25.06.2021

Минюст меняет порядок возмещения расходов на адвоката

Суды смогут увеличить сумму компенсации без оглядки на следователя

Минюст подготовил поправки в Положение о возмещении процессуальных издержек №1240 от 1 декабря 2012 года. Ведомство предлагает изменить порядок возмещения потерпевшим расходов на представителя – в том случае, если уголовное дело прекращено по нереабилитирующим обстоятельствам. Сумму по-прежнему будет определять следователь, но потерпевшие получат шанс увеличить размер компенсации через суд. Мнения адвокатов разделились: одни приветствуют изменения – а другие опасаются, что гражданам будет трудно возместить реальные расходы.

Поводом к разработке законопроекта стало майское постановление КС по жалобе жительницы Астрахани Эльвиры Юровских, о которой рассказывала «Улица». В июне 2012 года женщина при родах потеряла детей и попыталась привлечь врачей к ответственности. Только через два года Юровских признали потерпевшей и возбудили дело о халатности. После этого она заключила соглашение с адвокатами о представительстве её интересов. Следствие затянулось, в 2018 году подозреваемый умер и дело прекратили по нереабилитирующим основаниям. Юровских попыталась добиться компенсации расходов на своих представителей. Однако все инстанции утверждали, что ей необходимо обратиться с этим требованием к следователю – в порядке ст. 131 УПК. Заявительнице пришлось несколько раз обжаловать постановления следователя, который отказывался возмещать ей судебные издержки полностью. Она подала жалобу в КС, указав, что нормы, которые мешают напрямую обратиться в суд за компенсацией процессуальных расходов, противоречат Конституции. Суд признал, что ч. 3 ст. 131 и ч. 1 ст. 132 УПК не соответствуют Основному закону. В своём постановлении КС указал, что они усложняют потерпевшим доступ к правосудию, и обязал законодателя ввести чёткие правила компенсации затрат потерпевшего на юридическую помощь – учитывая индексацию.

В своём проекте Минюст предлагает прописать в п. 22 Положения, что следователь, принимая решение о сумме компенсации, должен руководствоваться ставками адвокатов по назначению. Если же потерпевший считает такой расчёт необоснованным, он может обжаловать его в судебном порядке и предоставить документы, подтверждающие расходы. Суд, в свою очередь, получает право самостоятельно определить сумму вознаграждения – не перекладывая этот вопрос обратно на следователя.

Минюст не стал ограничивать перечень документов, подтверждающих расходы потерпевшего. Более того, предложил исключить положение о перечне документов, согласованных с разными ведомствами, из п. 23 Положения.

Адвокат Ирина Фаст позитивно оценивает предложение Минюста обосновывать сумму компенсации любыми документами. «Потерпевшие смогут отразить весь спектр выполненных адвокатом действий и наиболее точно обосновать заявленную сумму», – считает она. Фаст добавляет, что такой подход «минимизирует» число судебных решений, в которых заявленная сумма значительно занижается.

Адвокат Анастасия Пилипенко указывает, что формально Минюст выполнил требование КС – и обеспечил «правовую определённость» в порядке возмещения расходов. Но в реальности эту процедуру смогут пройти «только самые стойкие и убеждённые потерпевшие», ведь какие бы документы ни предоставил потерпевший, следователь не имеет права предложить сумму выше ставок адвокатов по назначению. За возмещением реальных затрат всё равно придётся идти в суд.

Адвокат Анастасия Пилипенко

С учётом судебной традиции занижать суммы любых компенсаций нет никаких гарантий удовлетворения заявления. Расчёт законодателя, очевидно, на то, что многие потерпевшие не станут обращаться в суд. Если уголовное дело уже прекращено на стадии расследования, то они не увидят смысла «бодаться» с судом.

По мнению Пилипенко, такой порядок позволит государству существенно сэкономить на выплатах. Ранее в колонке для «Улицы» она предложила другой вариант, где не нужно менять законодательство. Если бы механизм судебного обжалования по ст. 125 УПК работал эффективно, то Эльвире Юровских даже не пришлось бы обращаться в КС. Районный суд сразу мог бы проявить инициативу и назначить сумму возмещения по своему усмотрению.

Адвокат Овагим Арутюнян видит в проекте Минюста иную проблему. Он считает в принципе неверным подход, когда сумму возмещения рассчитывают, ориентируясь на ставки «назначенцев». Именно такую позицию высказал КС, подчёркивает Арутюнян. «Услуги адвоката, участвующего в уголовном деле по назначению, нельзя признать аналогичными услугам, оказываемым потерпевшему его представителем по соглашению, тем более после прекращения уголовного дела. <…> Стоимость же услуг представителя определена его соглашением с потерпевшим, при заключении которого они не связаны нормами пункта 22(1) Положения», – говорится в постановлении Суда.

Адвокат Овагим Арутюнян

На мой взгляд, идея, которую закладывал КС в своём решении, в этой части вытекает все же из принципа свободы договора (ст. 421 ГК РФ). И должна быть прямо закреплена в таком смысловом виде в нормативно-правовом акте. 

Адвокат предполагает, что Минюст «несколько неправильно»  интерпретировал позицию КС, предложив потерпевшему идти в суд в случае несогласия со ставками по назначению. «КС имел в виду, что размер понесенных расходов устанавливается именно исходя из соглашения между потерпевшим и представителем, – считает адвокат. – А если следователь по своему усмотрению снизил сумму расходов, посчитав ее, например, неоправданно завышенной, то вопрос о необходимости и оправданности таких расходов решается уже в судебном порядке путем обжалования». Арутюнян уверен: по смыслу постановления КС, потерпевшему должны возмещать «все необходимые и оправданные расходы» на представителя –  оплату услуг по соглашению, транспортные расходы и т. д.

Адвокат также обратил внимание, что Минюст не предусмотрел механизма индексации сумм возмещения расходов, несмотря на четко выраженную позицию КС.

Автор: Елена Кривень

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.