12.12.2020

Генри Резник не увидел в словах Путина критики института следственных судей

Вице-президент ФПА полагает, что президента могли дезинформировать по поводу инициативы

На недавней встрече с Советом по правам человека президент неоднозначно высказался о перспективах появления в стране следственных судей. Владимир Путин заявил, что такой институт существовал в XIX веке, «но не прижился». Ранее глава государства дважды обещал правозащитникам «проработать» этот вопрос. Вице-президент ФПА Генри Резник уверен, что слова президента не стоит считать указанием прекратить работу над созданием аппарата следственных судей.

Ежегодная встреча Владимира Путина с советом по развитию гражданского общества и правам человека прошла 10 декабря, в онлайн-формате. Как и в прошлые годы, один из членов совета предложил обсудить перспективы внедрения в России института следственных судей. Но если раньше этот вопрос поднимали активные сторонники инициативы – экс-судья КС Тамара Морщакова и вице-президент ФПА Генри Резник – то теперь высказался бывший следователь по особо важным делам Евгений Мысловский. Он выразил сомнение, что институт «сторожа для сторожей» сам по себе может повлиять на многочисленные нарушения, которые допускаются на этапе предварительного следствия.

Член СПЧ Евгений Мысловский

Ясно, что наши предложения по реформе следственного судьи или специального прокурора не решат этих проблем. Потому что… они опять же встроены в УПК и полностью зависят от корпоративных условий и так называемого человеческого фактора. Но эти люди должны будут рекрутироваться из той же когорты чиновников от правосудия.

Он добавил, что на реформу «требуются большие затраты времени», а также «весьма существенные финансовые затраты». В качестве альтернативы Мысловский предложил создать иной институт: «Как показывает практика, для “внешнего сторожа” лучше всего подошла бы структура российского суда по правам человека».

Как ранее писала «Улица», дискуссия о создании в России института следственных судей ведётся уже более восьми лет. Сейчас один и тот же судья может заниматься делом на двух разных этапах: во время следствия и в непосредственно в процессе. Часто получается, что судья отправляет человека под стражу, многократно продлевает арест – а потом решает вопрос о его виновности. Многие эксперты считают, что такой порядок влияет на беспристрастность судьи: если он принимал решение об аресте, то потом ему будет сложно признать невиновность того же человека. Следственный судья должен будет контролировать работу следствия: проверять и оценивать доказательства, представленные сторонами, обеспечивать для стороны защиты равные права в доказывании по делу. А вот разбирать дело по существу будет уже другой судья – который ранее не встречался с подсудимым.

На заседании Владимир Путин заявил, что институт следственных судей не может стать «панацеей» от «негативных явлений в сфере следствия и дознания». «Тоже будут нарушения, и сговоры возможны между различными инстанциями, различными конкретными людьми», – посетовал он. Президент поделился историческими сведениями: заявил, что такой институт уже существовал при Александре II. «Но он не прижился у нас, этот институт, он начал постепенно угасать и ушёл в конце концов», – рассказал Владимир Путин. Позже президент вновь неоднозначно высказался об инициативе – видимо, спутав её с другой. «Ваша идея по созданию российского суда по правам человека – просто нужно проработать. Вы же правильно сказали, что такие институты, как судебный следователь и так далее, они требуют и финансирования, и изменения определённой системы», – сказал президент. 

Тем не менее вице-президент ФПА Генри Резник в разговоре с «Улицей» заявил, что не услышал в словах Владимира Путина негативной оценки института следственных судей. Более того, он предположил, что президента могли дезинформировать по вопросу полномочий следственного судьи и судебного следователя.

Вице-президент ФПА Генри Резник

Следственные судьи, в отличие от судебных следователей – которые действительно в прошлом у нас были – не проводят расследование, не предъявляют обвинения. Они следят за соблюдением закона, за тем, чтобы не нарушались конституционные права личности и обеспечивался принцип состязательности.

Генри Резник полагает, что возложение этих функций на следователя и прокурора – представляющих сторону обвинения – нарушает принцип состязательности процесса. Поэтому эффективно следить за соблюдением прав человека на стадии следствия может только формально независимый субъект – следственный судья.

Мэтр напомнил, что предложение о создании этого института ранее поддержал Верховный Суд. «Заместитель председателя ВС Владимир Давыдов говорил, что число жалоб, которые судьи рассматривают в порядке ст. 125 УПК (“Обжалование действий следователя” – “АУ”) увеличилось почти в два раза, – пояснил Резник. – Поэтому нужен специальный судья, который бы мог эти вопросы рассматривать. Не связанный установкой преимущественно обвинительного характера».

Адвокат признаёт, что появление аппарата следственных судей возможно только после изменения законодательства – и соглашается, что инициатива вызывает острую дискуссию. Но он не считает эти препятствия непреодолимыми и надеется, что обсуждение проекта будет продолжено. «Я не считаю, что на проекте поставили крест. Сам президент сказал, что надо дальше размышлять и обсуждать – заявил Резник. – Надо следить за тем, каким образом будут развиваться эти процессы в области судопроизводства. Как показывает практика, долгими годами идеи пробиваются».

Как ранее писала «Улица», в 2012 году о «назревшей необходимости» такого института заявил председатель Конституционного Суда Валерий Зорькин. Он подчеркнул, что это повысит «эффективность судебного контроля в ходе расследования и объективность судебного разбирательства», а также поможет разорвать «обвинительную связку» между следствием и судом.

Два года спустя аналогичные тезисы высказала на встрече СПЧ с президентом высказала судья КС в отставке Тамара Морщакова. «Сейчас всё делает один и тот же человек: он в ходе следствия плохо осуществляет контроль за ним и плохо потом в суде рассматривает дело, – спустя годы комментировала инициативу “Улице” Морщакова. – Если эти функции разделить, то над судьёй, который рассматривает дело по существу, не будет довлеть необходимость подтверждать свои собственные решения, что избавит его от предвзятости».

Тогда президент рекомендовал Верховному суду «изучить предложения». Но правоохранительные ведомства раскритиковали проект.

В 2018 году о необходимости введения института следственных судей заявил председатель ВС Вячеслав Лебедев. В следующем году об этом на встрече СПЧ с президентом высказался Генри Резник – и Путин вновь поручил ВС рассмотреть вопрос о целесообразности введения этого института. На совещании судей судов общей юрисдикции и арбитражных судов 11 февраля 2020 года Лебедев сообщил, что считает возможным создание этого механизма. Представить результаты изучения этого предложения ВС должен был к 1 июня. 

Автор: Елена Кривень

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.