01.03.2021

«Запрет на профессию» вступил в действие

Адвокаты продолжают сомневаться, будет ли он работать

1 марта вступает в силу нашумевшая «поправка Крашенинникова» к Закону об адвокатуре. Ранее в сообществе её окрестили «запретом на профессию». «Улица» уже разбирала подробно эту норму, но решила узнать свежее мнение экспертов о перспективах её применения.

«Запрет на профессию» появился в законодательстве неожиданно для адвокатов и без обсуждения с ними. Председатель комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников в 2019 году внёс такую норму перед вторым чтением пакета поправок в Закон об адвокатуре. Он предложил запретить адвокатам, лишённым статуса по «неблаговидным причинам», представлять доверителей в судах – не только по уголовным, но и по гражданским делам.

Поправка вызвала волну возмущения и едва не вывела адвокатов на первый в истории корпорации митинг. Эксперты указывали, что «запрет на профессию» нарушает сразу несколько статей Конституции, и первая же жертва закона сможет смело подавать в КС. Некоторые высказывали опасения, что репрессивный механизм поправки чреват злоупотреблениями в региональных палатах – они смогут с её помощью выкинуть из профессии «неудобных» адвокатов.

Впрочем, были и голоса «за»: некоторые участники дискуссии считали, что поправка защитит граждан от недобросовестных представителей. К тому же никто не лишит статуса пожизненно: спустя какое-то время (от года до пяти лет) каждый может сдать экзамен заново.

Поправочка вышла
«Адвокатская улица» изучила норму о «запрете на профессию»

На этапе рассмотрения документа в Совете Федерации принимал участие и президент ФПА Юрий Пилипенко. «Не всё гладко шло при обсуждении текста», признал он тогда, но заверил, что компромисс достигнут – и попросил Совфед одобрить закон. Но на прошлой неделе, накануне вступления поправки в силу, Пилипенко заявил: она «вызвала у нас недоумение, и мы, мягко говоря, не приветствовали её включение в законопроект». Тем не менее президент ФПА считает, что «оснований для абсолютного алармизма» нет: норма в таком виде всё равно не будет работать. Ведь «вопрос участия в процессе определяется процессуальным законодательством, а не законодательством об адвокатской деятельности».

Большинство опрошенных «Улицей» экспертов согласились с этим мнением.

Адвокат Андрей Сучков

Определённо, эта норма не будет широко применяться судами, ведь необходимые поправки в АПК и ГПК так и не были внесены. Лишь ч. 2 ст. 55 КАС не допускает в качестве представителей лиц, в отношении которых действует запрет, установленный иными федеральными законами.

Адвокат Максим Никонов также указывает, что норма не согласуется с другими законами. «Закон об адвокатуре сам по себе не даёт права на ведение дела в качестве представителя. Это оговаривается процессуальными кодексами. А они далеко не всегда связывают право на представительство конкретно со статусом адвоката», – говорит Никонов. В итоге «поправка Крашенинникова» «отнимает» то, чего Закон об адвокатуре не даёт – право участия в деле в качестве представителя: «Получается, что бывший адвокат лишается права и на юридическую практику в судах. При этом деятельность юристов, не имевших статуса адвоката, не ограничивают никакие “порочащие основания”».

Процессуальная и техническая «инфраструктура» для поправки тоже не выстроена, говорит Никонов: в кодексах нет корреспондирующих изменений. Нет в них и ответа на вопрос, как судья должен узнать, что вступивший в процесс юрист лишён статуса адвоката по «неблаговидным основаниям». И это, возможно, даже к лучшему, подчёркивает он.

Адвокат Максим Никонов

В итоге новелла и сама “подвисла”, и подвесила ситуацию в состоянии правовой неопределённости. Однако с учётом реалий российского правоприменения это не самый плохой исход. Доведённые до ума поправки создали бы существенный “охлаждающий эффект” для адвокатов.

Член совета АП Москвы Константин Ривкин настроен не так оптимистично: «Уже сейчас факт прекращения статуса можно проверить по реестрам на сайтах палат или Минюста. И я не думаю, что данный запрет следует непременно дублировать во всех процессуальных кодексах. В итоге, поскольку ни один судья не захочет отмены вынесенного им судебного акта из-за участия в процессе ненадлежащего представителя, норма будет соблюдаться».

Андрей Сучков напоминает, что у защитников, попавших под действие поправки, всё же остаются запасные варианты. Российский экс-адвокат может получить адвокатский статус в странах постсоветского пространства, после чего войти в реестр адвокатов иностранных государств Минюста РФ и практиковать уже в таком качестве.

Обновлено в 15:42: уточнён комментарий Андрея Сучкова.

Автор: Ольга Логинова

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.