сделать исключение для юристов. Более того, юрфирмы попали в перечень организаций, закрытых для посещения. Столичные юристы считают эти меры несправедливыми и непродуманными. Так, правозащитники указывают, что в период карантина граждане особенно нуждаются в их помощи – например, при рассмотрении административных дел о нарушении режима самоизоляции. Аудиторы и корпоративные юристы жалуются, что их работа «просто встала» – при том, что налоговые службы и другие госорганы продолжают взаимодействовать с предприятиями. В итоге собеседники «Улицы» даже сравнили столичные карантинные меры с введением адвокатской монополии.

Е щё 10 апреля Сергей Собянин издал указ о временной приостановке «посещения гражданами» тех организаций, которые мэрия посчитала не «критически важными» для города. В их число попали «деятельность в области права» и «деятельность общественных организаций». Такие компании могут сохранить в офисе лишь охранников и бухгалтеров – специалисты юридических служб и отделов в указе не были упомянуты. А 11 апреля мэр Москвы ввёл пропускную систему для передвижения на любом транспорте, включая такси. С 15 апреля жители города должны будут получить электронный пропуск, чтобы поехать по личным делам или на работу; за его отсутствие предусмотрен штраф. Адвокатам и их помощникам электронный пропуск не нужен, уточняет мэрия, достаточно иметь лишь удостоверение. При этом очевидно, что не только адвокаты занимаются оказанием правовой помощи гражданам. Однако для юристов (а также работников офисов адвокатских образований) исключения сделано не было. «Если следовать указам мэра, то совершенно непонятно, какие мне разрешены передвижения по городу как представителю, – говорит юрист "Правозащиты Открытки"* Алёна Борисова. – Очевидно, в офис правозащитной организации поехать не могу. Встретиться с клиентом тоже не могу, если только приехать к его дому и пройтись с ним до ближайшего магазина. А потом доказывать полиции, что следовала к месту осуществления своей рабочей деятельности. Если моё такси остановят по дороге в суд, то как поведёт себя полиция, тоже загадка: допустим, у меня не будет доверенности, потому что планируется, что подзащитный заявит в суде устное ходатайство о моём привлечении. Много вопросов – и ни одного внятного ответа от мэрии».

«То, где требуется адвокат – совсем небольшая часть айсберга»

«Адвокатская улица» побеседовала с несколькими юристами, не имеющими статуса адвоката. Все они утверждают, что ужесточение карантинных мер сильно мешает их работе. При этом собеседники «АУ» отмечают, что в ближайшее время горожанам особенно понадобится помощь юристов – хотя бы из-за пропускной системы с её штрафами. «Самая очевидная проблема: сейчас на людей массово возбуждают дела об административных правонарушениях за нарушение режима самоизоляции. А с введением цифровых пропусков их, очевидно, станет только больше, – считает юрист "Мемориала**" Татьяна Глушкова. – Привлекаемым к ответственности будет необходима юридическая помощь. В Москве есть немало юристов без адвокатского статуса, которые специализируются на ведении дел об административных правонарушениях, и качество оказываемой ими помощи ничуть не хуже, чем у адвокатов. Но указ мэра Москвы фактически лишает этих юристов возможности участвовать в таких процессах».

Юрист напоминает про постановление Верховного суда и Совета судей, согласно которому в период эпидемии должны рассматриваться дела «неотложного характера». Глушкова отмечает, что среди них вполне могут быть и гражданские процессы – например, о защите интересов несовершеннолетнего.

Юрист «Мемориала» Татьяна Глушкова

Ограничения, налагаемые московскими властями, фактически сужают круг представителей – профессиональных представителей, замечу – из которых может выбирать нуждающийся в юридической помощи человек. А ведь в России пока ещё не введена адвокатская монополия, и права юристов без статуса во всех процессах, кроме уголовного, от прав адвоката не отличаются.

Глава юридического департамента «Руси сидящей» (также руководит консалтинговой группой «Статус») Алексей Федяров считает карантинные меры не до конца продуманными: «В указе мэра очень странно – он про адвокатов говорит, а про юридические дела вообще молчит. Но мы же как бы есть! И если брать вообще в целом судебные дела, то те, где требуется адвокат – совсем небольшая часть айсберга, а всё остальное – это юристы без статусов. Председатель Совета судей Виктор Момотов сказал, например, что и трудовые дела будут рассматриваться, хотя это не вытекает из текста постановления, а общая юрисдикция просто лотереей стала. В общем, остаётся много процессов, по которым юристы без статусов должны участвовать».

Об этом же говорит и юрист Алёна Борисова: «Второй кассационный суд проигнорировал указания ВС РФ и последние недели работал в обычном режиме, рассматривая все подряд, а не только неотложные дела. Сейчас они повесили на сайте объявление, что апрельские заседания будут перенесены, но при этом в электронной картотеке никаких изменений дат не стоит, приходится бесконечно дозваниваться и уточнять».

«Получается, будем делать как-то нелегально»

Часть государственных органов сейчас продолжают работу, пусть и в ограниченном режиме – например, ФНС, ФАС, Ростехнадзор и Роспотребнадзор. Деятельность надзорно-контролирующих органов требует привлечения корпоративных юристов, говорит Алексей Федяров – по его словам, Федеральная налоговая служба приостановила проведение выездных проверок, но всё так же «вызывает людей на допросы». «Это огромный пласт работы, который вообще незаметен. Но, по большому счёту, основная юридическая корпоративная работа просто встала сейчас. И работа происходит только по экстренной нужде», – говорит Федяров.

Юрист ФБК Legal Александр Ермоленко в беседе с «Адвокатской улицей» напомнил, что весной проходит сдача отчётности, проводятся годовые корпоративные собрания, где аудиторский отчёт должен быть частью документации – а значит, многие предприятия и в условиях карантина нуждаются в услугах аудиторов. «Март-апрель у аудиторов самое горячее время в году, как, например, 8 Марта у продавцов цветов, – объясняет он. – Вот эти два самых горячих месяца берут и приостанавливают. И как нам быть?». Продолжаются и различные конкурсы, закупки, которые нельзя подготовить только в дистанционном формате. Также юристам нужно посещать нотариусов для оформления различных корпоративных изменений. 

Юрист Александр Ермоленко

Надо бумаги готовить, подавать, отвозить. Вот это как сейчас делать? Непонятно. То есть те дела, которые мы не можем перевести в онлайн, либо не будем делать вовсе, либо, получается, будем делать как-то нелегально.

«Надо будет, видимо, объяснять сотрудникам полиции, которые будут останавливать, что я участвую в судебном заседании. Значит, будем распечатывать определения, повестки возить с собой – ну а что делать?» – рассуждает Алексей Федяров.

«Скорее буду руководствоваться своей совестью»

Все собеседники «АУ» рассказали, что самостоятельно перешли на удалённую работу ещё до введения жёстких ограничений. Встречи с клиентами и консультации, если их невозможно перенести, проводят по Zoom или Skype. Обращения принимаются по почте или через мессенджеры, документы юристы подают тоже дистанционно. «Сейчас мы полным составом на удалёнке, – говорит Алёна Борисова. – Хотя мы и наладили рабочий процесс в онлайне, всё равно сложно сравнивать его с работой в офисе. Там вместе координаторы и юристы, все вопросы решаются более оперативно, всегда можно попросить взгляд со стороны или устроить совместный мозговой штурм. Это важный момент».

Но необходимость в рабочих перемещениях по городу всё же сохраняется, особенно у рядовых сотрудников юрфирм. «Для инфраструктуры, для секретарей, для тендерщиков это очень сложно. Они зачастую сталкиваются просто с непреодолимыми препятствиями: надо ехать в офис, а нельзя», – сетует Александр Ермоленко. По его словам, чтобы сотрудники фирмы могли передвигаться по городу безопасно, в исключительных случаях им выдают пропуска для посещения офиса с подписью и печатью компании.

Подчас юристам приходится просить о содействии адвокатов, не имеющим ограничений для передвижения по городу. «Если нашим подзащитным требуется незамедлительная помощь, в случае их задержания, к работе подключаются адвокаты, сотрудничающие с нами, – рассказывает юрист ОВД-Инфо Надежда Кузина. – Они передвигаются по городу беспрепятственно. В случае, если необходимо оказать юридическую помощь в других регионах, мы привлекаем местных специалистов».

При этом к самим карантинным мерам юристы относятся с пониманием – они в целом согласны, что это необходимые издержки борьбы с эпидемией. Несогласие вызывает документальное оформление этих действий со стороны властей. «Очевидно, что не в компетенции мэра города или руководителя субъекта накладывать такие ограничения. Всё-таки должен быть введён ЧС, – считает Алексей Федяров. – Поэтому очень большие по правовой основе этого режима вопросы. Но я не буду вдаваться в это, потому что карантин, наверное, нужен, если уж исходить из человеческих норм». «Наверное, можно сложить какой-то набор мер, но глазами юриста, глазами медика и глазами чиновника-управленца, а тем более полицейского, это всегда будет выглядеть по-разному, – рассуждает Александр Ермоленко. – Нет чрезвычайного положения, нет комендантского часа. Значит, можно ходить везде – с точки зрения юриста это так. Но, строго говоря, это не совсем правильно. С точки зрения медика это вообще катастрофа». В любом случае, срочная необходимость для юриста выехать к клиенту может заставить его нарушить введённые запреты. «Если возникнет такая нужда, я скорее буду руководствоваться совестью, чем туманными указами мэра, и не собираюсь бросать клиентов на произвол судьбы», – говорит Алёна Борисова.

Корпоративная солидарность

Большинство опрошенных «Улицей» юристов настаивают, что по вопросу карантинных ограничений их необходимо приравнять к адвокатам. Но они сами не верят, что власть пойдёт им навстречу. «У адвокатов есть корпорация и корпоративные органы – ФПА, региональные палаты. Они могут лоббировать интересы адвокатов при принятии тех или иных норм. У юристов без статуса такой корпорации нет», – говорит Татьяна Глушкова. «Отдельным юристам это сложно было бы сделать, – согласна Алена Борисова. – Всё-таки в случае беспрепятственного осуществления адвокатской деятельности ФПА выступила против мэра, он вынужден с ней считаться».

Глушкова сама признаёт, что в случае разработки «пропускных исключений» довольно затруднительно было бы определить, кого считать юристом. «По диплому? А если человек получил его 20 лет назад, а по специальности не работал ни дня? По факту трудоустройства в соответствующей должности? А если человек работает по гражданско-правовым договорам, занимается «юридическим фрилансом»? – говорит она. – Эта проблема в совокупности с отсутствием корпоративного органа, вероятнее всего, приведёт к тому, что никто не станет предоставлять "бесстатусным" юристам чуть больше возможностей для выполнения своих профессиональных обязанностей. С ней согласен и юрист ФБК Legal Александр Ермоленко: «На самом деле я думаю, что обращаться к мэру нет смысла. Если сейчас все будут обращаться, дальше всем будут отказывать. Потому что настрой такой, что надо всем сидеть дома». «Продолжается дистанционная работа, подготовка документов к процессам, которые в любом случае состоятся – в мае, в июне. Мы просто получили возможность более глубоко к ним подготовиться, – говорит Алексей Федяров. – Я так к этому отношусь, не вижу смысла паниковать пока, важнее сохранить здоровье людям сейчас».

* по мнению прокуратуры, проект связан с организацией, признанной нежелательной в России.

** организация признана иноагентом.

Автор: Татьяна Колобакина

Редакторы: Кирилл Капитонов, Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

При участии Елизаветы Герелесовой и Анны Горшковой

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.