19.04.2021

Адвокату не дали сфотографировать заключённого

Конфликт произошёл в ангарской колонии

Московский адвокат Светлана Яшина приехала к доверителю, который отбывает срок в печально известной ангарской ИК-15. В прошлом году заключённые подняли бунт, заявив об избиениях. Подзащитный рассказал Яшиной, что тоже подвергся пыткам – и по её совету написал заявление в Следственный комитет. В этот момент Яшина попыталась сфотографировать доверителя, однако сотрудники колонии грубо помешали ей. В областном ГУ ФСИН утверждают, что «нарушений в организации свидания не было допущено».

Светлана Яшина рассказала «Улице», что не сразу попала в ИК-15: для этого пришлось «полтора-два часа обивать пороги» колонии и несколько раз звонить в иркутское управление ФСИН. Наконец, сотрудники пропустили её, но предупредили о запрете вести видеозапись – хотя адвокат подавала заявление на использование телефона. «Они не имеют права запрещать мне пользоваться телефоном,– возмущается Яшина. – И вообще, это их выборочная тенденция – запрещать пользоваться телефоном [не всем, а] кому-то конкретному».

Адвокат беседовала с доверителем в комнате для краткосрочных свиданий, по стационарному телефону и через стекло. «Я проконсультировала заключённого, после чего он выразил желание обратиться в Следственный комитет с заявлением о пытках и изнасиловании. Я составила заявление и передала сотруднику, чтобы он отдал доверителю на подпись. Я начала фотографировать, как он подписывает бумаги», – говорит адвокат. Но тут подбежал сотрудник и потребовал прекратить съёмку. «Я сидела на стуле в углу, и он до такой степени ко мне приблизился, что упёрся ногами в мои ноги, мне было не встать», – рассказывает Яшина. Адвокат сказала, что не снимает видео, а лишь фотографирует своего подзащитного. Она попросила сотрудника представиться и включить видеорегистратор из-за очевидно конфликтной ситуации – но тот не стал этого делать: «Тогда я включила видео [на телефоне]. Но он зажимал мне руки и не получилось заснять ничего, кроме кафеля».

К ним подошли другие сотрудники колонии: по словам Яшиной, они также не представились и попытались забрать телефон. «Видеорегистратор к тому моменту сотрудник включил, но я об этом не знала. Я бегала от них туда-сюда по кабинету, отходила на безопасное расстояние, а они продолжали ко мне приближаться. У меня началась истерика, – вспоминает адвокат. – А они как роботы повторяют: выключите видео. Я вижу, что они зациклены на этом, поэтому отключила видео, не знала, в какой угол забиться. Начала кричать, но никто на этот крик не пришёл».

По словам Яшиной, из-за нервной ситуации у неё затряслись руки и сотрудников это напугало: когда она сказала, что ей плохо и в любой момент может стать хуже, те вышли из помещения. После этого пришёл другой сотрудник – он представился Константином, отказался называть фамилию и отчество, «ругал и учил» адвоката, а потом «выгнал из колонии». После этого она обратилась к врачам с повышенным давлением и сильным стрессом.

Яшина уже посещала эту колонию. «Все заключенные, которых я вызываю, заявляют о пытках и изнасилованиях. Допустим, мы идём с заключенным, а он показывает на сотрудников и говорит: этот пытки видел, этот там был, этот давал указания меня насиловать. То есть у меня в голове: я в логове садистов»,– объясняет адвокат свою эмоциональную реакцию.

«Там практикуют самые жёсткие методы давления»
Адвоката не допускают к автору видео об избиении в бунтовавшей колонии

Она подчёркивает, что видеосъёмка в конфликтных ситуациях абсолютно законна, особенно если сотрудник не демонстрирует, что включил регистратор. «Я хотела обезопасить себя. Ведь не секрет, что даже если видеорегистратор работает, то они могут удалить запись – и доказательств не останется», – говорит Яшина. Она напоминает, что подавала заявление о работе с мобильным телефоном – и настаивает, что имела право вести видеосъёмку.

Сейчас Яшина написала открытое письмо главе ФСИН Александру Калашникову, где она заявляет о фактах «зверства и садизма в исправительных колониях Иркутской области». Она также сообщила «Улице», что написала о конфликте главе СКР Александру Бастрыкину. Реакции, по её словам, пока не поступало. Адвокат пока не планирует обращаться за помощью в палату.

Областной ГУ ФСИН заявил, что «информация о якобы совершённом нападении на адвоката в ИК-15 не соответствует действительности». «Сотрудники учреждения не препятствовали работе адвоката, нарушений в организации свидания не допущено», – говорится в заявлении ведомства.

Исправительная колония в Ангарске известна после бунта заключённых в апреле 2020 года. «Улица» рассказывала, как весной 2020 года в ту же ИК-15 не допускали адвоката Дмитрия Дмитриева. Он защищал заключённого Антона Обаленичева, который разослал видеозапись об избиении сотрудниками колонии.

Автор: Ольга Лукьянова (ИД «Коммерсантъ»)

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.