16.04.2021

«Ну коллеги, где здесь запрет?!»

Юрий Пилипенко
Юрий Пилипенко
Президент ФПА

Речь в Clubhouse – об одной из скандальных поправок в Кодекс

Процесс
Поправки в КПЭА

Президент ФПА Юрий Пилипенко прокомментировал письмо против поправок в КПЭА – правда, когда они уже были приняты. Вечером после X Всероссийского съезда адвокатов он подключился к дискуссии в Clubhouse, где обсуждались изменения в Кодекс. Пилипенко по своей инициативе затронул нашумевшее обращение к делегатам съезда. Авторов петиции он назвал «недобросовестными» – и дал подробные пояснения по одной из упомянутых ими поправок. Президент ФПА считает, что обязательное уведомление палаты о намерении обратиться в госорганы по поводу коллеги никак не нарушает права адвокатов – более того, и раньше подразумевалось Кодексом. «Улица» приводит его выступление, с некоторыми сокращениями и незначительной стилистической редактурой, необходимыми при публикации живой устной речи.

Есть одна очень интересная поправка [в КПЭА], которая стала предметом для спекулирования. В том числе, в обращении к X Съезду с требованиями ничего не рассматривать.

Речь идёт о том, что мы, в силу положений, уже принятых в Кодекс профессиональной этики, просим адвокатов сообщать в совет, когда адвокат по своей инициативе собирается обращаться в органы государственной власти [с заявлением] в отношении другого адвоката. Это почему-то недобросовестными нашими коллегами транслируется в мир как запрет. [Они говорят:] «Мы будем бороться с запретами».

Давайте всё-таки будем благоразумными людьми и последуем простой логике. Во-первых, у нас всегда в Кодексе, с момента его создания и принятия, существовало правило о том, что адвокат должен уведомить совет, если он принимает поручение третьего лица в отношении другого адвоката. Вот это является ли запретом? Или нет?

Давайте честно скажем, что это никакой не запрет. Это, всё-таки, некое позитивное обязательство сообщить о том, когда адвокат Икс принимает поручение в отношении адвоката Игрек в интересах третьего лица. Эта норма действует у нас примерно 18 лет и ни у кого не вызывает возражений.

Более того, я знаю палаты, где хранятся папочки с сообщениями адвокатов о том, что они такого рода действия совершали. И определённые меры адвокатская палата в этой связи либо принимает, либо реагирует, либо нет. Мы развиваем эту норму. Предложили нашим коллегам-адвокатам, наверное, в обязательном порядке, не будем скрывать, сообщать Совету о том, когда они по своей инициативе, а не в интересах третьего лица, как сказано было ранее, намерены действовать против другого адвоката, против члена нашей корпорации.

Президент ФПА Юрий Пилипенко

По-моему, это исключительно не более чем развитие вот той нормы, которая уже имеет место быть в нашем Кодексе уже 18 лет.

Далее записано, что такого рода обращение является основанием для реагирования. Точка. Основанием для реагирования органа адвокатского самоуправления – и еще раз точка. Ну коллеги, где здесь запрет?! Ну нет его здесь. Здесь есть обязывание адвоката об этом сообщить.

Что такое реагирование? Это большой диапазон реакций. От принятия к сведению до, действительно, возможно, возбуждения дисциплинарного производства. Основная цель какая, вы спросите? Я вам скажу – медиация. Нам бы очень хотелось, чтобы взаимоотношения между адвокатами – даже если они вдруг приобретают острый характер и носят какой-нибудь судебный или какой ещё [характер], – прежде всего, стали бы предметом информирования органов адвокатского самоуправления. Чтобы они, по возможности, предприняли меры для примирения этих адвокатов.

Вот эта цель, именно это там написано. Никакого запрета там нет, и я очень хотел бы [попросить] добросовестных людей добросовестно относиться к тому, что записано в поправках в Кодекс профессиональной этики.

Записал Кирилл Капитонов

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.