19.12.2022

«Эти запреты нарушают основные права человека»

Максим Оленичев
Максим Оленичев
Юрист (внесён в реестр «иноагентов»)

Максим Оленичев – о том, как Юлия Галямина оспаривает ужесточение «иноагентского» законодательства

Процесс
Агенты своих доверителей

Политик Юлия Галямина оспаривает в суде решение Минюста включить её в «иноагентский» реестр. И это первый такой иск, поданный после 1 декабря – даты, когда в отношении «иноагентов» начали действовать новые ограничения. Например, ей фактически запрещено продолжить работать в вузе. Соавтор жалобы юрист Максим Оленичев (внесён в реестр «иноагентов») рассказал «Улице» о первой попытке оспорить эти новые запреты в суде.

В торого сентября Юлия Галямина попала в список СМИ, выполняющих функции «иностранного агента». Тогда её, как и остальных «иноагентов», обязали создать юридическое лицо, сдавать ежеквартальную отчётность о своих доходах, а также маркировать сообщения и материалы, издаваемые или распространяемые ею. Кроме того, в отношении неё начали действовать ограничения на участие в избирательных кампаниях.

А первого декабря в силу вступил закон «О контроле за деятельностью лиц, находящихся под иностранным влиянием». Он заменил все принятые ранее «иноагентские» законы – и добавил новые ограничения. Помимо перечисленного выше, теперь Юлии Галяминой запрещено преподавать в государственных образовательных учреждениях, реализовывать своё пассивное избирательное право, организовывать публичные мероприятия, производить информационную продукцию для несовершеннолетних и занимать должности в органах публичной власти.

Эти запреты нарушают основные права человека, гарантированные как российской Конституцией, так и Международным пактом о гражданских и политических правах, который Россия обязалась соблюдать. Национальные законы не могут уничтожать само существо прав, гарантированных международными нормами. И Юлия Галямина стала первой, кто оспорил в российском суде новые запреты. Это позволит пройти все национальные судебные инстанции – и оперативно обратиться в международные органы. Которые могут оценить новый закон об «иностранных агентах» с точки зрения соблюдения Россией своих международных обязательств.

Юрист Максим Оленичев

Это долгий путь, который в конечном итоге может привести к изменению или отмене этого закона.

Я подготовил административный иск (есть в распоряжении «АУ»), который мы подали в Замоскворецкий районный суд Москвы. По этому делу я работаю вместе с коллегой – юристкой Ольгой Подоплеловой. Мы ведём его, сотрудничая с «Первым отделом».

Позиция Юлии Галяминой заключается, во-первых, в том, что закон об «иностранных агентах» не является чётким и ясным. Его правовые предписания невозможно понять даже после консультации с юристом – а потому он не отвечает требованиям к качеству закона.

Второй аргумент: как известно, Минюст может обнаружить признаки того, что человек получает иностранное финансирование и при этом распространяет информацию для неопределённого круга лиц. В таком случае у министерства возникает право, но не обязанность включить человека в реестр «иноагентов». Почему же оно включилю туда именно Юлию Галямину? Ответ на этот вопрос мы хотим получить в ходе судебного заседания.

В-третьих, мы считаем закон об «иностранных агентах» дискриминационным. Он допускает разное обращение с людьми из одной и той же профессиональной сферы в зависимости от усмотрения государства. Например, в реестр «иностранных агентов» не включён ни один политик из «Единой России». В то же время власти активно вносят туда независимых политиков.

Четвёртая причина подачи иска: Юлия Галямина подвергается политически мотивированному преследованию, которое продолжается уже несколько лет. Два года назад её осудили по статье 212.1 УК – за неоднократное нарушение установленного порядка организации и проведения митинга. Её приговорили к двум годам лишения свободы условно. Это происходило на фоне событий 2020 года, когда власти отказались зарегистрировать её – сильного кандидата – на выборах в Мосгордуму. Через вынесение обвинительного приговора ей запретили участвовать в выборах в Госдуму в сентябре 2021 года. И вот следующим шагом стало включение Юлии в реестр «иностранных агентов».

Наконец, сам статус «иноагента» с 1 декабря существенно ограничивает в правах таких людей. Юлия Галямина – не только сильный политик, имеющая широкую общественную поддержку, но и преподаватель одного из высших учебных заведений в Москве. Статус «иностранного агента» запрещает ей заниматься этой профессией. По сути она лишена возможности продолжать свою педагогическую карьеру и иметь оплачиваемую работу по специальности. Кроме того, власти запрещают ей заниматься общественной деятельностью и организовывать публичные мероприятия.

Также государство ввело для неё запрет на реализацию пассивного избирательного права. В законе указано так:

«Иностранный агент не вправе осуществлять деятельность, способствующую либо препятствующую выдвижению кандидатов, списков кандидатов, избранию зарегистрированных кандидатов, выдвижению инициативы проведения референдума и проведению референдума, достижению определённого результата на выборах, референдуме, а также в иных формах участвовать в избирательных кампаниях, кампаниях референдума. Иностранным агентам запрещается вносить пожертвования в избирательные фонды кандидатов, зарегистрированных кандидатов, избирательных объединений, в фонды референдума».

Мы трактуем эту норму так, что Галямина не может выдвигать свою кандидатуру на выборах. Но поскольку новый закон об «иноагентах» вступил в силу с 1 декабря 2022 года, то практики применения такого запрета пока нет – никто ещё не успел стать кандидатом.

Все эти новые ограничения запрещают Юлии Галяминой быть политиком и преподавателем. То есть государство по политическим причинам лишает её части прав, которые гарантированы другим гражданам нашей страны.

В административном иске указаны статьи 29 (право на свободу выражения мнений) и 19 (равенство всех граждан и запрет дискриминации) Конституции. Также мы сослались на положения Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Международного пакта о гражданских и политических правах, которые гарантируют свободу выражения мнений и свободу собраний, запрет на необоснованное вмешательство государства в частную жизнь, запрет дискриминации и политически мотивированного преследования.

Как я говорил, нам нужно пройти все судебные инстанции в России до Верховного Суда. Если результат останется неизменным, то мы будем обсуждать возможность обращения в Европейский суд по правам человека или в Комитет ООН по правам человека. Кстати, мы не исключаем возможности обращения в Конституционный Суд России – но такое решение может быть принято только после обсуждения с коллегами, которые ведут дела в сфере применения закона об «иностранных агентах».

В России больше 300 организаций и людей пытались оспорить присвоение им статуса «иностранного агента» – и безуспешно. Поэтому мы не питаем иллюзий, что выиграем в национальном суде. Но сам факт подачи иска – это активное несогласие с существованием в стране дискриминационного и репрессивного закона.

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.