25.02.2020

«Нужно ехать и вступать в защиту»

Александр Попков
Александр Попков
Адвокат Международной правозащитной группы «Агора»

Преследование адвокатов – общая проблема, которую нужно решать всем адвокатским миром

Завтра суд вынесет решение по делу казахстанских адвокатов, которых Минюст пытается лишить профессии из-за публикаций видео с судебных заседаний. Они разместили их в Facebook, чтобы привлечь внимание к нарушениям, допущенным судьёй. Местные адвокаты считают процессы, инициированные Минюстом, давлением на активных представителей профессии, поэтому массово поддерживают «обвиняемых». Российские адвокаты «Агоры» Андрей Сабинин и Александр Попков тоже включились в защиту иностранных коллег. Специально для «Улицы» адвокат Попков рассказал, какие прогрессивные нововведения его удивили в судебном процессе в Казахстане и почему даже они не могут решить проблему давления на адвокатов со стороны государства.

Казахстан в последнее время активно внедряет в судебную систему технологические новшества. Недавно мне удалось лично в этом убедиться. Так, аудио-видеофиксация (АВФ) в казахстанских судах заменила письменный протокол – это во многом оптимизировало судебный процесс, а возникающие мелкие процессуальные неурядицы позволило решать на лету. Например, в спорной ситуации секретарь просто «отматывает» трансляцию назад и участники, минуя стадию бесполезных препираний о том, кто и что сказал, просто воочию наблюдают происходившее. Адвокаты говорят, что АВФ весьма дисциплинировала судей не только в аспекте вежливого общения со сторонами, но и в плане строгого соблюдения расписания – ведь АВФ фиксирует и время. Любопытно, что все судебные заседания в стране в режиме реального времени транслируют в республиканском Ситуационном центре. Личным кабинетом адвоката в государственном электронном портале нас не удивить, но приглашение гражданам связаться с судом через Telegram или Whatsapp изумляет. В Facebook даже создана специальная группа, в которой адвокаты размещают свои просьбы и претензии по рассматриваемым делам – а сотрудники судов оперативно реагируют на них: пересылают документы, сообщают контактные данные и даже согласуют перенос судебных заседаний. Для нас подобная отзывчивость – фантастика!

Но когда дело доходит до защиты прав доверителя и адвоката, все технологические плюсы казахстанского правосудия могут быть сведены на нет. В этом смысле очень показательно дело о лишении адвокатских лицензий.




Механизм избавления от неугодных

В конце прошлого года члены казахстанской Комиссии по защите прав адвокатов Аманжол Мухамедьяров и Ерлан Газымжанов подверглись атаке со стороны местного Минюста. Вся вина их состояла в том, что они посмели опубликовать на Facebook официальную видеозапись открытого судебного заседания по уголовному делу, на которой судья районного суда Гульжахан Убашева не только грубо разговаривает с обвинителем и защитниками, но и оправдывает давление на адвокатов. При этом до размещения роликов в сети они представили их суду апелляционной инстанции в качестве доказательств процессуальных нарушений, допущенных судей Убашевой. Но апелляция не стала исследовать их и давать им оценку. Чтобы защитить права подзащитного, адвокаты были вынуждены привлечь внимание к судейскому произволу иным способом, то есть разместить видео в общем доступе. Они намеренно сделали это по письменному поручению доверителя и только после вступления приговора в законную силу – чтобы не давать повода говорить о давлении на суд. И их поступок оправдался: после публикации роликов Комиссия по судейской этике признала в действиях судьи Убашевой «совершение порочащего проступка, противоречащего Кодексу судейской этики».

Адвокаты без границ
Почему российские защитники решили поддержать коллег из Казахстана

Но Минюст всё же предъявил претензии адвокатам Мухамедьярову и Газымжанову. И сделал он это по инициативе двух судей – «героини» опубликованной видеозаписи и вступившегося за неё председателя столичного городского суда (аналог Мосгорсуда). Адвокатов обвинили в грубом неоднократном нарушении законодательства за публикацию фрагментов официальной видеозаписи – дескать, адвокаты нарушили правила, по которым они могут получать АВФ, но не распространять. А неоднократность, по мнению Минюста, заключалась в том, что сначала Газымжанов сделал репост фрагмента, опубликованного Мухамедьяровым, а потом они поменялись ролями.

«Обвиняемые» адвокаты настаивают на формальности доводов Минюста. Ведь все участники заседания дали согласие на публикацию видео в Facebook – доверитель выдал письменное поручение на публикацию, вмешательства в правосудие нет, информация подана достоверна и корректно. Адвокаты даже представили заключение лингвиста об отсутствии оскорбительных высказываний и результаты габитологической экспертизы о невозможности идентификации лиц на видеозаписи. Даже Минюст согласен, что ничьи права не затронуты, но продолжает твердить о нарушении регламента.

При этом Минюст не обратился в Республиканскую коллегию адвокатов (аналог ФПА) с представлением и просьбой разобраться в рамках внутренней дисциплинарной процедуры – как мы привыкли в России. Минюст сразу обратился в суд с иском о лишении Мухамедьярова и Газымжанова лицензии на право заниматься адвокатской деятельностью.

Минюст получил право подавать такие иски в 2018 году, когда в местный закон об адвокатуре были внесены масштабные изменения. Минюст обычно инициирует процесс по представлению регионального департамента юстиции – подчинённого ему органа. При этом коллегия адвокатов не участвует в этом разбирательстве в обязательном порядке – она может выступить в суде только в качестве третьего лица. Более того, Минюст сильно усложняет жизнь адвокату, в отношении которого инициирует процесс: на время судебного разбирательства ведомство может приостановить действие его лицензии. Такой адвокат попадает в стрессовую ситуацию, поскольку лишается средств к существованию, поэтому внесудебный механизм «временного прекращения лицензии» позволяет Минюсту оказывать давление на «неудобных» адвокатов. Но все чаще власти инициируют судебные разбирательства в отношении таких защитников, чтобы убрать их из адвокатуры навсегда. И это возможно – закон говорит, что адвокатом не может быть лицо, ранее лишённое лицензии.

Дела Мухамедьярова и Газымжанова – уже не первый случай применения Минюстом этого нового механизма избавления от неугодных адвокатов. В том году лишился адвокатской лицензии исполнительный директор РКА Сергей Сизинцев – за получение в течение двух лет заработной платы на своём посту в органах адвокатуры. Ранее адвокатам с трудом удалось отстоять в судах коллегу Хамиду Айткалиеву – за публикацию данных, не подлежащих разглашению и за резкие слова в адрес госорганов.




Всеадвокатская защита

Именно эта пугающая тенденция заставила нас с партнёром по «Агоре» Андреем Сабининым откликнуться на просьбу Аманжола Мухамедьярова. Он рассказал о сложившейся ситуации в августе 2019 года в Берлине – там состоялась конференция «Пражского клуба», посвящённая защите прав адвокатов. Мы с адвокатом Сабининым изучили материалы и вступили в дела в качестве представителей ответчиков.

Адвокат Александр Попков

Можно бесконечно проводить семинары, конференции, писать доклады – но в какой-то момент становится сложно просто «лайкать» посты о попытках зарубежных коллег противостоять давлению со стороны власти, в том числе судебной. Нужно ехать на место и вступать в защиту.

Для нас таким моментом стали дела Мухамедьярова и Газымжанова. При этом у нас не возникло сложностей формального характера – районные суды допустили нас по российским ордерам и местным доверенностям, а языком судопроизводства в этих двух процессах участниками изначально был выбран русский.

Помимо нас защищать коллег на несколько заседаний приезжали и прилетали казахстанские адвокаты и юрисконсульты со всех концов страны: более двух десятков юристов из 12 областных (городских) коллегий, которые аналогичны российским палатам. Сообщество встревожено и считает, что негативный исход по этому делу может развязать руки государственным органам – они начнут массово травить неугодных защитников. Примечательно, что адвокатская коллегия столицы выступает в качестве третьего лица и последовательно утверждает о праве адвокатов самим решать дисциплинарные вопросы.

Так как у преследуемых адвокатов обстоятельная и выверенная линия защиты, то мы сформировали свою позицию с учётом международного права, чтобы укрепить уже имеющиеся в деле аргументы. Интересно, что Казахстан не подписывал Европейскую Конвенцию о защите прав человека и основных свобод, однако является полноправным участником Организации Объединенных Наций и Международного Пакта о гражданских и политических правах. Именно на МПГПП и иных документах ООН мы основываем свои аргументы.

Во-первых, суд по лишению адвоката лицензии, инициированный другими судьями, не отвечает принципу беспристрастности и справедливости. Такой вопрос должны коллегиально решать дисциплинарные органы адвокатуры Казахстана, в который входят не только адвокаты, но и независимые юристы, а также судьи в отставке.

Во-вторых, преследование адвокатов за профессиональную деятельность поражает самое сердце системы правосудия и несет весомый охлаждающий эффект, потому должно осуществляться с повышенной осмотрительностью. А в данном случае пожизненное лишение права на профессию несоразмерно вменяемым нарушениям.

В-третьих, при определении баланса между основополагающими демократическими принципами – свободой слова и справедливым отправлением правосудия – необходимо учитывать, что в целом публикация не повлекла вмешательства в судебное разбирательство, но при этом судебное сообщество признало порочность действий судьи, чем повысила уровень доверия к судебной системе. А значит, спорная публикация пошла исключительно на пользу институту правосудия и обществу в целом.

Поэтому, по нашему мнению, требования истца противоречат предусмотренным статьями 14, 17 и 19 МПГПП правам на свободу выражения мнения, справедливый суд и частную жизнь, а значит, должны быть отклонены.

Мы надеемся, что решение суда будет единственно правильным, а государственные органы соседней страны будут более осмотрительны и осторожны в схожих ситуациях. И такое решение будет важно не только для казахстанских адвокатов – оно важно и для нас. Преследование адвокатов – общая проблема на постсоветском пространстве, которую нужно решать всем адвокатским миром. У нас есть одинаковые сложности – и нам полезно поучиться друг у друга в отстаивании своих профессиональных прав. А есть специфичные проблемы – в этом случае важно ликвидировать угрозу там, где она впервые появилась, потому что приёмы давления на адвокатов, отрабатываемые силовиками и судами в одной стране, могут легко перебрасываться на соседние государства.

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.