04.06.2021

Адвокатам дали жалобную книгу

Адвокатам дали жалобную книгу Адвокатам дали жалобную книгу

Опубликована статистика адвокатских проблем

Иллюстрация: Вивиан Дель Рио

Этой весной ФПА вместе с Институтом права и публичной политики провели уже второй опрос о нарушении профессиональных прав адвокатов. Почти тысяча защитников рассказали, с какими проблемами они столкнулись за последний год – и чем закончились попытки их обжалования. Кроме того, адвокаты поделились соображениями о том, как улучшить ситуацию. «Улица» пересказывает самое главное из этого многостраничного отчёта.

На что жалуются адвокаты

В опросе ФПА и Института приняли участие 925 адвокатов из 70 регионов (в основном из Центральной России и Приволжского федерального округа). Больше половины из них – опытные специалисты (38,1% практикуют от пяти до 15 лет; 27,9% – от 15 до 25 лет; 6,3% – свыше 25 лет). «Уголовкой» и «административкой» занимаются 45,1% опрошенных, гражданскими делами – 21%, ещё 33,9% не имеют чёткой специализации. Авторы исследования полагают, что выборка вполне репрезентативна по числу участников (1,2% от числа действующих адвокатов), географии и опыту.

Среди адвокатов, специализирующихся на уголовных и административных делах, за последний год хотя бы раз столкнулись с нарушениями 89% опрошенных. Из тех, кто специализируется на гражданских процессах, пожаловались 61%.

Исследование ФПА и Института

Очевидно, что уровень риска столкновения с нарушениями зависит от специализации адвоката: в рамках уголовного судопроизводства он в полтора раза выше, чем при рассмотрении гражданских дел.

Дальше в опросе перечисляются конкретные проблемы (адвокат мог выбрать несколько вариантов). Самое популярное нарушение – отказ следователя предоставить копии процессуальных документов, которые полагаются по УПК (об этом заявили 43,8% опрошенных). На втором месте – нарушения, связанные с оплатой работы по назначению (38,1%). Тройку замыкает проблема «двойной защиты» – введение в процесс «назначенца» при наличии защитника по соглашению (26,8%).

Каждый пятый адвокат указал на нарушения прав при посещении судов (17,4%). Из них 36,4% пожаловались на необоснованный досмотр, в том числе документов, составляющих адвокатскую тайну. А 34% даже отказались пускать в здание без досмотра вещей. «Некоторые респонденты заявляли о необходимости стоять в общей очереди на проход в здание суда, в то время как представители следственных органов и прокуратуры проходят без досмотра», – отмечают авторы опроса.

Ещё 20% рассказали о нарушениях их прав судьями. Многие из них сталкивались с «демонстративным отказом» в удовлетворении всех ходатайств (70,8%) или нежеланием рассматривать представленные доказательства (48,9%).

Каждый пятый из них заявил о психологическом насилии со стороны суда (20%). На необоснованный отказ в получении копии документа пожаловались 32,3%, на отказ внести в протокол замечания и заявления – 42,1%. Ещё 22,6% рассказали про отказ судьи предоставить адвокату слово, хотя процессуальное законодательство предоставляло ему такое право.

При этом, о нарушениях в колониях и СИЗО рассказали около 6%.

На что ещё жалуются защитники

  • запрет вести аудиозапись следственных действий – 25,8%;
  • необоснованное ограничением сроков ознакомления с материалами – 25,3%;
  • изъятие телефонов для изучения переписки с доверителем – 17,4%;
  • применение физической силы со стороны правоохранителей – 11%;
  • вызов на допрос в связи с профессиональной деятельностью – 9,6%;
  • ОРМ с целью воспрепятствовать адвокатской работе – 8,5%;
  • нарушения прав адвокатскими палатами – 2,3%;
  • обыск или выемка – 1,3%;
  • попытки привлечь к уголовной ответственности – 1,1%.

Председатель комиссии по защите прав адвокатов палаты Ленинградской области Евгений Тонков в разговоре с «Улицей» предположил, что в реальности ситуация с нарушениями прав «уголовных» адвокатов ещё хуже. Он считает, что смешение их с теми, кто работает по гражданским процессам, даёт некорректные средние цифры.

Евгений Тонков

Адвокаты-цивилисты могут вообще не сталкиваться с такими проблемами. Например, они вообще не ходят в ОВД, поэтому не слышали отказов в допуске. А у адвокатов, которые занимаются уголовными делами, наверняка были такие случаи. Но в итоге мы получим в среднем 50% недопусков.

Также на выводы могло повлиять и включение в опрос «новичков» (24% опрошенных адвокатов имеют стаж от года до пяти лет, а 3,8% работают менее года). Тонков уверен, что 100% опытных адвокатов встречались с отказом суда приобщить заключение специалиста, а вот у молодёжи могло просто не быть подобных процессов. Аналогичная ситуация, по его мнению, и с выдачей копий документов или отказами в удовлетворении жалоб по ст. 125 УПК. «Более того, сейчас тенденция идёт в сторону отказа в приёме обращений адвокатов и возвращении жалоб без рассмотрения», – сетует Тонков.

В документе названы самые «недружелюбные» к адвокатам структуры – это оперативно-разыскные органы, органы следствия и прокуратуры. А вот учреждения ФСИН в сравнении с результатами прошлого опроса оказались куда дружелюбнее. Соавтор исследования, консультант Всемирного банка и советник ФПА Ольга Шварц в разговоре с «Улицей» предположила, что здесь помогло привлечение общественного внимания к проблемам с ФСИН. Но Евгений Тонков считает этот результат некорректным. «Нужно разделять различные СИЗО, – утверждает он. – Например, в Боровичах или в Выборге заполняемость изоляторов 30% и поэтому никакой записи не надо. А вот в Петербурге стало хуже: в “Кресты” надо записываться за 7–10 дней, а живой очереди нет».

Как адвокаты реагируют на нарушения

Авторы констатируют, что адвокаты не верят в эффективность любых средств защиты своих прав. Половине из них в ответ приходят «отписки» либо факт нарушения вовсе отрицается.

Чаще и результативнее всего адвокаты жалуются на нарушения в связи с оплатой работы по назначению.

56% столкнувшихся с этой проблемой пишут обращения и в 65% случаев по ним принимаются меры.

Эффективность обжалования

  • 66,5% жаловались на ограничение сроков ознакомления с делом – какие-то меры приняли в 17,9% случаев;
  • 47,6% жаловались на запрет вести аудиозапись следственных действий – результативными оказались 13,3% ответов;
  • 46,6% адвокатов заявляли суду отвод из-за нарушений адвокатских прав – и лишь 0,8% требований были удовлетворены;
  • 40,6% обращались с жалобами в вышестоящий суд – и «получили положительный ответ» в 13% случаев.

Лишь каждый четвёртый сообщал о нарушении прав в региональную адвокатскую палату – и половина из них получала помощь. «Такая поддержка в основном выражалась в консультациях и подготовке обращений, реже – в участии органов адвокатского сообщества в судебном обжаловании и участии представителя совета адвокатской палаты во встречах с представителями правоохранительных органов», – говорится в исследовании. Шварц считает, что в нежелании адвокатов обращаться в палаты виновато прежде всего их руководство.

Советник ФПА Ольга Шварц

Видимо, руководство региональных палат недостаточно, так сказать, расположено работать со своими адвокатами. Как в советское время говорили, «оторвались от коллектива».

Адвокат и бывший исполнительный вице-президент ФПА Андрей Сучков считает, что причина в другом. «Это отсутствие у палат нормативно закреплённых полномочий по защите прав адвокатов, невозможность быть представителем в судебном процессе или иной процессуальной процедуре в этом качестве», – заявил «Улице» Сучков. Поэтому органы адвокатуры вынуждены ограничиваться лишь методической и организационной помощью.

Что делать

Участники опроса могли оставить собственные рекомендации. Авторы исследования разбили их на тематические блоки. Так, для укрепления гарантий адвокатской деятельности защитники предлагают:

  • возбуждать дела в отношении адвокатов только с согласия председателя суда;
  • запретить привлекать адвоката к ответственности за размер гонорара, установленный соглашением;
  • запретить досмотр на входе в суды, а в СИЗО разрешить оставлять вещи в камере хранения без досмотра;
  • расширить права адвоката в части сбора доказательств;
  • усилить ответственность за отказ отвечать на адвокатский запрос;
  • закрепить право адвоката на доступ к банковской, медицинской, нотариальной тайне.

В борьбе с недопусками, по мнению респондентов, помогут:

  • введение уголовной ответственности за недопуск адвоката к доверителю и ответственности за ложную информацию о местонахождении подзащитного;
  • отмена плана «Крепость»;
  • уточнение в ст. 14 Закона о полиции и в КоАП, что право на адвоката возникает с момента фактического задержания.

В борьбе с нарушениями со стороны следователей:

  • введение обязательного аудиопротоколирования и/или видеозаписи в процессе проведения следственных действий;
  • установление запрета на назначение защитника по уголовному делу при наличии защитника по соглашению в том же деле у того же подозреваемого;
  • запрет на проведение более двух следственных или процессуальных действий (более четырёх часов подряд) за сутки;
  • изменение порядка выплаты вознаграждения адвоката по назначению с уменьшением роли следователя и введением электронного документооборота по этому вопросу.

Ольга Шварц считает рекомендации опрошенных адвокатов разумными. Но среди наиболее важного выделяет введение уголовной ответственности за воспрепятствование адвокатской деятельности.

«Конечно, пожелания адвокатов разные. От общефилософских – немедленного прекращения правового нигилизма – до конкретных и весьма полезных. Это нормально, – считает Тонков. – Я считаю публикацию предложений полезным. Они показывают, во-первых, адвокатскую разноголосицу. Во-вторых, проблемы, которые есть в адвокатуре».

Чего ждут от палат

Чаще всего респонденты отмечали, что ждут от палат более активной реакции на обращения по нарушениям. Это может выражаться в виде исков в суд или даже «забастовки». Адвокаты предлагают игнорировать назначение адвокатов по 51-й статье УПК как для целых учреждений, где не соблюдаются права защитников, так и для отдельных должностных лиц. Советуют также ввести практику отчётов представителей совета палаты о мерах по защите прав коллег. Помочь в защите коллег, по мнению участников опроса, может и закрепление в УПК полномочий представителя палаты.

Предлагается также чаще проводить опросы о нарушениях профессиональных прав на региональном уровне. А по итогам обработки этой информации – направлять обращения в органы власти и выступать с законодательными инициативами. Опрошенные достаточно часто упоминают, что хотели бы видеть более активное лоббирование палатами изменений в закон, расширяющих права и возможности адвокатов.

Часть респондентов ждут от палат методической помощи: инструкций, алгоритмов и распространения «образцовых кейсов». Звучат предложения публиковать и комментировать обобщения судебной практики. Также адвокаты просят разработать механизм фиксации нарушений, позволяющий использовать фото и видео как доказательство.

Сучков отметил, что над большинством озвученных респондентами предложений палаты давно работают – правда, «с переменным успехом». И такие опросы, по его мнению, как раз позволяют понять, насколько эффективно это делается.

Адвокат Андрей Сучков

Сбор сведений о нарушениях прав адвокатов нужно сделать системным. Разовое анкетирование постфактум – дело необъективное. Один и тот же адвокат сразу после оправдательного приговора или только что спущенный с лестницы полицейским по-разному заполнит анкету о нарушении своих прав за последний год.

Адвокат выразил сожаление, что анонсированная ФПА КИС АР не содержит модуля для постоянного сбора данных о нарушениях.

Авторы: Елена Кривень, Алёна Савельева

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.