31.01.2020

Тихая правка после громкого конфликта

Тихая правка после громкого конфликта Тихая правка после громкого конфликта

Адвокатам наконец-то разрешили пользоваться телефонами в суде

Иллюстрация: Tashita Bell

Конфликт адвоката Дмитрия Димитриева с приставами, спровоцированный запретом пользоваться телефоном в здании суда, ещё не исчерпан, но уже привёл к важному результату: Оренбургский областной суд отказался от этого правила. И хотя в суде не признают, что внесение поправок – реакция на инцидент с Димитриевым, адвокатская палата региона считает это победой защитников, не смирившихся с дискриминационным запретом. Впрочем, сам Димитриев скептически относится к изменениям и считает, что они сохраняют пространство для дальнейших злоупотреблений.

«А двокатская улица» уже писала о ситуации с оренбургским адвокатом Дмитрием Димитриевым. В конце прошлого года приставы Оренбургского областного суда выволокли его из коридора лишь за то, что он отправил смс-сообщение. Свои действия они объяснили внутренними правилами, которые запрещают посетителям пользоваться телефонами в здании областного суда. В этом документе говорилось, что мобильные устройства «должны быть выключены и находиться в сумке, кармане». Конфликт в итоге перерос в составление на адвоката протокола об административном нарушении и «взаимные» заявления об уголовном преступлении. Приставы обвиняют защитника в угрозах применения насилия в отношении представителя власти (ст. 318 УК), а Димитриев указывает на превышение ими должностных полномочий (ст. 286 УК).

Между тем облсуд, по всей видимости, решил не дожидаться развязки истории – и спустя месяц опубликовал новые правила, из которых убрал запрет, послуживший причиной конфликта. Теперь документ обязывает посетителей только «перевести сотовый телефон и другие радиопередающие устройства, компьютерную технику в беззвучный режим».

В пресс-службе суда не стали пояснять, с чем связаны изменения, ограничившись сообщением, что это «решение председателя областного суда». Но в адвокатской палате региона считают случившееся победой адвокатов Дмитрия Димитриева и представляющего его интересы Эльдара Шарафутдинова. «Они заняли принципиальную позицию, которую мы поддерживали. Суд признал, что эти требования были излишними, и убрал их», – сказал «Улице» вице-президент палаты Владимир Шевченко.

Сами адвокаты не спешат увенчивать себя лаврами. Как сказал «Улице» адвокат «Агоры» Эльдар Шарафутдинов, у него нет точных сведений, что именно прошлогодний инцидент с его подзащитным стал причиной изменения правил, существующих с 2017 года. «Возможно, связано, да, но конкретно и точно я утверждать об этом не могу», – согласился сам Димитриев.

Тариф «Уголовный»
Запрет использовать телефон в суде вызвал конфликт между адвокатом и приставами

Адвокаты сообщили, что новые правила действуют на практике. Эдьдар Шарафутдинов уже несколько раз был в суде и видел, что посетители и адвокаты «сидят в телефонах». Он подчеркнул, что изменение правил никак не повлияло на их поведение. «Почти никто не разговаривает по телефону в суде. Бывает, что кто-то отойдёт, переговорит, но не громко», – рассказал он. Дмитрий Димитриев не был в облсуде после отмены запрета, но пересказал впечатления коллег: «Когда кто-то из коллег попытался воспользоваться телефоном, пристав ему сказал, что он может свободно это делать – эти ограничения отменены».

Несмотря на эти сообщения, Димитриев не вполне удовлетворён поправками – он считает их неоднозначными, а потому оставляющими пространство для злоупотреблений. «Ясности в том, что телефоном в беззвучном режиме точно можно пользоваться, нет. Но поскольку это не запрещено, значит, наверное, разрешено. Но эта нечёткость может стать поводом для определённых инсинуаций в отношении адвокатов», – пояснил он. Дело в том, что старые правила запрещали пользоваться телефонами именно «посетителям» суда, которыми по умолчанию считались адвокаты, но не прокуроры или, например, следователи. «Можно же было более чёткие правила выработать – всё-таки внести ясность, являются адвокаты посетителями или не являются. Ведь до сих пор этот вопрос не разрешён».

Эльдар Шарафутдинов сообщил, что до внесения поправок защитники обсуждали варианты возможных совместных действий по этому вопросу. «Изначально хотелось всё-таки обжаловать [запрет]. Начал читать практику – практика исходит из того, что правила сами отдельно обжаловать невозможно, потому что они приняты судебным сообществом, и отдельно их как таковые не обжалуешь, – рассказал адвокат. – Тогда мы начали готовить письмо на имя председателя облсуда, в котором собирались объяснить, что мы не посетители всё-таки, мы приходим туда на работу, у нас даже рабочий кабинет есть в областном суде».

Что касается административного нарушения, якобы совершённого Димитриевым, то после того как в декабре 2019 года судья вернула материалы дела судебному приставу для устранения недостатков, какой-то чёткой информации о дальнейших процессуальных действиях нет. Старший судебный пристав спецотдела по охране судов и участков мировых судей УФССП по Оренбургской области Андрей Шалайкин, в декабре подробно пояснивший позицию приставов, в этот раз отказался говорить с «Улицей». Эльдар Шарафутдинов сообщил, что суд назначил заседание на 7 февраля, хотя он как защитник даже не был ознакомлен с материалами дела – именно это он пытается сделать в настоящее время. Судьба заявлений о преступлениях также не ясна: в пресс-службу СУ СК по Оренбургской области дозвониться не удалось.

Авторы: Екатерина Горбунова, Анна Горшкова

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.