21.07.2021

Два досмотра для адвоката

Два досмотра для адвоката Два досмотра для адвоката

КС разъяснил, когда адвокат вправе требовать фиксации досмотра в СИЗО

Иллюстрация: Вивиан Дель Рио

Конституционный Суд опубликовал постановление по жалобе адвоката Рамиля Идиятдинова. Защитник оспаривал ч. 6 ст. 34 Закона о содержании под стражей, касающуюся досмотров. Эта норма позволяет сотрудникам СИЗО досматривать адвокатов без составления протокола – и прямо выводит из-под подобных проверок следователей. КС уклонился от рассмотрения вопроса неравенства – и признал досмотры адвокатов в изоляторах правомерными. Однако Суд отреагировал на «центральное» требование заявителя о необходимости фиксации досмотров. КС указал, что адвокат может потребовать фиксации досмотра, если он производится за рамками обычных проверок на КПП. «Улица» рассказывает, как КС обосновал своё решение – и как его оценили адвокаты.

Спорный досмотр

К ак писала «Улица», в апреле 2019 года адвокат Рамиль Идиятдинов пришёл в СИЗО-3 города Бугульма для свидания с подзащитным. Он сдал на КПП сотовый телефон и подписал уведомление об ознакомлении с правилами посещения. Но на территории изолятора адвоката попросили пройти дополнительный досмотр. Сотрудники СИЗО заявили, что заметили в его кармане «выпирающий предмет, по форме напоминающий сотовый телефон». Адвокат потребовал предъявить основания для досмотра и составить протокол. Но сотрудники изолятора пояснили, что по ДСП-приказам Минюста досмотр фиксируется только при изъятии запрещённых предметов. Телефон у адвоката так и не нашли.

Идиятдинов пожаловался на действия сотрудников в прокуратуру. Там посчитали, что ч. 6 ст. 34 Закона о содержании под стражей позволяет проводить досмотр при наличии «достаточных оснований подозревать лиц в проносе запрещённых предметов». Адвокат подал административный иск к СИЗО. Но и суды встали на сторону изолятора – в решениях они указали, что сотрудники действовали в соответствии с ДСП-приказами, не предусматривающими составления протокола без изъятия.

Тогда Идиятдинов обратился в Конституционный Суд. В жалобе (есть у «Улицы») он указал, что ч. 6 ст. 34 Закона о содержании под стражей не устанавливает оснований для досмотра адвоката, а также не регламентирует порядок его проведения и фиксации в протоколе. Это, по мнению адвоката, позволяет госорганам вводить свои ограничения в форме ДСП-приказов, недоступных для граждан. Адвокат попросил КС признать спорную норму Закона о содержании под стражей не соответствующей ч. 2 и ч. 3 ст. 55 Конституции. Это положение Основного закона не разрешает издавать акты, умаляющие права и свободы гражданина.

«Адвокатская тайна носит сегментарный характер»
В КС обсудили обыск адвоката в СИЗО

Вопрос о правах всех адвокатов

29 июня состоялось заседание КС под председательством Валерия Зорькина. Заявителя представлял адвокат Александр Передрук. Он подчеркнул, что следователей не досматривают в СИЗО – и это ставит адвокатов в неравное положение. Между тем досмотр защитника, по его мнению, сопряжён с риском нарушения адвокатской тайны. Поэтому для инициирования таких проверок недостаточно «широкой презумпции того, что адвокаты всегда вступают в сговор с клиентами».

Позицию Передрука поддержал представитель правительства в высших судах Михаил Барщевский. Он также указал на решение КС от 6 марта 2008 года №428 – о досмотре защитника в исправительном учреждении. Тогда суд решил, что такая проверка может проводиться только по мотивированному решению администрации ИК, а его ход должен фиксироваться в протоколе.

Другое мнение высказал представитель Совета Федерации, сенатор Андрей Клишас. Он считает, что сотрудники СИЗО могут проводить досмотр, поскольку изолятор охраняет тайну следствия. Клишас также объяснил, чем, на его взгляд, отличаются досмотр по КоАП, предполагающий составление протокола, от досмотра в СИЗО. В первом случае инициатор отношений – государство, а во втором – адвокат, ведь он сам приходит в изолятор.

Неравенство адвокатов и следователей попытался защитить представитель президента в КС Александр Коновалов. Он объяснил это тем, что «организаторы расследования» обладают всей полнотой информации, которую должны хранить в тайне. А адвокатская тайна носит лишь «сегментарный характер».

Представитель ФПА Сергей Голубок оспорил это тезис. По его мнению, нет никаких конституционных оснований считать тайну следствия в большей степени заслуживающей защиты. Голубок также возразил Клишасу в том, что адвокат посещает СИЗО и подвергается досмотру по своей инициативе – ведь адвокат в этом случае выполняет важную правовую функцию.

Два досмотра

Вчера Конституционный Суд огласил постановление по делу. Суд не стал рассматривать поднятый на слушании вопрос неравенства адвокатов и следователей. «Заявитель настаивал лишь на необходимости надлежащей фиксации оснований, хода и результатов соответствующих действий, – пояснил КС. – Оценка оспариваемой нормы в данном аспекте была бы выходом за пределы конкретного нормоконтроля». В итоге суд разобрал только вопрос необходимости фиксации досмотра.

В постановлении говорится, что закон наделяет сотрудников изолятора правом требовать от всех посетителей – в том числе адвокатов – соблюдения режимных требований. Одним из них является досмотр на КПП. По мнению Суда, эта процедура проводится с согласия посетителя – ведь они могут не посещать изолятор и таким образом избежать досмотра. А решив зайти на территорию учреждения, они должны осознавать, что их могут досмотреть и на выходе.

По мнению КС, в рамках обычного досмотра сотрудник учреждения может потребовать от адвоката показать предмет, который визуально похож на запрещённый – или на который среагировал металлоискатель.

Постановление КС

Если такое требование предъявляется непосредственно на контрольно-пропускном пункте и не встречает возражений у адвоката, нет оснований рассматривать его как выходящее за пределы обычного прохождения контроля (досмотра) с использованием технических средств при входе в следственный изолятор или выходе из него.

КС полагает, что в рамках такого обычного контроля на КПП составлять протокол нужно лишь в случае изъятия запрещённых предметов. Суд объяснил это тем, что за попытку пронести «запрещёнку» адвокату может грозить наказание. Чтобы иметь возможность оспорить его в суде, у защитника должен быть документ, в котором зафиксирован ход проверки. Если недопустимых предметов не нашли, нужды в протоколе нет.

Но суд выделяет и другой тип досмотра – выходящий за рамки обычных проверочных процедур на КПП. Это досмотр, который осуществляется в связи с индивидуальным подозрением адвоката в проносе запрещённых предметов – в тот момент, когда адвокат уже прошёл рамки металлоискателей и рентгеноскоп. Основанием для такой повторной проверки могут быть сигналы спецсредств, подозрения, возникшие в ходе визуального осмотра, или информация о незаконных планах адвоката. Отказаться от этой процедуры защитник уже не вправе. По мнению суда, возможность ухода от наказания в подобной ситуации привела бы к росту числа попыток пронести в СИЗО запрещённый предмет. При таком более тщательном досмотре КС считает нужным предоставить адвокату право требовать фиксации оснований, хода и результата процедуры.

Постановление КС

Возможность такого требования позволяет адвокату, в частности, реагировать на случаи, когда досмотр может, по его предположению, трансформироваться из досмотра вещей и одежды в личный досмотр безотносительно к наличию для этого правовых оснований.

Вместо составления протокола КС допускает использовать видеозаписи с камер наблюдения и регистраторов – но только если сам адвокат с этим согласен. В этом случае администрации следует хранить видеозаписи с камер и регистраторов как минимум на протяжении всего срока обжалования действий сотрудников – и по запросу предоставлять копии видеозаписей адвокату.

В итоге КС счёл оспариваемую норму соответствующей Конституции – но подчеркнул, что она должна применяться с учётом высказанной им позиции. При этом Суд в мотивировочной части постановления отметил, что законодатель не лишён возможности более подробно прописать, как должен регулироваться досмотр и его фиксация в СИЗО. Что касается дела Идиятдинова, то Суд не увидел необходимости в его пересмотре, поскольку досмотр «не повлёк для него негативных последствий».

Как оспорить неравенство

Адвокат Александр Передрук доволен решением КС – но только в части дополнительных гарантий, которые появятся у защитников. «Это позволяет адвокатам не доказывать в судебном порядке сам факт проведения досмотра. Ведь если протокол не был составлен, сотрудники могут заявить, что и досмотра не было», – объяснил он.

Адвокат Александр Передрук

Постановление ограничит возможности сотрудников СИЗО придумывать основания для досмотра: Теперь им придётся сразу же указывать основания в протоколе – и в суде они не смогут назвать что-то другое. Решение КС также немного усилит охрану адвокатской тайны – ведь если сотрудники изымут адвокатское досье, им придётся это зафиксировать.

Глава Комиссии по защите прав адвокатов АП Ленинградской области Евгений Тонков считает мудрым решение суда разграничить два типа досмотров. По его словам, первичная проверка на КПП редко вызывает вопросы у опытных защитников. «Адвокаты оставляют все предметы, которые могут вызвать хоть какие-то подозрения при досмотре, – уверяет он. – Потому что каждая найденная флешка, даже если там ваши семейные фотографии, задерживает общую очередь. Если адвокат сам признаёт, что случайно забыл выложить запрещённый предмет, то протокол могут даже не составить. И это правильно – потому что это бы отбирало время у других защитников в очереди».

Но в случае с повторным досмотром – когда адвоката, например, уводят в отдельную комнату и внимательно изучают все его вещи – протокол необходим, полагает Тонков. По его наблюдениям, такая ситуация возникает достаточно редко и оформление протокола не затормозит общую очередь в СИЗО.

Автор жалобы Рамиль Идиятдинов в целом доволен решением. «Исходя из моих требований я считаю, что хоть косвенно, но они были удовлетворены», – заявил он в беседе с «Улицей». Адвокат сожалеет лишь о том, что КС не обязал законодателя прописать порядок досмотра и его фиксации в Законе о содержании под стражей. Защитник опасается, что сотрудники ФСИН не будут «воспринимать всерьёз» постановление КС.

Адвокат Рамиль Идиятдинов

Исходя из того, как всё работает «на земле», могу сказать: [сотрудники СИЗО] говорят, что их деятельность регулируется федеральным законодательством. А постановления КС никто [из них] не читает.

Идиятдинов не исключает, что может вновь обратиться в КС – теперь уже с вопросом о неравном положении следователей и адвокатов в части досмотров. Но это будет возможно только в случае повторения нарушения его прав. Глава комиссии по защите прав адвокатов АП Санкт-Петербурга Сергей Краузе добавляет, что оспорить «иммунитет следователей» будет проще, если сотрудники СИЗО в аналогичных ситуациях проявят разный подход к правоохранителям и адвокатам. «КС по обращениям граждан рассматривает конституционность норм в каждом конкретном деле, – поясняет Краузе, – Поэтому, чтобы так ставить вопрос, лучше дождаться прецедента, где в одинаковой ситуации правоприменители примут два разных решения». Но адвокат Евгений Тонков не верит в результативность такой жалобы.

Председатель КЗПА АП Ленинградской области Евгений Тонков

КС является элементом системы, которую можно считать авторитарной. Поэтому ждать, что КС встанет на позицию защитников, самонадеянно.

Представитель ФПА – адвокат Сергей Голубок – заявил «Улице», что у него «нет комментария».

Автор: Елена Кривень

Редактор: Екатерина Горбунова

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.