21.01.2020

Капитан Неочевидность

Ольга Кряжкова
Ольга Кряжкова
Член Экспертного совета ИППП, доцент кафедры конституционного права РГУП

Только так можно описать суть конституционной реформы и порядок её реализации

Процесс
«Конституционная революция»

Вчера президент внёс в Госдуму проект поправок к Конституции. Предлагается изменить 22 статьи Основного закона – все они относятся к главам 3–8, то есть могут быть приняты Федеральным собранием с одобрением двумя третями региональных парламентов. Конституционалист Ольга Кряжкова кратко прокомментировала проект поправок, назвав их «не столько концептуальными, сколько бюрократическими» – ей трудно представить человека, который прочитает законопроект полностью не в силу профессионального долга, а чтобы составить своё мнение в рамках анонсированного всенародного голосования. Её также беспокоит скорость реализации идеи поправок, которая вряд ли говорит о спланированной реформе с продуманным результатом – каким бы он ни мыслился.

П роект закона о поправках к Конституции Российской Федерации был внесён президентом в парламент стремительно – спустя пять дней после объявления конституционной реформы 15 января 2020 года. Определённо, текст был готов ещё до созыва так называемой рабочей группы по поправкам, иначе такой темп не объяснить.

Почти все новшества совпадают с тем, что прозвучало в президентском послании: закрепление невозможности исполнения решений международных органов в статье 79, появление полномочия президента создавать Госсовет в статье 83, небольшие коррективы порядка формирования правительства в главах 4, 5, 6 и другое.

Гонки по вертикали
Что мне режет слух в предложениях конституционной реформы

Неожиданностью стало, пожалуй, только сокращение общего числа судей Конституционного Суда до 11 человек (сейчас по Конституции их 19, а в действительности – 15). Но и это, если поразмыслить, укладывается в логику кадровой политики в отношении Суда последних лет, смысл которой – в постепенном сокращении и, как следствие, консервации его состава.

Слово, которое, по-моему, лучше всего подходит для описания сути реформы и порядка её осуществления – неочевидность.

Неочевиден статус Госсовета – структуры, в которой комментаторы видят место нынешнего президента после окончания срока его полномочий. Роль Госсовета будет определяться федеральным законом, даже проект которого пока неизвестен.

Неочевидно, что объём президентской власти сокращается, а часть его функций – по формированию исполнительной власти – передаётся парламенту. Скорее наоборот: президент получает больше возможностей по отстранению от должности значительной части судейского корпуса – судей Конституционного и Верховного, кассационных и апелляционных судов. Единственный пример на вычитание здесь – это снятие оговорки «подряд» в отношении количества сроков, в течение которых один и тот же человек может быть президентом.

Неочевидно, в чём необходимость поправок в целом. Пояснительная записка – как, увы, у нас часто бывает, – ничего не поясняет, а всего лишь пересказывает текст законопроекта.

«Отменить несменяемость судей ничего не стоит»
Тамара Морщакова – о конституционной реформе судебной системы

Неочевидно, зачем поправки планируется выносить на всенародное голосование. Документ выглядит не столько концептуальным, сколько бюрократическим. С трудом возможно представить себе человека, который прочитает его полностью не в силу профессионального долга, а чтобы составить своё мнение для голосования «за» или «против». Или хотя бы доберётся до статьи 75, возводящей на конституционный уровень гарантии минимального размера оплаты труда и индексации пенсий.

При таких обстоятельствах проект довольно тяжело комментировать по существу, избегая простого пересказа «новых» правовых норм. Все это, а также скорость, с какой идея поправок воплощается в жизнь, вряд ли свидетельствует о чёткой, спланированной реформе с заранее продуманным результатом – каким бы он ни мыслился.

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.