02.03.2021

Меморандум об адвокатских намерениях

Алексей Аванесян
Алексей Аванесян
Адвокат АП Краснодарского края

Как адвокат боролся со следствием его же методами

Зачастую адвокаты довольно ограничены в процессуальном противодействии следствию. Однако есть методы борьбы, не прописанные в кодексах, но и не запрещённые законом. И когда традиционные методы исчерпаны, адвокат может решиться на необычные действия. Так, например, поступил краснодарский адвокат Алексей Аванесян. Когда сотрудник ФСБ направил суду «справку-меморандум», не подкреплённую никакими доказательствами, защитник придумал зеркальный ответ – и составил для суда аналогичный документ. «Адвокатская улица» записала его рассказ.

К раснодарского адвоката Наталью Фараджеву с весны 2020 года обвиняют в обещании посредничества во взяточничестве (ч. 5 ст. 291.1 УК). К ней за консультацией обратился потенциальный доверитель Тагар Мамедов, которому грозило уголовное дело. По версии следствия, адвокат предложила ему отбиться взяткой в 1,2 млн рублей – и якобы вызвалась сама её передать («АУ» подробно рассказывала об этом деле). Коллеги-адвокаты, в том числе и я, вступились за Фараджеву, потому что никаких доказательств в деле не просто нет.

Нет и причин держать Фараджеву в СИЗО. Но следствие обзавелось справкой-меморандумом, которую выписало местное УФСБ. В ней было указано, что Фараджева оказывает «непроцессуальное воздействие» на заявителя… через адвокатов АП Краснодарского края, имеющих «связи» среди «высокопоставленных сотрудников правоохранительных органов»! Якобы таким образом она пытается уйти от ответственности. После этой справки Фараджеву задержали – и следователь попросил суд отправить её под стражу.

Адвокат Алексей Аванесян

Эти заявления не были подкреплены никакими доказательствами – но именно на справке базировалось ходатайство об избрании «стражи» в качестве меры пресечения.

Надо сказать, что до этого я уже раза четыре сталкивался с использованием справок-меморандумов. Все эти ситуации были похожи. Следователь уходит со словами: «Ладно, будет вам доказательство», а потом приносит вот такую справку. Она у него оказывается якобы случайно – мол, сотрудники полиции от каких-то негласных источников в изоляторе услышали, что подозреваемый выражал желание отомстить потерпевшему. И всё – вот вам причина оставить человека в СИЗО. Главное, чтобы информация была непроверяемая.

Это, разумеется, абсолютно незаконно. Справки-меморандумы не являются доказательствами, есть даже решения двух судов Ставропольского края об исключении справок как доказательств. Тем не менее я всё чаще их вижу. Меморандум появляется тогда, когда нет ничего, чтобы отправить человека под стражу – или продлить арест. И все попытки вызвать оперативного работника в суд, чтобы он дал показания, точно не увенчаются успехом.

Я пытался с ними бороться. Однажды следователь принёс справку после замечания от судьи и перерыва в судебном заседании – и я написал заявление в СК об отводе следователя, указывая его руководству, что он предвзят. В другом случае я написал заявление о фальсификации доказательств в отношении сотрудника полиции, подписавшего справку. Проверка до сих пор проводится, но вывод один – процессуальных инструментов у нас слишком мало. Получается, что этим справкам, поступающим из оперативных органов, просто невозможно противостоять. И в деле Фараджевой следствие не придумало ничего нового.

На заседании по избранию меры пресечения мы с коллегами специально уточняли у следователя – а была ли информация, указанная в справке-меморандуме, подтверждена следственным путём? На основании каких сведений была составлена справка? Однако сотрудник лишь ссылался на коллег из УФСБ – хотя вообще-то должен был сам проверять эти данные, ведь у него находится уголовное дело. И если есть информация, что подозреваемый может скрыться или на кого-то давить, это образует уже новые составы преступления. Тем не менее 28 октября Фараджеву отправили в СИЗО – на основании такой вот справочки.

Мне это всё окончательно надоело – и для апелляции я написал аналогичный по форме документ. Свою собственную справку-меморандум «О результатах адвокатской деятельности». Голь на выдумки хитра! Если следствие так делает, что мешает нам сделать так же? В ходе заседания 19 ноября я заявил суду: «Есть какой-то неизвестный человек, сотрудник ФСБ, который утверждает, что у него есть некая информация. А есть я, стою перед вами, и вы можете меня допросить. Я также провёл свой сбор доказательств и обнаружил, что всё это трёп».

Справка, подготовленная Алексеем Аванесяном

В результате мероприятия получены данные о том, что адвокаты палаты Краснодарского края не имеют связей в среде высокопоставленных сотрудников правоохранительных органов, характер которых позволил бы сделать вывод о том, что указанные сотрудники могут злоупотреблять своими должностными обязанностями в интересах адвоката Фараджевой.

Также я указал в справке, что Фараджева «не осуществляет попыток по уходу от уголовной ответственности» и «не оказывает непроцессуального воздействия на заявителя».

Судья удивился, улыбнулся – и приобщил мою справку. Следствие и прокурор отреагировали так же, как и всегда – фразой «на рассмотрение суда». А вот коллеги-адвокаты, с которыми я заранее свою справку не обсуждал, комментировали идею очень одобрительно. Говорили, что это интересно, что они будут это использовать. Это хоть как-то оживило процесс. Но апелляция всё же оставила в силе постановление о «страже».

Адвокат Алексей Аванесян

Судебные заседания по мере пресечения – это демонстрация того, к чему стремится весь наш уголовный процесс. Абсолютная формализация и ритуал – секретные свидетели, негласные источники и непроверяемая информация. В том числе и справки-меморандумы.

Но нам же надо что-то делать. Мы же не можем просто так приходить в суд, натирать свои адвокатские значки до блеска и пускать солнечных зайчиков в глаза наших клиентов – поэтому приходится быть изобретательнее.

По итогу вышло так, что в материалах по мере пресечения нет ничего, кроме двух меморандумов – моего и оперуполномоченного ФСБ. По-хорошему, суд должен был дать им какую-то оценку, однако ограничился приобщением и рассмотрением в ходе заседания. Потом арест был продлён, но в решении судья опять не дал им оценку – как будто этих меморандумов и не было. 

Я спросил у следователя на продлении: «Вы проверили следственным путём информацию из меморандума ФСБ?» Он говорит, что да. «Информация подтвердилась?» – «Нет». Но и это никак не повлияло на решение.

Что ж, по крайней мере, теперь следователь в своём ходатайстве о продлении «стражи» не указывал на справку-меморандум, а просто ссылался на слова сотрудников ФСБ. Конечно, хотелось бы думать, что следствие убрало свой меморандум из материалов после моего жеста. Хотя, скорее всего, следователю просто стало стыдно.

Записала Ольга Лукьянова (ИД «Коммерсантъ»)

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.