16.06.2021

Суд разъяснил незаконность изъятия у адвоката письма от доверителя

Неизбирательную проверку писем в СИЗО признали нарушением

«Улица» получила «мотивировку» решения Ленинского районного суда Ставрополя по иску адвоката Анны Актёмовой. Она жаловалась на изъятие сотрудниками СИЗО письма от доверителя. Суд указал, что цензурировать переписку защитника с доверителем можно лишь при наличии обоснованных подозрений в нарушении закона. При этом он ссылался не только на российское законодательство, но и на позицию ЕСПЧ.

Как рассказывала «Улица», в декабре 2020 года Актёмову досмотрели на входе в СИЗО-1 Ставрополя. Защитница утверждала, что личный досмотр был проведён без объяснения причин и в присутствии лиц противоположного пола. Сотрудники СИЗО нашли у адвоката запечатанный конверт. Актёмова пояснила, что это письмо от доверителя, где изложена его позиция по делу – а значит, бумаги защищены адвокатской тайной. Она даже продемонстрировала содержимое конверта, чтобы доказать отсутствие в нём запрещённых предметов. Но сотрудники СИЗО всё равно изъяли бумаги.

Актёмова направила жалобу на нарушение адвокатской тайны в краевые прокуратуру и УФСИН. Там не согласились с доводами защитницы, и она подала административный иск к СИЗО, где потребовала признать действия сотрудников незаконными. В своих возражениях руководство изолятора сослалось на то, что любая переписка обвиняемых должна цензурироваться администрацией. Но 21 мая Ленинский районный суд Ставрополя удовлетворил иск адвоката.

В мотивировочном решении суд сослался на ст. 91 УИК и п. 83 Правил распорядка исправительных учреждений, согласно которым переписка осуждённых с адвокатами не подлежит цензуре. Исключением могут стать ситуации, когда администрация располагает «обоснованными подозрениями», что в переписке содержатся сведения, «направленные на совершение преступлений». В этом случае цензура осуществляется на основании мотивированного постановления руководства.

Решение Ленинского суда Ставрополя

Положения пункта 142 Правил применительно к адвокатам не могут быть истолкованы как допускающие проверку и изъятие любых письменных коммуникаций адвоката с подозреваемым, обвиняемым, а относятся только к случаям, когда наличествуют достаточные основания полагать, что имеет место злоупотребление правилом конфиденциальности.

Суд посчитал, что аналогичные правила должны действовать и для лиц, содержащихся в СИЗО. В обоснование своей позиции суд сослался на Конституцию, Европейскую Конвенцию, практику ЕСПЧ и международные обязательства России. Суд отметил, что ЕСПЧ неоднократно критиковал практику «неизбирательной механической проверки всей корреспонденции заявителя». При этом суд подчеркнул: ЕСПЧ признаёт, что «конфиденциальность контактов адвоката и клиента не является абсолютной». Исключениями могут стать ситуации, когда содержание переписки не касается оказания юридической помощи и «направлено на совершение преступлений».

Поскольку сотрудники СИЗО не отрицали, что изъятое у адвоката письмо было написано доверителем и им было об этом известно, суд посчитал попытку цензуры незаконной.

А вот досмотр адвоката, по мнению суда, закону не противоречил. Суд указал, что Закон о содержании под стражей и Правила распорядка позволяют производить досмотр защитников. Сигнал рамки металлоискателя, как полагает суд, был достаточным основанием для досмотра. Впрочем, суд согласился, что досмотр Актёмовой в присутствии лиц противоположного пола был нарушением её прав.

В разговоре с «Улицей» Актёмова заявила, что не согласна с решением суда в части обоснованности досмотра. Защитница уверена, что в её случае оснований для этого не было. «Это связано с тем, что оба сотрудника УФСИН сообщали, будто бы рамка металлоискателя сработала, когда я через неё проходила, – пояснила адвокат. – На самом деле я не проходила и рамка не срабатывала». Она добавила, что обсудит возможность обжалования с коллегами, которые помогали ей в подготовке иска.

Актёмова отметила, что в части запрета на чтение переписки адвокат и доверителя суд согласился с её доводами. «Письма, которые передаёт защитнику доверитель, содержат адвокатскую тайну и, соответственно, их читать нельзя. Но сотрудники ФСИН считают иначе – и эта ситуация возникает у многих коллег по стране, – сетует защитница. – Суд на это указал, поэтому в целом я скорее удовлетворена мотивировкой решения».

«Улице» не удалось оперативно получить комментарий палаты Ставропольского края.

Автор: Елена Кривень

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.