16.05.2022

Защитников превращают в изгнанников

Защитников превращают в изгнанников Защитников превращают в изгнанников

Адвокаты раскритиковали «верноподданническую» идею Минюста

Иллюстрация: Вивиан Дель Рио

«Улица» попыталась разобраться в новой скандальной инициативе Минюста. Ведомство хочет исключить из «реестра адвокатов иностранных государств» всех, кто получил статус в «недружественной» стране. На первый взгляд, это означает тотальный запрет на работу в России для всех зарубежных адвокатов. Но опрошенные «Улицей» эксперты считают, что большинство коллег смогут продолжить свою деятельность – пусть и с некоторыми ограничениями. Впрочем, если идея Минюста будет реализована в самом жёстком варианте, это создаст проблемы российским гражданам: им будет сложно найти помощь при международных тяжбах. Кроме того, изгнание высококвалифицированных иностранных адвокатов негативно отразится на конкуренции и снизит качество юридической помощи в стране.

Клуб иностранных адвокатов

З акон об адвокатуре регулирует, среди прочего, правила работы в России защитников, получивших статус в другой стране. В нём говорится, что «адвокаты иностранного государства могут оказывать юридическую помощь на территории Российской Федерации по вопросам права данного иностранного государства». При этом «адвокаты иностранных государств» должны зарегистрироваться в специальном реестре, который ведёт Минюст.

Важно понимать – иностранный статус вовсе не означает иностранного паспорта. «Этот реестр для лиц, которые имеют статус адвоката в зарубежном государстве и хотят практиковать в России как адвокаты. Вопрос гражданства, в том числе двойного-тройного, тут ни при чём», – поясняет адвокат АП Москвы Андрей Сучков. Так, гражданин России вполне может получить статус адвоката, например, в США – а затем вернуться на родину и консультировать по вопросам американского права. «Но если юрист имеет статус российского адвоката и ещё является адвокатом за рубежом, то в реестре иностранных адвокатов ему нет никакой необходимости, – говорит Сучков. – Так как у отечественного адвоката на территории России значительно больше полномочий и иммунитетов».

Закон недвусмысленно предупреждает: «Без регистрации в указанном реестре осуществление адвокатской деятельности адвокатами иностранных государств на территории Российской Федерации запрещается». Чтобы попасть в реестр, адвокат должен подать заявление. Минюст может отказать только в случае предоставления недостоверных сведений или неполного пакета документов.

Сучков полагает, что изначально законодатель мог рассматривать регистрацию в реестре как обязательное разрешение для зарубежных адвокатов на работу в России. Но в реальности иностранный юрист, зарегистрировавший ИП или работающий в юрфирме, может вести юрпрактику по любым вопросам без ограничений (кроме дел, связанных с гостайной). «Даже уголовные дела не являются исключением: суд может допустить защитником лицо, не имеющего статус российского адвоката или российского гражданства, – отмечает Сучков. – Как они не нужны и для представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика». Он считает, что именно так и поступает большинство – и этим объясняется относительно небольшое число адвокатов в реестре. Сейчас там всего 247 человек, из которых 236 имеют действующий статус.

Данные удалены

В начале марта правительство России утвердило перечень «государств и территорий», совершающих «недружественные действия». Среди прочих в этот список вошли Украина, США и Великобритания. А через два месяца Минюст решил удалить из реестра всех адвокатов, получивших статус в «недружественных» странах, – и в дальнейшем отказывать им в регистрации. Предложения Минюста опубликованы для общественного обсуждения; оно продлится до 20 мая. При этом в документе не поясняется, как работа «недружественных» адвокатов вредит российским интересам. Непонятно также, что делать, если какая-то страна перестанет быть «недружественной». «Улица» попросила Минюст рассказать о целях и задачах проекта, но пока не получила ответа.

Сейчас в реестре 56 защитников с украинским статусом. Ещё 25 человек представляют Великобританию, 16 – Францию, 15 – Германию и девять – США. Если Минюст внесёт изменения в регламент, то все находящиеся в нём лица потеряют возможность практиковать в России в качестве иностранных адвокатов. Но вполне смогут продолжить свою работу как частнопрактикующие юристы или в составе юрфирм, при этом с гораздо более широкими возможностями и полномочиями.

«Не думаю, что Минюст действительно решил сделать какую-то реальную гадость “недружественным” государствам. Это лишь пиар-акция, верноподданническая демонстрация лояльности российской власти. Уверен, что чиновники и сами это понимают», – говорит Сучков.

А его коллега Константин Ривкин называет инициативу Минюста «очередным примером вмешательства политики в право». «Полагаю, что от решения Минюста пострадают в первую очередь клиенты этих адвокатов. Наши соотечественники, которым нужна правовая помощь по вопросам бизнеса, иммиграции, наследственному праву», – считает Ривкин. Он напомнил, что в начале Первой мировой войны некоторые присяжные поверенные предложили не оказывать юридическую помощь немцам, которые находились в Российской империи. Но подавляющая часть адвокатского сообщества выступила против этой идеи.

Английский и российский адвокат Норайр Бабаджанян «разочарован» инициативой, поскольку она ограничивает возможность россиян получить международную юридическую помощь. «Я видел в реестре имена множества прекрасных английских адвокатов, – говорит он. – Они очень-очень помогли бы российским доверителям, нуждающимся в международных юридических услугах. Тем более что российские доверители связаны с ближним и дальним зарубежьем мириадами матримониальных, коммерческих и прочих уз». Он отмечает, что «реестровые» адвокаты отлично знают российские реалии и способны помочь доверителям эффективнее, чем лондонские коллеги – услуги которых к тому же стоят «многие сотни фунтов в час».

Бабаджанян опасается, что проект Минюста может оказаться «контрпродуктивным». По его мнению, ведомство, скорее всего, пытается предпринять какие-то действия в ответ на наложенные на Россию санкции. Но результатом может стать снижение качества юридической помощи в стране. «Не секрет, что “рульфы” уже примерно 30 лет так или иначе копируют опыт “ильфов”, – отмечает он. – Иностранные юрфирмы и адвокаты в своё время задали своей работой достаточно высокую планку. И эти вполне успешно освоенные и принятые “рульфами” на вооружение стандарты должны соблюдаться и далее».

Норайр Бабаджанян

Не исключено, что с уходом «ильфов» из российской юрисдикции – и в результате неизбежного ослабления конкуренции на рынке юридических услуг – можно ожидать постепенного снижения стандартов.

При этом Бабаджанян с сожалением добавляет, что большинство его английских коллег уже уехали из России. Если ведомство всё же решится на такой шаг, то это может ещё больше сократить число оставшихся в стране иностранных адвокатов. «Возможно, следовало бы поступить с точностью до наоборот, – рассуждает эксперт. – Стоило бы либерализовать деятельность иностранных адвокатов в России, а не действовать в русле уже наложенных на страну санкций – усиливая таким образом их разрушительный эффект». Отметим, что Бабаджаняна нет в реестре иностранных адвокатов. Он пояснил «Улице», что ещё в 2004 году получил статус в палате Московской области.

Адвокат Калой Ахильгов считает, что идея Минюста нарушает конституционнное право на труд. Он опасается, что поправки отразятся и на его работе. Дело в том, что Ахильгов активно занимается международными кейсами, поэтому готовился получить статус адвоката в США. «Российскому клиенту, у которого возникли вопросы в США, проще обратиться ко мне и попросить их решить, – поясняет Ахильгов. – Ему легче довериться своему адвокату, чем искать его в Америке. Такие же запросы поступают и оттуда». Теперь он допускает, что позже Минюст потребует от российских адвокатов, имеющих статусы и в «недружественных» государствах, «определиться». «Мы должны передавать государству достоверные сведения о себе – в том числе сообщать, что имеем статус в другой стране, – говорит он. – Людям со вторым статусом, например американским, могут просто запретить работать в России. Да, пока об этом не говорят, но настроения нехорошие».

«Улица» спросила у ФПА, планирует ли палата направить в Минюст комментарии к этому проекту. Ответа редакция пока не получила. Однако вице-президент ФПА Елена Авакян выразила свою озабоченность ситуацией в беседе с «Адвокатской газетой». Она предположила, что идея министерства может вызвать «взаимность со стороны иностранных государств». И в результате «наши граждане за рубежом могут остаться без правовой защиты».

Вице-президент ФПА Елена Авакян

Местные адвокаты уже отказывают в защите россиянам, а если ещё наши граждане будут лишены права защищать их по иностранному праву, то они останутся совсем беззащитны.

Вице-президент ФПА Вадим Клювгант заявил, что Минюст отождествляет «свободную адвокатскую профессию и адвокатскую корпорацию» с государством. Таким образом, ведомство «хочет сделать их заложниками “недружественной” политики тех государств, которым они оппонируют, защищая своих доверителей и их права».

Иностранные юристы работают в России без «реестровых» ограничений. Поэтому сотрудников международных юридических фирм традиционно было гораздо больше, чем иностранных адвокатов. Однако после начала «специальной военной операции» ряд иностранных юридических фирм прекратили деятельность в России. Так, страну покинули Linklaters, Norton Rose Fullbright, Freshfields, Magnusson, Herbert Smith Freehills. Некоторые фирмы пообещали «пересмотреть отношения» с российскими клиентами. Другие вышли из международной структуры и стали работать под собственным брендом. Подробнее об «исходе ильфов» и его последствиях для юридического рынка можно прочитать в репортаже с войсчата «Улицы». Также «Улица» поинтересовалась у оставшихся в России иностранных юридических фирм и адвокатских бюро, скажутся ли на их деятельности предложения Минюста. К моменту публикации ответов не поступило.

Автор: Елена Кривень, Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

Редактор: Александр Творопыш

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.