01.09.2020

Адвокатов защитят новой статьёй УК

Минюст предложил уравнять защитников с судьями и прокурорами

Министерство юстиции предлагает дополнить Уголовный кодекс новой статьёй – о воспрепятствовании законной деятельности адвоката. Кроме того, ведомство планирует внести в УПК ряд изменений, которые должны уравнять стороны защиты и обвинения по «процессуальным возможностям». Соответствующий законопроект был опубликован сегодня на regulation.gov.ru.

В пояснительной записке ведомство заявило, что пакет поправок «направлен, в первую очередь, на дополнительные гарантии реализации принципа состязательности сторон в уголовном судопроизводстве, особенно в части установления режима уголовно-правовой охраны профессиональных прав адвоката от преступных посягательств со стороны кого бы то ни было». Минюст отметил, что в УК уже есть ст. 294, запрещающая вмешательство в деятельность суда, прокурора, следователя или дознавателя – но в ней не указаны защитники.

Минюст России

Адвокаты в уголовном судопроизводстве в настоящее время выступают в качестве равноправных участников наряду со следователями, дознавателями и прокурорами, хотя и с различными полномочиями. В этой связи указанные лица должны иметь равные гарантии неприкосновенности и личной безопасности при осуществлении своей профессиональной деятельности.

Чтобы исправить это неравноправие, Минюст предлагает дополнить УК новой статьёй – 294.1. По ней «вмешательство в какой бы то ни было форме в законную деятельность адвоката в целях воспрепятствования осуществлению его профессиональных полномочий, предусмотренных законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре, если это деяние повлекло причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства» повлечёт наказание от штрафа в 80 тысяч рублей до пяти лет лишения свободы.

«Следует отметить, что воспрепятствование профессиональной деятельности адвоката может посягать не только на права конкретного адвоката и опосредованно на права его доверителя, но и на интересы правосудия, на конституционное право на квалифицированную юридическую помощь», – так обосновывается в пояснительной записке необходимость введения именно уголовной ответственности.

Минюст счёл необходимым уравнять адвокатов с обвинением не только по уровню защиты от вмешательства в профессиональную деятельность, но и по «процессуальным возможностям». Для этого ведомство предлагает внести в УПК целый ряд изменений. В частности, прямо прописать право защитников знакомиться с протоколами следственных действий, получать и снимать с них копии. Кроме того, предлагается дать адвокату право знакомиться с документами, составленными до возбуждения уголовного дела с участием доверителя. Также предусматривается прямо разрешить защитнику осуществлять аудио- и видеозапись следственного действия с участием его подзащитного (напомним, что прямо сейчас в Краснодарском крае адвокат пытается через суд добиться разрешения на использование диктофона в ходе следственных действий). При этом допрос и очная ставка обязательно должны проходить под аудио/видеозапись, которые будут храниться в материалах дела.

Изменить планируется и регулирование стадии ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами дела. В частности, следствию придётся представлять их в полном объеме. Причём в новой версии статьи предлагается прямо прописать, что «изменение нумерации страниц материалов уголовного дела не допускается». ‎По ходатайству обвиняемого и его защитника копии документов из материалов дела, полученные в ходе ознакомления с помощью технических средств, должны быть заверены следователем. После окончания ознакомления следователь должен будет вручить обвиняемому и его адвокату «заверенную копию описи материалов уголовного дела». В протоколе об ознакомлении предлагается указывать не только дату начала и конца этого следственного действия, но и «номера томов и количество листов каждого тома, с которыми ознакомился обвиняемый и (или) его защитник, а также ходатайства и заявления стороны защиты, о чём в протоколе делается соответствующая отметка». Похожие изменения коснутся статей об обвинительном акте и окончании дознания в сокращённой форме.

Минюст также предлагает дать суду возможность переносить заседание при возникновении проблем с видеоконференцсвязью или ведением аудиопротокола. Причём отсутствие последнего должно стать основанием для отмены судебного решения.

Отметим, что в пояснительной записке к законопроекту также говорится о планах «конкретизировать положения статьи 159 УПК о том, что участникам процесса не может быть отказано в допросе свидетелей, производстве судебной экспертизы и других следственных действий, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для данного уголовного дела». В записке Минюст предлагает закрепить обязанность органов расследования гарантировать защитнику участие в следственных действиях, производимых по его ходатайству – а также приобщать к материалам уголовного дела заключения специалиста и (или) иные документы, предоставленные участниками процесса. Однако редакции не удалось найти соответствующие изменения в тексте самого законопроекта. Похожая история и с «планами» ввести в УПК новую часть ст. 450, которая будет касаться регламентации обыска у адвоката. По всей видимости, это ошибка – новая ст. 450.1 уже есть в УПК. Это подтверждается и тем, что в тексте самого законопроекта никакой информации об изменении порядка обыска у адвоката нет.

Минюст считает, что «принятие предлагаемых изменений будет способствовать укреплению престижа и повышению эффективности адвокатской деятельности и, как следствие, обеспечению действенной реализации права на получение квалифицированной юридической помощи».

«Замечательная, долгожданная инициатива для адвокатского сообщества! – заявил пресс-службе ФПА вице-президент палаты Геннадий Шаров. – Но мы существуем не ради самих себя. В действительности эта норма призвана защищать наших доверителей – граждан, свободы и интересы которых представляют адвокаты. Обращу внимание, что в проекте закона говорится не только про уголовную защиту, но и про любую адвокатскую деятельность». Геннадий Шаров напомнил, что адвокатура долго шла к появлению этого законопроекта. По его словам, на разных площадках ФПА многократно высказывалась о необходимости введения уголовной ответственности за воспрепятствование адвокатской деятельности.

Напомним, ранее Минюст предложил ввести в законодательство наказание за воспрепятствование деятельности адвокатов – правда, лишь административное. В новом проекте КоАП прописаны штрафы в 5–10 тысяч рублей за незаконное «вмешательство» в работу защитников. «Улица» спрашивала адвокатов, поможет ли это защитить их права. Пессимисты выразили уверенность, что поток нарушений можно остановить только угрозой уголовного преследования; оптимисты предположили, что новая норма КоАП станет первым шагом к появлению аналогичной статьи УК. А реалисты напомнили, что эффективность любого закона зависит только от позиции суда.

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.