18.08.2021

Полицейский запретил адвокату работать в его отделе

Он недоволен тем, что защитница «мешает» получать признательные показания

Начальник ОП № 17 Нижнего Тагила устно запретил адвокату Алёне Афониной работать на территории отделения. По словам защитницы, полицейский заявил, что она «мешает» сотрудникам «правильно» допрашивать задержанных. Районный прокурор попросил начальника ОП «переосмыслить» своё поведение, но тот не послушался. В палате Свердловской области считают действия полицейского незаконными. Региональное УМВД заявило «Улице», что «разбирается в ситуации».

Адвокат рассказала «Улице», что 13 августа приехала в ОП № 17 Нижнего Тагила для участия в следственных действиях с доверителем. Афонина защищала его с 7 июля, и ордер уже находился в уголовном деле. В дежурной части она предъявила удостоверение и объяснила цель визита. За ней спустилась дознавательница, которая подтвердила, что Афонина приехала на следственные действия. Но адвокату всё равно не разрешили пройти в отдел – по словам защитницы, дежурная неожиданно заявила, что начальник ОП Игорь Эркенов распорядился не пускать её.

Адвокат Алёна Афонина

Я потребовала документ, на основании которого меня не пускают. Дежурная при мне позвонила Эркенову. Он сказал ей: «Это моё устное распоряжение, она здесь больше не работает»

Адвокат позвонила в УМВД по Нижнему Тагилу и спросила, что делать в такой ситуации. Там ей посоветовали покинуть отдел и написать жалобу. Понимая, что следственные действия уже не состоятся, Афонина уехала в прокуратуру Дзержинского района – где внезапно встретила самого Эркенова. «Я вежливо спросила, что происходит, – вспоминает адвокат. – Он ответил дословно: “Вы мешаете работать оперативным сотрудникам, дознавателям. Следователи не могут в присутствии вас допрашивать людей так, как надо нам. У меня будут работать угодные мне адвокаты”».

Тогда Афонина поняла, что могло вызвать недовольство начальника ОП. Накануне, 12 августа, она была дежурным адвокатом по назначению – и из этого отдела поступил вызов. Приехав, защитница увидела девушку, которая явно плохо себя чувствовала. Она жаловалась на температуру, говорила, что дома у неё маленький ребёнок, и просила её отпустить. Девушка рассказала, что уже дала объяснения, и полицейские пообещали, что всё «будет замечательно».

Адвокат прочитала документ: в нём девушка признавалась, что покушалась на грабёж. Защитница уточнила, так ли это было. «Она заволновалась, сказала, что было не так. Что она ничего не читала», – вспоминает Афонина. Тогда адвокат разъяснила ей права и рассказала о возможности не давать показания, сославшись на ст. 51 Конституции. «Я сказала, что она может заключить соглашение с кем пожелает. А потом прийти и дать показания чётко и спокойно», – добавляет Афонина. Девушка последовала совету – и её отпустили.

Защитница уверена, что в этой ситуации поступила в соответствии с законом и КПЭА.

Адвокат Алёна Афонина

Я никогда не была «полицейским» адвокатом, никогда не нарушала интересы своих подзащитных. Видимо, это и не понравилось начальнику отдела.

Я никогда не была «полицейским» адвокатом, никогда не нарушала интересы своих подзащитных. Видимо, это и не понравилось начальнику отдела.

Адвокат настояла, чтобы Эркенов вместе с ней зашёл к прокурору Дзержинского района Сергею Гармашу. Женщина обрисовала ему ситуацию – и тот попросил её выйти, чтобы поговорить с полицейским наедине. Когда Афонина вновь вернулась в кабинет, прокурор, с её слов, предложил дать Эркенову время «переосмыслить, в чём он поступает неверно».

Но адвокат не стала ждать и направила в прокуратуру жалобу (документ есть у «АУ»). Там она указала, что Закон об адвокатуре запрещает кому-либо вмешиваться в деятельность защитника. Афонина пояснила, что адвокат осуществляет свои полномочия не только при наличии соглашения, но и в порядке ст. 51 УПК – по назначению. В этом случае защитника должны пускать в отдел полиции лишь по предъявлению удостоверения. «Начальник отдела полиции не имеет наделённых законом полномочий участвовать в формировании графика дежурства адвокатов и выбирать себе “угодных”», – подчеркнула Афонина.

По её мнению, действия Эркенова – не что иное, как попытка воспрепятствовать деятельности адвоката. Это нарушает положения ст. 3 («Адвокатура и государство») и ст. 6 («Полномочия адвоката») Закона об адвокатуре. Афонина предположила, что начальник полиции превысил свои должностные полномочия, и попросила прокуратуру разобраться в ситуации. Также она уведомила о случившемся «родную» Свердловскую областную коллегию.

Тем не менее Эркенов «не переосмыслил» свое поведение – и 16 августа Афонину снова не пропустили в ОП. По словам адвоката, она приехала на следственные действия, но дежурный опять сослался на «распоряжение начальства». При этом Афонину уже ждал дознаватель. Они вместе спросили у дежурного, как им в таком случае работать. Эркенов попросил дознавателя подняться к нему. Вернувшись, тот передал новое распоряжение: проводить следственные действия прямо в холле дежурной части. Так им и пришлось поступить.

Афонина надеется, что публичная огласка поможет ей добиться разбирательства в отношении Эркенова – и он прекратит мешать работе «неугодных адвокатов». Она отмечает, что полицейские и дознаватели в ОП № 17 и раньше пытались «выбирать» себе «удобных» защитников, но эти попытки пресекались предыдущим руководителем отдела.

Вице-президент АП Свердловской области Андрей Митин сообщил «Улице», что пока не получал обращения по поводу ситуации с Афониной. Но заверил: если заявления подтвердятся, то палата отреагирует на незаконные действия полицейского.

Вице-президент АП Свердловской области Андрей Митин

Начальник отдела полиции не имеет права запретить где-то появляться адвокату. Это не его прерогатива. Адвокат по назначению – это значит, по приглашению государства. А начальник отдела полиции – ещё не государство.

Он добавил, что информацию о подобных случаях палата передаёт в ФПА. «И тогда наши представители в Москве напрямую обращаются к руководителям ведомств, сотрудники которых допускают нарушения», – заявил Митин.

В УМВД по Нижнему Тагилу отреагировали на пост Афониной в инстаграме. В комментарии официального аккаунта ведомства говорилось, что 13 августа у адвоката «не было договорных обязательств ни с одним участником уголовного процесса». Якобы по этой причине её и не пустили. Но Афонина напомнила, что ордер на защиту доверителя находился в уголовном деле с 7 июля.

Сотрудница пресс-службы УМВД подтвердила «Улице», что 13 августа Афонину не пустили в отдел полиции, – но не стала называть причину. Она сообщила, что ведомство разбирается в ситуации, и пообещала прокомментировать ситуацию через несколько дней.

«Улица» направила запрос в прокуратуру Нижнего Тагила, но пока не получила ответа.

Автор: Елена Кривень

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.