02.11.2021

Адвокат добилась «разрешения» заходить в отдел полиции

До этого защитницу два месяца не пропускали в здание

Адвокат Алёна Афонина рассказала «Улице», что ей удалось добиться доступа в ОП №17 Нижнего Тагила. Два месяца назад начальник отдела запретил ей работать там. По словам защитницы, жалобы в МВД и прокуратуру не принесли результата – двери ОП открылись только после личной беседы с его руководителем.

Как писала «Улица», в августе начальник нижнетагильского ОП №17 Игорь Эркенов устно запретил Афониной работать в «его» отделе. Он заявил, что адвокат якобы «мешает» полицейским «правильно» допрашивать задержанных. Защитница пожаловалась в УМВД и в прокуратуру. Палата Свердловской области поддержала коллегу, назвав действия полицейского незаконными.

В конце августа врио начальника МУ МВД по Нижнему Тагилу Вадим Саматов переслал обращение адвоката в то самое ОП № 17 – «для проведения проверки и принятия решения по территориальности» (письмо есть у «АУ»). Афонина расценила этот как просьбу полицейского начальства к Эркенову проверить самого себя.

По словам защитницы, через месяц она получила ожидаемый ответ: в действиях сотрудников отдела не нашли нарушений. По словам Афониной, прокуратура впоследствии пришла к такому же выводу (адвокат отказалась показать «Улице» копии документов, назвав их отписками). «Прокуратура просто самоустранилась от ситуации, – заявила Афонина – Никакой реальной проверки Эркенов не проводил. А прокуратура “провела проверку” по тем документам, что прислал Эркенов».

Всё это время адвоката по-прежнему не пускали в основное здание отдела. Ей вместе с подзащитными приходилось работать в дежурной части, где обычно проходят досмотры задержанных лиц. Афонина отмечает, что в этом помещении идёт круглосуточная аудио- и видеофиксация. По её словам, один из серверов, куда передаётся запись, находится в самом ОП №17, а другой – в центральном нижнетагильском управлении. В итоге всё, что происходит на следственных действиях с её доверителями, может посмотреть практически любой сотрудник в режиме реального времени. Адвокат считает это нарушением – как прав её доверителей, так и ст. 161 УПК («Недопустимость разглашения данных предварительного расследования»).

Адвокат Алёна Афонина

Следователи прямо говорят, что это не их желание, а указание начальника отдела. Всё это фиксируется в протоколах. Следователи прекрасно понимают, что если встанет вопрос об этом, спросят с них. Не знаю, как прокуратура будет подписывать обвинительные заключения с такими нарушениями.

По словам Афониной, ситуация изменилась лишь в конце октября – когда ей удалось лично побеседовать с самим Эркеновым. «Содержание разговора я передать не могу. Но суть в том, что его подчинённые неверно довели до него информацию, – рассказала защитница. – В итоге мы услышали друг друга и проблема решилась». При этом Афонина посетовала, что так и не дождалась поддержки от прокуратуры: «Эту проблему я решила одна. Очень обидно, что прокуратура утрачивает свою основную функцию – надзора за законностью».

Глава комиссии по защите прав адвокатов АП Свердловской области Андрей Митин сообщил «Улице», что палата пока не обращалась в правоохранительные органы по ситуации с Афониной. По его словам, для этого коллеге стоит проявить инициативу и лично побеседовать с советом. «Она известила нас о том, что такое (проблемы с допуском в отдел – “АУ”) произошло, – пояснил Митин. – Мы по инстанции известили федеральную палату. Но больше от коллеги нет никаких известий».

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.