05.06.2020

Адвокат обжаловал принудительную изоляцию

Он подал иск против санитарного врача региона

Адвокат из Приморского края Алексей Клёцкин подал административный иск против главного санитарного врача Приморского края Татьяны Детковской. Он намерен оспорить предписание о двухнедельной изоляции по месту жительства. Для этого адвокат подробно разобрал всё «карантинное» законодательство – и пришёл к выводу, что в его случае оно неприменимо.

Алексей Клёцкин рассказал «Улице», что 20 мая вернулся домой во Владивосток из Тюмени, где участвовал в судебном заседании. Для этого ему пришлось лететь с пересадкой через Новосибирск. В аэропорту борт встретили полицейские и «гражданские в защитных костюмах, масках и перчатках». Они вручали всем, кто прибыл этим рейсом, постановление о необходимости провести следующие две недели в изоляции. Те, кто располагает пропиской или временной регистрацией во Владивостоке, могут оставаться по месту жительства, остальные – в обсерваторе. Каждый такой документ был подписан главным государственным санитарным врачом края Детковской. Адвокат также получил это предписание. «Мириться с таким положением дел не стал. Доехал до дома, выспался, сел и написал иск», – рассказал Алексей Клёцкин в Facebook. Он предположил, что коллегам его аргументы будут интересны, поэтому опубликовал в блоге копию иска «для всеобщего использования».

В этом иске адвокат указывает, что вручённое ему постановление противоречит законодательству, а также нарушает конституционные права – в том числе на свободу передвижения и на труд.

Адвокат Алексей Клёцкин

Я не оспариваю саму по себе возможность применения ко мне, как и к любому иному гражданину, подобных ограничительных мер. В то же время они должны применяться в строгом соответствии с требованиями действующего законодательства, что в данном конкретном случае не было соблюдено.

Адвокат подробно анализирует многочисленные санитарные нормы и приходит к выводу, что принудительный карантин в его случае не может быть ими оправдан. Так, Закон о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения предусматривает изоляцию только для больных граждан или тех, кто находился с ними в контакте. «В отношении меня такие сведения отсутствуют, – указывает Клёцкин. – Подозрение может быть установлено только по результатам медицинского обследования, каковое я не проходил». В правилах «Санитарной охраны территории РФ» говорится про «обнаружение больного», в «Общих требованиях по профилактике инфекционных и паразитарных болезней» также упоминаются «больные», «лица, общавшиеся с больными» и «лица, являющиеся носителями инфекционных болезней». Ни к одной из этих категорий адвокат себя не относит.

Он признаёт, что требование обязательной двухнедельной изоляции содержится в постановлении главного санитарного врача РФ от 13 апреля 2020 года – но там речь идёт о «вернувшихся на территорию Российской Федерации». «А я возвращался во Владивосток внутренним рейсом из Новосибирска», – напоминает Клёцкин.

В конце он разбирает решение краевого оперативного штаба от 29 апреля 2020 года, на которое ссылается постановление о принудительной изоляции. Именно этот документ предписывает двухнедельный карантин для всех, кто прилетает из Москвы, Новосибирска или Екатеринбурга. «А у нас куда ни полети дальше Хабаровска – так обязательно либо через Москву, либо через Новосибирск. Ну нету в нашей большой и могучей стране практически никаких прямых рейсов в другие города РФ с Дальнего Востока», – поясняет Алексей Клёцкин. В иске он указывает, что оперативный штаб не имеет полномочий устанавливать подобные ограничения, так как его существование «в принципе не предусмотрено» законодательством РФ.

Оперативный штаб был создан губернатором Приморского края 28 января 2020 года. В этом распоряжении глава региона ссылался на постановление главного санитарного врача РФ от 24 января 2020 года «О дополнительных мероприятиях по недопущению завоза и распространения новой коронавирусной инфекции». «Однако данное постановление не предписывает и не рекомендует создание таких штабов, не устанавливает их компетенцию и вообще никак не регламентирует данный вопрос, – говорится в иске. – Работа данного органа и принимаемые им решения могут носить лишь совещательно-рекомендательный характер». «Я не могу назвать местные правовые акты, на основании которых мне дано предписание об изоляции, нормативными, – пояснил защитник “Улице”. – Они приняты нелегитимным органом, и орган этот не наделён правом выпускать директивы, которые ограничивают права граждан».

Отдельно в иске указывается на общее нарушение процедуры – «неизвестные лица в защитных костюмах» вносили «персональные данные пассажиров» в уже подписанные главным санитарным врачом Приморского края бланки. «На мой взгляд, это грубо противоречит основным правовым принципам и является неправомерным», – заявляется в иске.

Алексей Клёцкин рассказал «Улице», что на данный момент информации о назначении дела он не получал. «Полагаю, что они специально тянут время, ждут, когда у меня кончится карантин, осталось всего несколько дней, – говорит адвокат. – Тогда будет повод сказать, что ситуация исчерпана, права не нарушаются, и в итоге оставить иск без рассмотрения, вернуть или отказать». Защитник заявил, что будет «противостоять» таким попыткам: «Иск подан не для того, чтобы пока длится моя изоляция, выиграть дело и не соблюдать карантин». Клёцкин сравнивает происходящее с обжалованием незаконного лишения свободы. «Это принципиально: надо добиваться судебного решения, чтобы апеллировать к нему в будущем, ведь я имею право подать иск о возмещении морального вреда, убытков» – категоричен адвокат. Нужно отметить, что защитник просил признать незаконным только постановление, вынесенное в отношении него.

Адвокат Алексей Клёцкин

Я не питаю иллюзий. Велика вероятность, что суд уклонится от того, чтобы по существу дать оценку произошедшему. Вернёт иск, откажет по надуманным основаниям. Никто сейчас не хочет формировать судебную практику, из которой станет ясно, что карантин не совсем законен, его можно не соблюдать, обжаловать. Ни один судья районного суда на это не пойдёт.

Он добавил, что на адвокатов не распространяются карантинные ограничения на передвижение внутри региона. «И карантин при возвращении из других регионов выглядит нелогично, поскольку адвокаты так же реализуют конституционное право граждан на защиту», – подчеркнул он.

Несмотря на то, что власти постепенно ослабляют карантин, проблема перемещения защитников между регионами всё еще стоит достаточно остро. 27 мая ФПА заявила о том, что обратилась к министру юстиции Константину Чуйченко и в Роспотребнадзор с просьбой не направлять адвокатов на двухнедельный карантин. «Улица» запросила тексты этих писем у ФПА, но пресс-служба предоставить их отказалась. Вице-президент ФПА Михаил Толчеев, комментируя АГ «межрегиональную» проблему, заявил, что любые ограничения подобного рода в отношении адвокатов «представляются незаконными». «Адвокат является соотправителем правосудия. Без каких бы то ни было фактических ограничений, без реально обеспеченной, не декларативной реализации права на квалифицированную юридическую помощь деятельность суда не будет в полном смысле актом правосудия», – подчеркнул Толчеев.

Министерство юстиции уже 28 мая подтвердило, что адвокаты имеют право на беспрепятственное перемещение между регионами. Чтобы обеспечить такую гарантию, ведомство направило письмо главе Роспотребнадзора и руководителям регионов. 

Отметим, в беседе с «Улицей» Алексей Клёцкин рассказал, что сталкивался и с другими «карантинными» ограничениями своей профессиональной деятельности. Так, в СИЗО-1 Владивостока следователи и оперативники могут общаться с арестованными в следственных при наличии масок и перчаток. «А нам, адвокатам, предписали, что встречи возможны только в защитных спецкостюмах – но, естественно, этих костюмов в СИЗО нет и условий для переодевания там тоже нет, – пожаловался он. – И тогда ты можешь общаться с доверителем только в комнатах для “свиданий”. То есть вы разговариваете через стекло, нет возможности передать документы, нет живого контакта. Самое ужасное – вы общаетесь через телефон, то есть нарушается главный принцип конфиденциальности». Правила должны быть едины для всех, говорит адвокат. «Если ограничения действительно продиктованы заботой о здоровье, то какая разница между адвокатом и следователем? – говорит Алексей Клёцкин. – И тот, и другой могут быть потенциальным переносчиком или, наоборот, пострадать. Очень непонятная ситуация, которую я тоже намерен обжаловать».

Авторы: Александра Виграйзер, Елизавета Герелесова

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.