16.05.2022

Прослушка познаётся в суде

Прослушка познаётся в суде Прослушка познаётся в суде

Сотрудник ФСБ рассказал о причинах интереса к адвокату Савельевой

Иллюстрация: Вивиан Дель Рио
Процесс
Дело Ирины Савельевой

В Ульяновске продолжается рассмотрение дела адвоката Ирины Савельевой. Следствие считает, что она разгласила данные предварительного расследования (ст. 310 УК), передав привлечённому специалисту материалы по делу её доверителя, бывшего вице-мэра Ульяновска Михаила Сычёва. На заседании сотрудник УФСБ рассказал, почему спецслужба прослушивала телефон Савельевой. Из его показаний стало известно, что ФСБ проводила «мероприятия» в отношении журналистов, писавших о Сычёве.

Мировая судья судебного участка №7 Заволжского района Ульяновска продолжила рассматривать дело адвоката Ирины Савельевой 21 марта. На втором заседании судья вернулась к ходатайству защиты об изменении процессуального статуса двух потерпевших – начальника правового управления администрации Ульяновска Юлии Шагаевой и руководителя аппарата администрации Дмитрия Шорина. Напомним, ранее адвокат Александр Цветов, представляющий интересы Савельевой, заявил, что статья 310 УК предназначена для случаев, когда нарушаются интересы государства. Поэтому физические лица не могут в данном случае выступать потерпевшими. Тогда судья не приняла никакого решения по ходатайству – а на втором заседании заявила, что «оценку относительно правильности процессуального положения» Шорина и Шагаевой даст при вынесении итогового решения.

Как сообщала «Улица», Савельева защищала бывшего вице-мэра Ульяновска Михаила Сычёва, обвиняемого в особо крупном мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК). В июле 2020 года следствие ходатайствовало об избрании для него «стражи». Тогда же защитница сфотографировала материалы дела на телефон, а через три дня дала подписку о неразглашении, «письменно обязавшись не передавать сделанные фотокопии для обозрения посторонним лицам». 15 июля 2020 года следователь Павел Вертецкий повторно предупредил Савельеву о недопустимости подобных действий и взял с неё «подписку с предупреждением об уголовной ответственности по ст. 310 УК».

В ходе работы над делом защитница решила от имени Сычёва обжаловать ряд сделок по отчуждению муниципального имущества – чтобы оспорить размер вменяемого ущерба. Для этого она обратилась к своей знакомой Альфие Шарафутдиновой, которую хотела привлечь в качестве эксперта по делу. Та согласилась проконсультировать защитницу. Следствие посчитало такое действие адвоката незаконным, посчитав, что она «умышленно разгласила сведения об обстоятельствах совершённого преступления». Позже выяснилось, что телефон Савельевой прослушивался – именно так следствие узнало про её договорённость с Шарафутдиновой. Адвокат потребовала признать прослушку незаконной, но суд не удовлетворил её жалобу. «АУ» подробно пересказывала содержание обвинительного заключения и то, как прошло первое заседание. На сайте «Улицы» делу Ирины Савельевой посвящён отдельный раздел.

Затем судья перешла к допросу свидетеля – начальника судебной практики администрации Ульяновска Юлии Золотарёвой. Та рассказала, как представляла в деле Сычёва интересы администрации города – потерпевшей стороны. Прокурор интересовался, как именно «факт разглашения данных» из дела чиновника затронул интересы администрации. «Возможно, затронуло. Как-то могло затронуть», – ответила Золотарева.

Свидетельница не смогла ответить на большую часть вопросов прокурора и судьи – например, о влиянии срока расследования по делу Сычёва на нарушение прав администрации. Напомним, следователи утверждают, что из-за «разглашения» им потребовалось «изменить формы и методы проведения дальнейших оперативно-разыскных мероприятий». Также следствие вынуждено было совершить ряд «незапланированных ранее» действий, чтобы собрать и зафиксировать доказательства «противоправной деятельности» адвоката.

Наконец, прокурор попросил суд огласить показания Золотарёвой, которые она дала на стадии следствия, – поскольку свидетельница «не поясняет обстоятельства совершённого преступления». После диалога о правовом обосновании такой формулировки судья разрешила зачитать показания Золотарёвой «из-за существенных противоречий». Из документа следовало, что сотрудница администрации заявляла о «необоснованном затягивании срока следствия», которое «однозначно причиняет вред» интересам органа государственной власти. «Чем дольше это длится, тем дольше по нему (уголовному делу Сычёва. – “АУ”) не может быть вынесено решения. Чем раньше будет вынесено решение, тем раньше город получит эти средства, [заявленные в гражданском иске]», – заявляла женщина следователю. На суде Золотарёва подтвердила, что произнесла эти слова. Но ответить на вопрос Савельевой о том, какую информацию она разгласила, свидетельница так и не смогла.

Следующее заседание прошло 25 марта. К судье явился другой свидетель обвинения – старший уполномоченный УФСБ по Ульяновской области Владимир Ливанов. Он рассказал, что «в ходе оперативно-разыскных мероприятий» были получены «данные о Шарафутдиновой и о её возможной связи с иным уголовным делом». Затем у неё в ходе обыска нашли документы, которые «имели отношение к расследуемому делу». По словам следователя-свидетеля, их Шарафутдиновой передала Савельева. Отвечая на вопрос прокурора, Ливанов заявил, что адвокат не имела права так поступать, поскольку дала подписку о неразглашении. Дать ответ гособвинителю сотрудник УФСБ успел до возражения Савельевой о правовом характере вопроса.

Часть переданных документов, по словам Ливанова, была связана с деятельностью УФСБ: «Были мои данные с указанием конкретных мероприятий, с должностью и подразделением». После уточняющего вопроса прокурора Ливанов сообщил, что после находки сотрудники УФСБ «проводили мероприятия, направленные на закрепление доказательной базы в отношении Савельевой о разглашении данных предварительного расследования».

Савельева спросила, почему УФСБ решило провести обыск у Шарафутдиновой. Следователь пояснил, что причиной были «результаты ОРМ». Адвокат попросила их уточнить, но в ответ услышала лишь «более конкретной формулировки нет». Основанием для ОРМ в отношении самой Савельевой стали «мероприятия, которые направлены на документирование иной противоправной деятельности Колесниковой (директор агентства недвижимости “Пран” Ольга Колесникова, ещё одна фигурантка дела Сычёва. – “АУ”), не связанные с хищением имущества».

– Что явилось основанием для проведения ОРМ в отношении меня? В частности, прослушивания и записи моих телефонных переговоров? – спросила Савельева сотрудника УФСБ.

– В отношении вас [были проведены] мероприятия, которые направлены на документирование иной противоправной деятельности Колесниковой. Не связанные с этим уголовным делом, – ответил Ливанов.

– С каким уголовным делом?

– Связанным с хищением имущества [Сычёвым]. Могла документироваться иная противоправная деятельность, иные эпизоды…

– А кто вам дал поручение проводить ОРМ в отношении меня? – настаивала Савельева.

– Поручение может дать только следователь.

– Какой следователь вам дал это поручение?

– В отношении вас не было поручения. Было поручение, направленное на документирование иных эпизодов и лиц, причастных к совершению преступления.

– В отношении меня вам никто поручения проводит ОРМ не давал? – повторила Савельева.

– В отношении вас – да, – признал Ливанов.

По словам Ливанова, обвиняемая передала Шарафутдиновой примерно два тома уголовного дела: «Постановление, результаты ОРД, протоколы следственных действий, запросы и ответы на них. В том числе информация об ОРД в отношении Сычёва, Кузнецова, Колесниковой и других лиц». Судья уточнила, были ли при этом задействованы журналисты. «Да, проводились мероприятия в отношении журналистов Дручинина (владелец новостного портала “Рупор73” Евгений Дручинин. – “АУ”) и Брагина (координатор общественного движения “Зелёная Россия”, блогер Александр Брагин. – “АУ”). Не знаю, насколько они имеют статус журналиста, но они имели отношение к информационным порталам, через которые в том числе распространялась информация о деле Сычёва. [В переданных специалисту документах] содержалась информация о том, что в отношении них проводились мероприятия», – рассказывал Ливанов. Он уточнил, что видел в СМИ материалы, где использовались материалы дела. Впрочем, он не читал материалов с информацией, которая была передана специалисту.

Как сообщал в 2020 году ульяновский портал «73.online», адвокат Евгений Калашников просил суд вызвать Брагина и Дручинина в качеству свидетелей по делу Сычёва. Следствие утверждало, что они под влиянием обвиняемого публиковали «заказные» статьи. И Сычёв, и журналисты не соглашались с этим. Однако суд так и не вызвал их для участия в заседании: они присутствовали только на оглашении постановления. По словам Ирины Савельевой, заседание проходило в открытом режиме, но слушателей в зал не пустили, сославшись на эпидемиологическую ситуацию.

«Известно [ли вам], что те журналисты, Дручинин и Брагин, участвовали в открытом заседании в рамках апелляционного обжалования меры Сычёва?» – уточнила Савельева. «Не могу сказать», – ответил Ливанов. На этом допрос завершился.

Обновление: добавлено уточнение про открытый характер заседания по делу Сычёва. Добавлен диалог между Савельевой и Ливановым.

Автор: Мария Королёва

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.