12.11.2020

Следствие изменило обвинение адвокату Кирсанову

Посредничество во взяточничестве переквалифицировано на покушение на мошенничество

Казанскому адвокату Денису Кирсанову перепредъявили обвинение. Ранее он был взят под стражу за посредничество во взяточничестве (п. «б» ч. 3 ст. 291.1 УК), теперь следствие считает, что он совершил покушение на мошенничество (ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 159 УК). Между тем, защите так и не предъявили результаты ОРМ, на которых – кроме показаний двух лиц – якобы и строится обвинение. Скудность доказательственной базы не смущает судей – Кирсанов остается под стражей, ходатайство защиты о прекращении дела пока также не принесло успеха. Адвокаты уже заручились поддержкой АП Татарстана, а теперь обратились в ФПА.

Как ранее писала «АУ», Денис Кирсанов был задержан 11 августа, уже три месяца он находится в СИЗО. Показания против адвоката дала его доверительница Дилдор Джуманиязова. Следствие утверждает, что Кирсанов попросил у подзащитной полмиллиона — для передачи правоохранителям, чтобы её не привлекли к уголовной ответственности по делу о мошенничестве, в котором она проходила свидетельницей. Адвокаты Кирсанова настаивают, что в деле нет никаких доказательств, кроме показаний Джуманиязовой и её знакомой, у которой она брала взаймы деньги – якобы на взятку. При этом следствие почему-то не провело привычное для таких случаев ОРМ – не стало задерживать Кирсанова в момент якобы планировавшейся передачи денег. Правда, во время заседаний о мере пресечения следствие заявляло о каких-то имеющихся у них результатах ОРМ – но не предъявило их ни защите, ни суду.

Обжалования «стражи» пока не помогли; сейчас защитники ждут заседания в кассации. Между тем задержанному адвокату, по словам его защитников, уже предлагали «признать вину» или «сдать кого-то». Адвокаты Кирсанова уверены в том, что их коллегу оговорили. В его защиту даже вступила член совета АП Татарстана, глава комиссии по защите прав адвокатов Василя Максудова. Адвокаты также обратились за поддержкой в Федеральную палату адвокатов (текст есть у «АУ»).

«Мне некого сдавать и не в чем признаваться»
Адвокаты считают, что их коллега находится в СИЗО по оговору доверительницы

Всё это время защита добивается признания незаконным постановления о возбуждении уголовного дела в отношении Кирсанова. «В указанном постановлении имеется ссылка на материалы проверки, но результаты этой проверки в нём не приведены, т.к. скорее всего она не проводилась», – говорится в обращении к ФПА. «Доследственная проверка обязательна по УПК. Но так как она не проводилась, Денис был лишён возможности привести какие-то доводы в свою защиту до возбуждения дела», – объяснил один из защитников Кирсанова, адвокат Руслан Игнатьев.

Однако Советский суд города Казани, куда адвокаты обратились с жалобой, 3 сентября признал действия следователей законными. Апелляция встала на сторону защитников и отменила решение первой инстанции — но по формальным основаниям. В решении от 30 октября Верховный суд Татарстана указал на недопустимость оглашения судьёй только резолютивной части постановления. Теперь жалобу вновь будет рассматривать первая инстанция.

Игнатьев в беседе с «АУ» отметил, что с момента ареста с его подзащитным не провели почти никаких следственных действий. «Зато уже наложили арест на единственную квартиру Дениса, – рассказал Игнатьев. – Это решение суд вынес по ходатайству следователя еще 1 октября. Тогда Денис был еще обвиняемым по посредничеству во взятничестве: там большие штрафы, так что арест имущества – стандартная практика. Но я узнал об этом только на днях».

При этом, по словам защитника, давшая против Кирсанова показания Джуманиязова на днях была освобождена от уголовной ответственности по статье о даче взятки — по поощрительному примечанию, как лицо, сообщившее о преступлении.

Вчера, 11 ноября, следствие вдруг отказалось от версии о посредничестве во взяточничестве. «Переквалифицровали на мошенничество, – рассказал “АУ” Руслан Игнатьев. – [Мотивируют тем, что] Денис пообещал Джуманиязовой “решить вопрос”, но на самом деле якобы не собирался этого делать. И деньги хотел себе присвоить. С чем это связано? Посредничество во взятке не доказано. Ну, чтобы его не освобождать, решили хоть за что-то, но осудить». Несмотря на то, что эта статья «легче» предыдущей, защита намерена добиваться оправдания.

По словам Игнатьева, ФПА пока не ответила на обращение адвокатов Кирсанова. Однако он уверен, что применённые в отношении него методы могут быть использованы против любого адвоката. «Это, в свою очередь ставит под угрозу осуществление адвокатской деятельности в России в целом, т.к. таким способом создается опасный прецедент, а также действующий “инструмент” устранения неугодных и неудобных для обвинения защитников», – подчёркивается в обращении в ФПА. Адвокаты уверены, что делу Кирсанова необходимо придать общественный резонанс, поскольку это «единственно действенная мера по защите его прав». «Ни апелляционные жалобы, ни жалобы в порядке главы 16 УПК не способны повлиять на соблюдение органами предварительного расследования законности при производстве по уголовному делу, — говорится в обращении. — Как пример – результат по жалобе в порядке ст. 125 УПК, незаконное, вопреки установленному порядку, возбуждение уголовного дела, а также содержание нашего коллеги под стражей в течение длительного времени на основании одних только показаний “свидетелей”». «Улица» обратилась в ФПА, чтобы узнать судьбу обращения. В пресс-службе палаты сообщили, что взяли запрос редакции в работу.

Автор: Кирилл Капитонов

Редактор: Екатерина Горбунова

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.