07.06.2022

Спецоперация «Устрани адвоката»

Эдем Семедляев – о преследовании крымских защитников

Процесс
Адвокатура и политика

В конце мая в Симферополе поочерёдно задержали четырёх защитников – адвокатов Эдема Семедляева, Айдера Азаматова, Эмину Авамилеву и юриста Назима Шейхмамбетова. Все они работают по политически мотивированным делам и не раз сталкивались с вниманием правоохранительных органов. Но такие массовые задержания – и последующие административные аресты – даже для них оказались неожиданностью. Эдем Семедляев в интервью «Улице» назвал это «акцией устрашения» – и предупредил коллег, что российскому адвокатскому сообществу необходимо срочно выработать механизмы самозащиты.

«Так называемые неудобные адвокаты»

– Расскажите, пожалуйста, сначала о своём задержании.

– 26 мая около 10 утра мы с супругой поехали в район кинотеатра «Звезда». Там в подземном переходе есть небольшой рыночек, где чинят телефоны – и я хотел забрать дочкин телефон из ремонта. На выходе из подземного перехода меня остановили два сотрудника центра «Э», я их уже знал. Они показали удостоверения и сказали, что я задержан по делу об административном правонарушении. Единственное, что они разрешили мне сделать, – подняться к жене и сказать, что меня задержали. Я не стал сопротивляться, но [сразу же] позвонил коллегам и сообщил им о случившемся. А уже потом отдал ключи от машины супруге – и на полицейском автомобиле поехал в Центр по противодействию экстремизму. Там я и узнал, что меня обвиняют по ч. 2 ст. 20.3.3 КоАП (о «дискредитации» российской армии. – «АУ»).

– При задержании полицейские объяснили, в чём конкретно вы обвиняетесь?

– Они сказали только в общих чертах – что дело связано с публикацией на Facebook. А подробности – какая статья [КоАП], что за публикация – я узнал уже в ГУ МВД. Это оказалась публикация Рафиса Кашапова, правозащитника из Татарстана, который сейчас живёт в Европе. Я её не писал, он просто меня отметил в ней – и его пост автоматически появился на моей странице. Через какое-то время я это заметил и сразу же удалил статью [со своей страницы].

– Получается, протокол успели составить сразу же, как появилась публикация?

– Нет, [тогда] провели только осмотр моей страницы. Из материалов дела я увидел, что пост выявили 18 апреля, буквально через 20 часов после его появления. А протокол составили намного позже, через месяц-полтора.

– Как вы думаете, почему они так долго ждали?

– Я не знаю, сотрудники об этом не говорят. Хотя мы на суде обращали внимание, что протокол должен быть составлен немедленно или в течение двух суток после выявления правонарушения. Но в моём случае протокол составили через месяц, а в отношении моих коллег – так вообще через семь месяцев.

– Вы не ожидали, что вас задержат?

– Неожиданным было только то, как прошло задержание. А так – мы всегда чувствуем на себе взгляд и дыхание сотрудников правоохранительных органов. Именно поэтому стараемся лишнего не публиковать. И комментируем дела только по фактам.

– Говоря «мы», кого вы имеете ввиду?

– Адвокатов, которые работают по политически мотивированным делам. Так называемые неудобные адвокаты – которые показывают всю несостоятельность уголовных дел, возбуждённых в отношении крымских татар за последние восемь лет.

«Факт допустимости названной публикации»

– Суд состоялся в тот же день, 26 мая. Как он проходил?

– Всё было относительно гладко. Судья допустил как моих коллег-адвокатов, так и общественных защитников. Выслушал нас, в принципе. Но его решение, по нашему мнению, было неадекватное.

Судья Киевского районного суда Симферополя Виктор Крапко

Указанная информация приобрела статус публичной, будучи размещённой на странице Семедляева… поскольку таковая является открытой для просмотра неограниченного круга лиц, а также обладает количеством лиц, постоянно следящих за обновлениями (подписчиками) в размере более 2000 пользователей, что не могло не создать у неопределённого круга лиц факта допустимости названной публикации со стороны Семедляева.

– Расскажите, какой была ваша позиция на суде.

– Состава правонарушения не было, я лично ничего не публиковал. А как только обнаружил пост, сразу его удалил. Мой защитник Назим Шейхмамбетов провёл такую аналогию. Допустим, на здании этого суда кто-нибудь напишет что-то плохое. Вряд ли за это привлекают к ответственности председателя суда – накажут того, кто это написал. То же самое и здесь: кто-то сделал пост, поставил отметку, а привлекают меня. Хотя я никакого отношения к этой публикации не имею.

– Вы удивлены таким решением суда? Будете его обжаловать?

– Обжаловать будем сто процентов. Что до удивления – я понимал, что будет штраф, но думал, что он будет минимальным. В итоге суд назначил что-то среднее: санкция предусматривает от 50 до 100 тысяч рублей, дали 75 тысяч.

– После заседания задержали вашего защитника Назима Шейхмамбетова. Как это произошло?

– Назима задержали, когда он выходил из суда. Я сразу поехал за ним, зашёл на территорию ГУ МВД, был рядом во время составления протокола. Просил, чтобы его не задерживали до суда, но меня не услышали. На ночь Назима оставили в отделении полиции по Центральному району.

– Какое правонарушение ему вменяли?

– Его обвиняли по ч. 1 ст. 20.2.2 КоАП (организация массового одновременного пребывания граждан в общественном месте. – «АУ»). Согласно материалам дела, 26 октября 2021 года Назим находился на расстоянии меньше метра от людей без средств индивидуальной защиты.

– А что произошло в тот день?

– Накануне у меня случился конфликт с сотрудниками полиции, они в итоге меня задержали. Тогда Шейхмамбетов и два других адвоката – Эмина Авамилева и Айдер Азаматов – приехали в отдел защищать мои интересы. На выходе [из здания] они остановились, чтобы рассказать моим родственниками и журналистам о том, что со мной происходит, в каком я состоянии. В этот момент их сняли: в деле был скриншот, как они дают интервью без маски.

– Если тогда у отдела стояли три адвоката, почему задержали только Шейхмамбетова?

– Думаю, если бы Азаматов и Авамилева были на [моём] суде 26 мая, их бы тоже сразу задержали. В деле Шейхмамбетова мы увидели, что на них тоже имеются рапорты, материалы.

«Нечего скрывать и незачем убегать»

– Что произошло на следующий день, 27 мая?

– Около 13:30 я приехал в Центральный районный суд Симферополя. Рядом было уже много людей, я увидел коллег, которые собрались защищать Шейхмамбетова. Зашёл в здание суда, где находился Назим, чтобы согласовать с ним позицию. А он сразу сказал мне, что полицейские хотят задерживать Азаматова и Авамилеву. Я вышел на улицу, чтобы хоть как-то их предупредить, но вокруг них уже стояли сотрудники полиции.

– Вы сказали, что видели фамилии Азаматова и Авамилевой в деле Шейхмамбетова. А вы не пытались их убедить не ходить к суду?

– Да, мы говорили им, что есть рапорты с их упоминанием. Они сами решили, что им нечего скрывать и незачем убегать – и что они пойдут поддерживать коллегу несмотря на какую-то опасность или угрозу.

– Что произошло после задержания?

– Мы с адвокатом Рефатом Юнусом направились в полицию, чтобы представлять интересы коллег. С Шейхмамбетовым в суде остались другие защитники.

В отношении Авамилевой составили протокол доставления и протокол задержания. После этого её под обязательство явиться в суд отпустили домой. В отношении Азаматова составили аналогичные протоколы, но ему пришлось провести ночь в Железнодорожном отделе полиции. Полицейские объяснили такую разницу тем, что Авамилева – женщина, причём в возрасте. Поэтому пошли на уступки.

– Вы держали связь с палатой в эти дни? Что они вам отвечали?

– Мы всегда, когда в отношении адвокатов происходят такие события, незамедлительно сообщаем в палату, звоним президенту [Елене Канчи]. Я это сделал, когда меня задержали 26 мая. То же самое Азаматов и Авамилева: когда их задерживали, они лично позвонили, уведомили президента. Палата с первой минуты была в курсе, выделила адвоката, который тоже прибыл к отделу МВД и представлял их интересы наравне с другими защитниками.

– Скажите, когда вы с коллегами ехали защищать Авамилеву и Азаматова, не боялись, что задержат ещё кого-то?

– Каждый понимал, что [задержания] могут продолжиться. Но наши адвокаты очень смелые, они продолжают работать и не оставляют своих коллег без защиты.

– Азаматова и Авамилеву судил тот же судья, что Шейхмамбетова. Причём судил по тем же событиям октября 2021 года. Вы не пытались заявить ему отвод?

– Да, процесс вёл тот же судья. Мы заявляли отвод на процессе Азаматова, но нам ответили стандартно – оснований не имеется.

– Какие наказания назначили вашим коллегам?

– Шейхмамбетову и Азаматову – восемь суток административного ареста. Авамилевой – пять суток. Причём ей не стали вычитать период, когда она ночевала дома. Поэтому время ареста считалось с момента задержания.

– Вы будете обжаловать эти решения суда?

– Обязательно.

«Пощёчина всему адвокатскому сообществу»

– С октября 2021 года прошло больше полугода. Почему ваших коллег задержали именно сейчас?

– К сожалению, это непонятно. До конца мы, может быть, и не узнаем причину. Мы считаем, что сейчас проходит какая-то спецоперация «Устрани адвоката» или «Посади адвоката» – не знаю, как её назвать. Одновременно четырёх адвокатов привлечь к административной ответственности, причём троих арестовать – это серьёзно.

– Как вы думаете, почему всё прошло именно в такой форме: сначала задерживают адвоката, потом прямо в суде его защитника, а следом, также возле суда – защитников его защитника. Выглядит как показательная акция?

– Да, я думаю, это было сделано специально для большего шума. [Они] хотели показать, что защитники не могут защитить даже себя. Чтобы простой гражданин ещё больше испугался и не проявлял никакой активности.

– Все четверо задержанных адвокатов – крымские татары. Как вы думаете, это случайность?

– Честно говоря, не могу ответить на этот вопрос. Но на суде мы говорили не только о нарушении прав адвоката, но и о дискриминации. И в апелляции мы также будем говорить именно о дискриминации по национальному признаку.

– Вы не боитесь дальнейшего преследования?

– Мы действуем только в рамках закона, а придумать статью и привлечь человека по надуманным причинам можно всегда. Поэтому нужно опасаться, но не бояться.

Адвокат АП Республики Крым Эдем Семедляев

Если бы мы боялись, мы бы не смогли заниматься адвокатской деятельностью. Ведь цель [наших противников] именно в том, чтобы люди не защищали, не освещали уголовные дела, чтобы всё проходило тихо.

– Что вы планируете делать дальше?

– У нас нет задачи целенаправленно привлекать внимание к этой истории и пиариться на ней. Хотя, конечно, мы будем рассказывать о ходе апелляционного заседания. Конечно, обратимся и в ФПА, будем отстаивать свои права, свою невиновность. А так – продолжим профессиональную деятельность. Если кто-то думает, что такими административными делами может испугать адвоката, как-то его остудить, то они считают неправильно.

– Чего вы ждёте от ФПА?

– Разумеется, какой-то адекватной реакции. Мы ждём, что адвокатское сообщество всё же увидит здесь нарушение профессиональных прав адвокатов. [Когда меня задерживали] прошлой осенью, от ФПА были заявления.

– Как адвокаты из других регионов могут вам помочь?

– Как минимум – обсуждением в сообществе. [Нужно сделать] какие-то выводы из этих событий, выработать механизмы защиты адвокатов – как минимум.

Я считаю, что это общероссийская проблема адвокатов. Мы видим, что по такой схеме можно практически любого адвоката взять и привлечь к административной ответственности с наложением огромных штрафов. Это пощёчина всему адвокатскому сообществу.

– Учитывая всё это, вы не думали покинуть Россию?

– Нет – и это можете жирным шрифтом написать. Я крымский татарин, мои предки в 1944 году были насильственно депортированы из Крыма. В 1990 году мы с большими сложностями вернулись в Крым, обустраивались здесь, налаживали жизнь, учились. Всё это мы делали не для того, чтобы впоследствии взять и уехать. Поэтому мы будем здесь находиться до последнего. Мы не преступники, мы не нарушаем закон. Мы действуем в рамках закона.

Обновление: уточнён статус Назима Шехмамбетова — на момент задержания он был уже не адвокатом, а юристом.

Беседовал Кирилл Капитонов

Редактор: Владимир Шведов

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.