12.10.2022

Проверочная работа Минюста

Юрист Максим Оленичев (внесён в реестр «иноагентов») – о желании чиновников контролировать «иноагентов»

Минюст подготовил проект Положения о государственном контроле за деятельностью «иностранных агентов». Он даёт ведомству новые полномочия – например возможность проводить проверки деятельности физических лиц. Кроме того, чиновники смогут затребовать у других госорганов и организаций любые документы, касающиеся «иноагентов». Юрист Максим Оленичев письменно ответил на вопросы «Улицы» о том, кого затронет это положение – и для чего оно нужно государству.

Положение Минюста касается всех «иноагентских» законов или какого-то конкретного?

– Оно затрагивает все категории «иностранных агентов». Я напомню, что с 1 декабря вступает в силу Закон о контроле за деятельностью лиц, находящихся под иностранным влиянием. Он объединил в себе все отдельные категории «иноагентов» – НКО, общественные объединения без статуса юридического лица, иностранные СМИ и физические лица. Сейчас каждая категория регулируется отдельно, есть собственные реестры. А новый закон сведёт их в одну категорию – просто «иностранные агенты». И проект положения – своеобразное продолжение этого нового закона.

– Как ещё Минюст хочет контролировать «иноагентов»?

– Минюст и его территориальные органы будут проводить плановые и внеплановые проверки «иностранных агентов» при взаимодействии с ними. Формулировка о «взаимодействии» означает, что чиновники будут запрашивать документы, осматривать помещения организаций, получать пояснения по всем вопросам, возникшим в ходе проверки. Сейчас ведомство действует так только в отношении НКО-«иноагентов». А правительство предлагает распространить эту возможность на все категории «агентов» – в том числе на физических лиц.

Отдельно Минюст планирует контролировать состав, содержание и правильность оформления отчётов, которые подают «иноагенты». Ранее Минюст предъявлял претензии к содержанию отчётов только НКО-«иноагентам».

Ещё положение расширяет полномочия чиновников по контролю деятельности «иностранных агентов» – в том числе физических лиц.

Юрист Максим Оленичев

Минюст сможет оценивать «наличие (отсутствие) предпосылок для угрозы суверенитету, политической независимости, территориальной неприкосновенности и национальным интересам Российской Федерации» в деятельности «иноагентов».

Если такие «предпосылки» будут обнаружены, то ведомство вправе передать материалы в правоохранительные органы для решения вопроса о наличии состава правонарушения или преступления.

Но министерство сможет вести мониторинг деятельности «иноагентов» и без «взаимодействия». Для этого чиновники будут исследовать публикации «агентов» (в том числе в интернете), посещать их мероприятия – с предупреждением о визите или без него. Также они смогут запрашивать информацию об «иноагентах» у любых других государственных органов и организаций. Предположим, что «иностранные агенты» провели или организовали мероприятие, отчитались об этом другим госорганам – а вот Минюсту сообщить забыли. Теперь министерство сможет анализировать документы других чиновников и организаций, касающиеся «иноагентов».

Юрист Максим Оленичев

По смыслу принимаемого положения Минюст сможет затребовать любые документы, которые касаются деятельности «иностранного агента» – в том числе физического лица.

– Уточните, что именно сможет проверять Минюст?

– Вообще всё, что касается деятельности «иностранных агентов». Можно предположить, что в первую очередь министерство займётся информационными материалами и финансовыми документами «иноагентов». А также описанием программ, проектов, мероприятий – и отчётами по ним.

– Как часто к «иноагентам» будут приходить с проверками?

– Плановые проверки – не чаще одного раза в год. Но нет обязанности проводить их каждый год. Внеплановые могут проходить и чаще.

– А что является основанием для плановых и внеплановых проверок?

– Для плановой проверки – любой из двух случаев:

  • прошёл год после включения «иностранного агента» в реестр;
  • прошёл год с момента окончания последней плановой проверки.

Поводом для внеплановой проверки может быть поступившая в Минюст информация, что «иноагент» нарушает профильный закон или другие законы, регулирующие его деятельность. Или если сам «агент» напишет заявление о выходе из реестра.

– «Иноагенты» будут знать заранее о проверках?

– Согласно положению, о плановых проверках должны известить за три рабочих дня, а о внеплановых – за 24 часа. Уведомления могут направляться заказным письмом, через интернет, а также «иным доступным способом, исходя из данных, имеющихся в распоряжении органа государственного контроля». И вот это последнее уточнение – новое.

Ранее Минюст мог высылать такие уведомления только по адресу юридического лица, указанного в ЕГРЮЛ, или на фактический адрес юридического лица. А теперь Минюст сможет использовать другие контактные сведения – адрес, номера телефонов, электронные почты и т. д. Причём необязательно предоставленные самим «иностранным агентом». Более того, Минюст не обязан проверять достоверность таких контактных данных. И если министерство направит туда уведомление, то суды смогут считать такое извещение надлежащим.

– Получается, Минюст может направить письмо на какой-то случайный адрес – а потом сказать «у нас были сведения, что человек проживает именно там»?

– Это будет основанием потребовать признать проверку незаконной.

– Почему, если закон прямо это разрешает?

– На момент направления у Минюста должны быть сведения о контактных данных «агента», в этом случае нарушения не будет. Но если министерство направит уведомление о проверке по несуществующему или заведомо неверному адресу, то очевидно, что у него на момент проверки не было сведений о контактах «агента». В этом случае процедура уведомления – ненадлежащая.

– Но «иноагент» может обжаловать решение о проведении проверки?

– Если оно не соответствует закону и нарушает права – да, можно обжаловать по правилам КАС. Но сейчас я оцениваю шансы положительного исхода как довольно низкие.

Если по итогам проверки «агента» привлекут к ответственности, то можно будет оспаривать это решение – и там же привести довод о незаконности самой проверки. Также можно оспорить действия, которые Минюст предпримет после завершения проверки. Например, в 2016 году Фонд имени Андрея Рылькова* добился прекращения дела об административном правонарушении, потому что Минюст издал приказ о проверке раньше, чем нужно.

– Какой может быть проверка физлиц-«иноагентов»? Особенно если они живут за границей.

– Все нормы, которые указаны в проекте положения, применяются и к физическим лицам. За отдельными очевидными исключениями – например, нельзя подать заявление о ликвидации такого «иностранного агента». А плановые и внеплановые проверки – с истребованием сведений о деятельности и финансировании, мониторингом публикаций и так далее – могут осуществляться и в отношении физических лиц.

Юрист Максим Оленичев

В интернете появилась информация, что сотрудники Минюста смогут приходить домой к физическим лицам-«иностранным агентам». Это неправда. У них нет полномочий проводить проверку непосредственно в жилом помещении «иноагента» без его согласия, в том числе осматривать его.

Выездные проверки в отношении физических лиц – «иностранных агентов» (в том числе иностранных СМИ) положением также не предусмотрены. Скорее всего, Минюст просто потребует предоставить нужные ему документы.

Теперь об уехавших. Скорее всего, центральный аппарат Минюста будет проверять тех физлиц-«иноагентов», которые не живут в России и снялись с регистрационного учёта по месту жительства. Те, у кого сохранилась российская регистрация, будут получать уведомления о проведении плановых или внеплановых проверок по этому адресу. Если Минюст направит уведомление, а такие иноагенты его не получат, то чиновники всё равно смогут провести проверку по имеющимся у них документам.

Но если они решат, что проверку нельзя закончить в связи с непредставлением «иностранным агентом» документов, то Минюст может потребовать привлечь «агента» к административной ответственности за воспрепятствование проведению проверки. Наказание – штраф от 500 до 1000 рублей.

Безусловно, эти проверки лягут дополнительным грузом прежде всего на физлиц-«иностранных агентов». Для организаций такие правила действуют уже несколько лет.

– Каким может быть негативный итог проверок? За что и как могут наказать «иноагентов»?

– Минюст обязан составить акт о результатах проверки. В нём фиксируется ход проведения проверки и выявленные нарушения.

А дальше Минюст вправе:

  • Выдать «иностранному агенту» предписание об устранении выявленных нарушений законодательства. Оно носит обязательный характер и должно быть исполнено в течение месяца. В противном случае «агента» могут оштрафовать: физлицо до 500 рублей, должностных лиц – до двух тысяч рублей, юридических лиц – до 20 тысяч рублей.
  • Составить протокол об административном правонарушении. Например, за нарушение срока сдачи обязательной отчётности или отсутствие «иноагентской» маркировки на публикации. Если у Минюста нет полномочий отреагировать, он сможет передать материалы в другие государственные органы. Например, в случае налоговых правонарушений – в ФНС.
  • Направить «иностранному агенту» мотивированное решение о запрете «осуществления на территории РФ» конкретной программы (либо её части). Опять же, с 1 декабря этого смогут потребовать и от физлиц. Скажем, министерство может направить такое уведомление «агенту», если посчитает, что семинар по вопросам дискриминации ЛГБТ-людей противоречит законодательству.
  • Направить в суд заявление о ликвидации юридического лица. В интернете уже появились комментарии, что если организация один раз не сдаст отчётность, то она сразу может быть ликвидирована судом по заявлению Минюста. Это неправда. У Минюста такое право появляется только в случае неоднократного непредставления отчётности. Или в случае невыполнения требования Минюста о запрете реализации программы или проекта.
  • Направить в суд заявление о запрете деятельности общественного объединения, действующего без образования юридического лица. Для этого Минюст обязан установить, что такое объединение неоднократно нарушало законы – или разово нарушало права и свободы человека и гражданина. Или указать, что объединение не устранило выявленные ранее нарушения.

Кроме того, при любых нарушениях законов об «иностранных агентах» Минюст вправе направить в Роскомнадзор запрос о блокировке сайта, страниц в социальных сетях или других информационных ресурсов «агента».

– Может ли «иноагент» обжаловать результат проверки?

– Все действия и решения органов власти по назначению и проведению проверок могут быть обжалованы в районных судах по правилам административного судопроизводства. Как я уже говорил, если «иностранных агентов» привлекут к ответственности, то они вправе в этих делах заявлять аргументы о незаконности проведения проверок.

– В положении есть большой список причин, по которым ответ на жалобу «иноагента» предоставлен не будет. Начиная с нечитабельности жалобы и использования в ней нецензурных выражений до угрозы раскрытия гостайны в ответе. Это стандартный список – или Минюст заранее ограждает себя от жалоб?

– Это стандартный перечень оснований для отказа. Он установлен статьёй 11 Закона о порядке рассмотрения обращений граждан, который применяется всеми органами госвласти и местного самоуправления.

– Когда это положение вступит в силу?

– Предполагается, что 1 декабря 2022 года – в тот же день, что и новый закон об «иностранных агентах». Добавлю, что Минюст планирует тогда же изменить содержание реестров «агентов». По сути они станут «вечными»: там будут хранить информацию даже об исключённых из реестра гражданах и организациях. Также Минюст планирует раскрывать неопределённому кругу лиц важные персональные данные физлиц-«иноагентов» – ФИО, дату рождения, ИНН и СНИЛС. В случае с общественными объединениями без статуса юридического лица и иностранных структур без регистрации также будут указываться данные об их участниках.

– Как вы думаете, проверки станут массовым явлением или их будут применять точечно? Ведь в пояснительной записке говорится, что дополнительных сотрудников для этих новых обязанностей не потребуется.

– Нет оснований предполагать, что проверки «иностранных агентов» станут массовыми. Сейчас Минюст перегружен и не горит желанием проверять даже тех, кто много лет состоит в реестре «иностранных агентов». Так что применение положения о проверках зависит от ситуации.

– Что вы думаете о последствиях принятия этого положения?

– Я думаю, что Минюст получит дополнительные инструменты контроля за деятельностью физических лиц, которых ранее у него не было. Кроме того, положение позволяет Минюсту оптимизировать процедуры контроля за деятельностью «иностранных агентов» – по сути поставить их на поток. Массовому применению таких инструментов контроля мешает только нехватка штатных сотрудников Минюста.

Юрист Максим Оленичев

Эти инструменты – в совокупности с другими репрессивными законами – направлены на прекращение деятельности людей и организаций, признанных «иностранными агентами». И на выдавливание их за пределы страны.

С 2012 года законодательство об «иностранных агентах» постоянно расширялось. Сначала «агентами» признавали только НКО, а сейчас власти могут объявить ими любого человека или организацию – вне зависимости от гражданства и даже регистрации в России. Само по себе законодательство об «иностранных агентах» – это инструмент репрессий в отношении тех, кто не согласен с теми или иными действиями государства и позволяет себе критиковать власть. Оно нарушает права человека и должно быть отменено.

* Внесён в реестр «иноагентов».

Вопросы подготовила Екатерина Горбунова

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.