20.04.2020

Суд смягчил меру пресечения из-за коронавируса

В постановлении учли падение доходов семьи подсудимого и затягивание процесса из-за пандемии

20 апреля в Василеостровском суде Санкт-Петербурга состоялось заседание по продлению меры пресечения главному редактору FinNews Владимиру Шевченко. Журналиста обвиняют в вымогательстве в особо крупном размере (ч. 3 ст. 163 УК) у руководства «Россельхозбанка». В марте 2018 года он был взят под стражу, в ноябре 2019 года переведён из СИЗО под домашний арест.

Сегодня состоялось очередное заседание, на котором решался вопрос о мере пресечения. Обвинение ходатайствовало о продлении домашнего ареста, обосновав это типовыми мотивировками: «предъявлено обвинение в совершении особо тяжкого преступления», «обвиняемый может попытаться скрыться, совершить новое преступление или оказать давление на других участников процесса». Потерпевшая сторона ходатайство прокурора поддержала.

Адвокат журналиста Александр Мелешко просил суд смягчить меру пресечения. Он указал на затяжной характер процесса – в том числе из-за уже третьей по счёту лингвистической экспертизы записанного полицией разговора главреда с представителями «Россельхозбанка». В результате ситуации с коронавирусом она будет готова не раньше июля. Также адвокаты подсудимого заявили, что из-за эпидемии доходы жены Владимира Шевченко снизились – и попросили «предоставить [журналисту] возможность трудиться». «Мы сказали, что власть при угрозе чрезвычайной ситуации должна заботиться о населении – и судебная власть, как и исполнительная, не может пройти мимо тех проблем, с которыми сталкиваются лица, попавшие в орбиту уголовного судопроизводства», – рассказал «Улице» Александр Мелешко. 

Адвокат Александр Мелешко

Мы сказали: Ваша честь, суд – это такая же власть. И независимо от того, предусмотрено ли в УПК такое основание, как коронавирус, при изменении меры пресечения Вы как власть не можете пройти мимо этого обстоятельства, ведь оно влияет на жизни людей. И Вы должны принять властное решение, связанное с этой ситуацией.

В итоге Василеостровский суд встал на сторону защиты и смягчил меру пресечения. Теперь подсудимому нельзя лишь выходить из дома с 20 часов вечера до 8 часов утра; также он не имеет права общаться ни с кем из участников производства по делу, кроме адвокатов и членов семьи.

Суд объяснил, что такое смягчение необходимо, чтобы «предоставить подсудимому возможность осуществления трудовой деятельности, которая связана у подсудимого с работой в сети Интернет».

Василеостровский районный суд

...доходы граждан в виду закрытия предприятий резко упали, что свидетельствует о том, что необходимо применение в отношении подсудимого сбалансированной меры пресечения, которая обеспечит соблюдение как  публичных интересов, но и частных интересов, а именно возможность получения подсудимым законного дохода или пособия по безработице.

Также суд принял во внимание, что в Санкт-Петербурге «действует система повышенной готовности из-за распространения коронавируса COVID-19, в связи с чем рассмотрение уголовного дела по существу затягивается, время получения ожидаемого судом заключения экспертов неизвестно». По мнению Александра Мелешко, суд учёл «не совсем правильную организацию процесса – и сбалансировал интересы подсудимого из-за этой затяжки».

При этом адвокат подчеркнул, что суд не всегда соглашается с «коронавирусными» доводами защитников при избрании меры пресечения. «Раз на раз не приходится. Две недели назад в Калининском суде мне сказали, что коронавирус не является основанием для того, чтобы людей не отправлять под стражу», – сказал защитник, напомнив, что адвокатская палата Санкт-Петербурга уже обращалась к судам с просьбой учитывать угрозу коронавируса в своих решениях.

По версии следствия, Владимир Шевченко требовал 1,2 миллиона рублей у руководства «Россельхозбанка» за неопубликование критических материалов об организации. Сам журналист утверждает, что обсуждал партнёрское соглашение с банком – публикацию новостей по присланным пресс-службой релизам. Представители организации, по его словам, потребовали от главного редактора заодно удалить все критические тексты о банке, появлявшиеся на FinNews ранее, на что получили категорический отказ. Тем не менее издание и «Россельхозбанк» всё-таки подписали договор о сотрудничестве: его сумма как раз и составила 1,2 млн рублей за 2 года. Но 15 марта 2018 года после перевода части суммы в 600 тысяч рублей к главреду пришли с обысками и поместили под стражу. Только 19 ноября 2019 года суд выпустил журналиста из СИЗО под домашний арест – за решеткой он провёл больше полутора лет.

Процесс
Защита в условиях пандемии
«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.