31.03.2020

«Имеет ли право адвокат развернуться и уйти?»

Член совета АП Москвы Константин Ривкин – о защите в условиях эпидемии

Процесс
Защита в условиях пандемии

29 марта Москва и Московская область первыми ввели режим самоизоляции и ограничения передвижения из-за угрозы распространения коронавирусной инфекции. На данный момент их примеру последовали более 40 регионов. ФПА обратилась к властям с просьбой вывести адвокатов из-под запрета на передвижение, а АП Московской области и АП Москвы опубликовали первые разъяснения о работе адвокатов в условиях эпидемии. Однако ряд адвокатов в соцсетях высказали недовольство их «неконкретностью». «Улица» собрала эти замечания адвокатов и попросила прокомментировать их Константина Ривкина – члена совета московской палаты.

«Каждый адвокат обязан неукоснительно соблюдать распространяющиеся на него… запреты и/или ограничения, устанавливаемые решениями уполномоченных органов государственной власти и управления, включая режим самоизоляции и/или изоляции (карантина)», – говорится в разъяснении АП Москвы. Если на адвоката распространяются эти требования, то его неучастие в судебном заседании или следственном действии «должно признаваться уважительной причиной неявки». Кроме того, АП Москвы рекомендует адвокатам заявлять ходатайства об отложении всех процессуальных мероприятий, если они не являются безотлагательными – но если такие ходатайства отклоняются, то адвокаты не могут отказаться от защиты. При этом Совет палаты подчёркивает, что объявление президента страны о нерабочих днях из-за угрозы распространения коронавируса само по себе не является уважительной причиной для отказа от защиты.

– Разъяснение совета АП Москвы в основном касаются защитников по назначению?

– Нет, почему же. Оно касается всех – ведь речь идёт о том, чтобы адвокату в том числе защититься этими разъяснениями от дисциплинарного взыскания, если вдруг появятся жалобы. Я приведу очень показательный пример – он демонстрирует, что ничего однозначного в мире быть не может.

В субботу утром мне позвонила коллега, чтобы посоветоваться. Её пригласили на следственные действия, но она в группе риска – ей 70 лет. То есть у неё, казалось бы, есть железобетонное основание для того, чтобы туда не ходить. Но она боится отказаться, потому что опасается, что её подзащитного в отместку арестуют. Представьте моё положение: вот что я должен человеку рекомендовать? Естественно, я сказал, что с точки зрения адвокатской палаты к ней никаких претензий быть не может, поскольку у неё есть прямое основание не ходить на следственные действия, к тому же проводимые в выходной день. Но с другой стороны, я как адвокат прекрасно её понимаю. А если доверителя и правда арестуют? Любой адвокат после такого спать бы не смог, на стенку бы лез.

Даже если не возьмут под стражу – есть ведь и другой риск: если она не пойдёт на следственные действия, на них пойдёт адвокат по назначению. К сожалению, мы пока не можем утверждать, что он будет настолько же добросовестен в отстаивании интересов её доверителя, как она сама. Так что мне её беспокойства понятны: очень страшно не оправдать доверие клиента – даже если есть угроза твоему здоровью.

– Разъяснение позволяет не являться в суды и на следственные действия только тем адвокатам, которые подпадают под критерии, прописанные в указе мэра Москвы – то есть старше 65 лет, имеющие заболевания или находящиеся на карантине?

– Да. Но вы знаете, во всей этой ситуации с эпидемией много «недоделок» со стороны власти. Посмотрите, в то же самое время в эти дни на Украине был принят закон, который продлил все процессуальные сроки на период действия карантина. Вот это то, чего нам не хватает. Можно, конечно, упрекать российские суд и следствие, но они занимают позицию, которая имеет право на существование. Они говорят: ребят, давайте мы УПК откроем и посмотрим, написано ли там про какой-то коронавирус, про какие-то отложения и прочее? В законе ведь действительно этого нет. Зато там есть процессуальные сроки и другие требования, игнорировать которые суду и следствию никто пока не позволил.

– То есть это недоработка со стороны законодателя?

– Конечно! Телегу-то не надо ставить впереди лошади. Сначала – закон, а потом – правоприменение.

При этом Госдума сегодня приняла сразу в трёх чтениях закон об административной и уголовной ответственности за нарушение карантина, которые предусматривают наказания от штрафа в 15 тыс. рублей до лишения свободы на срок до семи лет.

– А как же адвокаты, которые не подпадают под критерии указа мэра Москвы?

– Вот эту проблему может решить только закон. Конечно, правы те, кто говорит: «Позвольте, в российских условиях все адвокаты находятся в группе риска». Коллеги рассказывают, что в судах, следственных отделах и СИЗО далеко не все сотрудники ходят в масках, никто не соблюдает требуемую дистанцию. Что ещё меня из равновесия выводит – я прочёл, что некоторые изоляторы требуют от адвокатов, чтобы они были в масках и перчатках, имели с собой обеззараживающие средства. Но я сам прошёлся по аптекам – всего этого просто нет в продаже.

Если доблестные власти говорят, что мы должны соблюдать все меры предосторожности, то, наверное, они должны побеспокоиться о том, чтобы обеспечить нас всеми необходимыми средствами защиты. А сейчас получается как: я, может быть, и рад бы приехать в этот следственный отдел, но следователь-то меня, я так понимаю, маской не наделит и резиновые перчатки на меня не наденет.

Член совета АП Москвы Константин Ривкин

Конечно, по-хорошему, адвокатам туда ходить не нужно. Но как нам оставить людей без защиты? Ведь не только процессуальные сроки не продлили – людей продолжают задерживать и арестовывать. Мы что должны сказать этим людям? Поскольку, значит, коронавирус, мы вас защищать не будем?

Человек, который избрал профессию адвоката, наверное, должен был подумать о том, что это не просто профессия – это призвание со своими тяготами, лишениями и рисками. Адвокат может попасть под провокацию, быть ущемлён в профессиональных правах, ему элементарно могут наговорить гадости, оскорбить или применить физическое воздействие – даже в суде. И в случае с эпидемией коронавируса, как ни печально, речь идёт о тех самых рисках. Я и сам вынужден рисковать – и делаю это, потому что это моя работа.

– Если говорить о другом риске – дисциплинарных взысканиях – то получается, что не все адвокаты защищены от них, если откажутся от защиты доверителя из-за опасений за себя.

– Начнём с того, что мы в разъяснении прямо рекомендовали адвокатам ходатайствовать об отложении всех несрочных процессуальных мероприятий. Но если эти ходатайства не будут приняты, то в текущих условиях – в условиях жестких ограничений, введённых мэром Москвы и других регионов – лично я не уверен, что мы вправе будем наказать адвоката, который отказался от защиты.

Надо понимать, что адвокаты – такие же люди, у них семьи, дети. Они могут не только сами заразиться, но и подвергнуть такому риску близких. Поэтому адвокат, конечно, будет взвешивать, что для него страшнее: подвергнуть опасности себя и семью или попасть под дисциплинарное наказание. Я вот сам для себя моделирую ситуацию – и я не готов вам ответить на вопрос, поднимется ли у палат рука наказать адвоката, который выбрал безопасность семьи.

– Но поводом для возбуждения дисциплинарного разбирательства отказ от защиты из-за угрозы заражения все же станет?

– Точно может стать основанием для обращения следственных или судебных органов в адвокатские палаты. Но палаты будут рассматривать каждый случай отдельно – и учитывать все обстоятельства.

– АП Московской области написала у себя на сайте, что если адвокат откажется участвовать в несрочных процессуальных действиях, то палата не выделит защитника по назначению.

Из сообщения АП Московской области: «В связи с особым режимом работы судебно-следственных органов, в случае проведения следственных или процессуальных мероприятий по делам, не отвечающим требованиям безотлагательности, адвокатам следует направлять ходатайства об их отложении. Однако, если процессуально ответственным лицом принято решение о проведении таких мероприятий, при отказе адвоката от осуществления защиты, у Палаты отсутствуют основания предоставления адвоката в порядке ст.ст. 50,51 УПК».

– Ну, вы что, хотите, чтобы я комментировал чужие решения? Я этого делать не стану. Нам в Москве своих проблем хватает.

– Но если адвокат не явится на несрочные процессуальные мероприятия из страха заразиться, а дознаватель, следователь или суд отправят в палату заявку на защитника по назначению, АП Москвы его выделит?

– Давайте помнить о том, что по общему правилу на замену неявившегося защитника закон отводит пять суток. Но мы в разъяснении специально написали, что защитник должен позаботиться о своей замене – а не просто бросить своего «доверителя». Ведь у его коллег могут быть все средства индивидуальной защиты.

– Вчера ФПА обратилась к мэру Москвы, чтобы адвокатов вывели из-под действия ограничений. Есть ли уже понимание, как именно будет регулироваться передвижение адвокатов по городу – по спецпропускам?

– Нет пока ответа от мэра – это первое. Второе: конечно, адвокаты правы, когда говорят, что спецпропуска им не нужны – удостоверений достаточно. Но если вспомнить и несколько переиначить старый анекдот, то бить будут по морде, а не по удостоверению. Сложно будет объяснить сержанту с тремя классами образования, что я адвокат и еду в следственный изолятор, а не водку купить, – легче показать понятный ему спецпропуск.

– АП Московской области сообщила, что уже были случаи задержания адвокатов, когда те шли «к месту работы». Куда обращаться адвокатам, если их задержат – в палату?

– Есть общее правило: когда ущемляются права адвокатов – нужно обращаться в адвокатские палаты. Ставить в известность как минимум. Это нужно и для того, чтобы палата могла собрать все сведения воедино и решать проблему на системном уровне – писать тем же собяниным.

– И последний вопрос. Уже сейчас понятно, что введённый режим продлится больше недели. У московской палаты есть понимание, какие ещё разъяснения и рекомендации нужно готовить, чтобы помочь адвокатам?

– Я думаю, адвокатские палаты должны отслеживать ситуацию и реагировать на конкретные нарушения прав адвокатов. Мы же не будем сами придумывать проблемы из воздуха. Сейчас вот пишут о том, что перестали доставлять в суды подзащитных. Сегодня объявили, что московские СИЗО не пускают адвокатов. Или, например, ознакомление с материалами дела проводится на коленке где-то в коридоре, где о безопасной дистанции между людьми и речи быть не может. Всё это мы отслеживаем и будем думать, что делать.

Но, конечно, всё больше возникает ситуаций, связанных с необходимостью ответить на главный вопрос: как нам в условиях карантина оказывать квалифицированную юридическую помощь? До клиента не доберёшься, сотрудники судебных и следственных органов маски не носят, сам ты их тоже купить не можешь – просто негде. Вот что делать? Имеет ли право адвокат развернуться и уйти?

Беседовала: Екатерина Горбунова

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

При участии Анны Горшковой

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.