06.07.2020

Следствие и суд всё перетрут

Следствие и суд всё перетрут Следствие и суд всё перетрут

Пока суд рассматривал жалобы защитника на отвод, расследование завершилось

Иллюстрация: Вивиан Дель Рио

Московский адвокат Николай Полозов заключил соглашение о защите с крымскотатарским активистом Рефатом Чубаровым. Однако следователь не дал ему вступить в дело: вынес постановление об отводе и пригласил защитника по назначению. Обжаловать эти действия Полозову не удалось – суд затягивал рассмотрения ходатайства до тех пор, пока следствие не завершилось. В итоге интересы Чубарова в ходе расследования никто не представлял – «назначенец» утверждает, что не смог с ним связаться.

Беспорядки шесть лет спустя

С апреля 2020 года адвокат Николай Полозов пытается вступить в дело Рефата Чубарова, лидера Меджлиса* крымских татар, обвиняемого в организации массовых беспорядков (ч. 1 ст. 212 УК). Речь идёт о так называемом «деле 26 февраля» – в этот день в 2014 году у здания Верховной Рады Крыма (ныне – Верховного Совета Республики) одновременно прошли митинги сторонников и противников присоединения полуострова к России. Демонстрации переросли в столкновения – два человека погибли и «не менее 80 крымчан причинены травмы» (цитата по СКР, в других источниках количество пострадавших оценивается иначе). Годом позже Следственный комитет возбудил уголовное дело в отношении известных крымскотатарских активистов, протестовавших против перехода полуострова под контроль России. Большинство обвиняемых получили условные сроки, а заместитель председателя Меджлиса Ахтем Чийгоз (его также защищал Николай Полозов) в 2017 году был приговорён к восьми годам лишения свободы. Через полтора месяца Владимир Путин подписал указ о помиловании и Чийгоз покинул страну.

Лидер Меджлиса Рефат Чубаров уехал из России ещё в 2014 году. В мае 2015-го ФСБ возбудила против него уголовное дело о призывах к нарушению территориальной целостности РФ (ст. 280.1 УК). В октябре того же года его заочно арестовали, а в январе 2016-го объявили в международный розыск. Спустя три месяца саму организацию признали экстремистской и запретили. А весной 2020 года СКР объявил, что Рефат Чубаров становится ещё одним обвиняемым в «деле 26 февраля». Как сообщил «Коммерсанту» бывший зампред Меджлиса Нариман Джелялов, «дело против Чубарова составить было нетрудно»: во время суда над Ахтемом Чийгозом он записал видеообращение, где называл себя организатором митингов 26 февраля.

«Достаточные основания полагать»

Проживающий в Киеве Рефат Чубаров заключил соглашение с адвокатом Николаем Полозовым. Тот прибыл в Симферополь и 13 апреля подал следователю СКР ходатайство о допуске в качестве защитника, приложив ордер. Но 16 апреля следователь Магомед Магомедов отклонил ходатайство о допуске и выдал адвокату постановление об отводе. Он обосновал это решение «достаточными основаниями полагать о противоречии интересов» Рефата Чубарова и Ахтема Чийгоза.

«Сотрудник СКР Магомед Магомедов счёл, что позволить защищать Чубарова он мне никак не может. Ведь раньше я был адвокатом Ахтема Чийгоза по тому же делу, а значит, потенциально в будущем могут возникнуть противоречия в их с Чубаровым позициях», – пересказал аргументы следствия Полозов. Адвокат называет эту позицию не только «априори незаконной», но и «внутренне противоречивой». «Когда шёл процесс по делу Чийгоза, мы пытались заявить Чубарова как свидетеля защиты, – объясняет он. – Предлагали суду различные варианты, от свидетельского иммунитета до видеосвязи, но получали отказ». Таким образом, утверждает защитник, в деле Чийгоза просто нет показаний Чубарова – в каком бы то ни было процессуальном статусе. «Согласно постановлению Пленума ВС и нормам закона, чтобы наступила ситуация конфликта интересов, при которой один адвокат не сможет представлять двух обвиняемых, они должны дать противоречивые показания. Но никаких показаний Чубарова у следователя нет – сотрудник СКР лишь предполагает, что возникнет конфликт», – объяснил адвокат.

«Может, доверитель скрывается в Антарктиде»

20 апреля Полозов обжаловал решение следователя в порядке ст. 125 УПК в Киевском районном суде Симферополя. Защитник утверждал, что «ненадлежащие» выводы сотрудника СКР основаны на «ошибочном толковании» УПК и законодательства об адвокатуре. В жалобе он сослался и на постановление Пленума ВС. Кроме того, отметил Полозов, следователь не представил доказательств, что уголовные дела в отношении Чубарова и Чийгоза являются одним и тем же делом, либо выделенными из одного производствами.

Из жалобы адвоката Николая Полозова

Следователь, вынося процессуальное решение, исказил фактические обстоятельства, приняв за основу возможную потенциальную угрозу риска наступления противоречий в интересах Чубарова и Чийгоза, в то время как закон требует принимать соответствующие процессуальные решения только в случае непосредственно наступления таких обстоятельств.

Адвокат получил ответ лишь 14 мая. Жалобу вернули на доработку по формальным основаниям: суд счёл, что в документе должен быть указан адрес и контактный телефон Рефата Чубарова. «Началась возня суда, не очень понятная мне с процессуальной точки зрения, но вполне ясная с политической», – говорит Полозов. Он утверждает, что в законе нет «жёсткой нормы», которая обязывала бы указывать в такой жалобе контакты подзащитного. «Это самодеятельность суда. Напомню, что Чубаров заочно арестован тем же судом и объявлен ФСБ в международный розыск, что добавляет требованию абсурда. Может, доверитель скрывается в Антарктиде и по шифрованному каналу связи со мной общается», – иронизирует адвокат.

Поначалу требования суда казались ему мелкой заминкой. Защитник согласовал позицию с Чубаровым и 18 мая направил «дополнение к жалобе», в котором указал украинский телефонный номер подзащитного. Но проблемы это не решило – суд отклонил дополнение, прислав защитнику внепроцессуальный документ, который сам Полозов называет «информационным письмом». «Порядок рассмотрения жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ не предусматривает подачу дополнений», – говорится в бумаге, датированной 27 мая. «На листочке в четверть А4 было также указано, что Киевский районный суд Симферополя лишён возможности совершать международные звонки», – удивляется адвокат. Николай Полозов подготовил новые жалобы, где указал киевский адрес Меджлиса и телефон доверителя, а также обозначил, что «готов взять на себя бремя извещения» подзащитного. Подав их 13 июня, адвокат надеялся, что в новой форме документы удовлетворят суд.

Тем временем с момента отвода защитника прошло почти два месяца. «И я понял причины такой необоснованной волокиты: пока судья Белоусов придумывал дурацкие отписки и затягивал рассмотрение жалоб, следователь Магомедов по-тихому завершил предварительное следствие, пригласив адвоката по назначению», – возмущается Николай Полозов.

При этом он подчёркивает, что не имеет претензий к коллеге-«назначенцу» Александру Осокину: «Всё-таки адвокат, увидев постановление об отводе другого защитника, не начинает зазывать его обратно. И едва ли следователь подшивал к материалам мои жалобы». «Улица» связалась с Александром Осокиным: тот подтвердил, что знал об отводе Николая Полозова, но отказался комментировать события. «Мне неизвестна воля моего доверителя по этому поводу – он на Украине находится. Так что я не имею права и не готов вам отвечать», – заявил Осокин.

Как следует из документов, предоставленных защитником, уже 8 мая дело было передано прокурору, который 22 мая утвердил обвинительное заключение. По сути, в тот момент, когда судья сообщал защитнику об «отсутствии технической возможности совершать международные звонки», дело в отношении Рефата Чубарова уже было передано в суд.

«Вопиюще безграмотные либо попросту незаконные»

В итоге 26 июня Киевский районный суд Симферополя прекратил производство по жалобам адвоката Полозова на отвод и отказ в допуске – «в связи с отсутствием предмета обжалования». Судья Кузнецова в постановлении сослалась на то, что обвинительное заключение в отношении Чубарова уже утверждено прокурором. Согласно постановлению Пленума ВС №1 от 10 февраля 2009 года, в таком случае доводы о нарушении права на защиту надлежит рассматривать в ином порядке уголовного судопроизводства. «Вопросы о признании незаконными или необоснованными решений и действий (бездействия) должностных лиц на стадии досудебного производства заявитель вправе поставить перед судом в ходе судебного разбирательства по уголовному делу, а также при рассмотрении дела судом апелляционной или кассационной инстанции», – сказано в постановлении. Там также подчёркивается, что прекращение производства по жалобам защиты «не ограничивает конституционные права» Чубарова и «не затрудняет ему доступ к правосудию».

«Когда я узнал, что дело передано в суд, то ожидал именно такого решения. Следователь принёс справку, что предварительное расследование завершено – и судья радостно оставил жалобу без рассмотрения», – говорит Полозов. При этом адвокат отмечает, что ему не очевидны «выгоды следствия и суда» от его отвода. «Я теряюсь в догадках, пытаясь понять логику решений следователя Магомедова и Киевского районного суда. Зачем? Чтобы был скандал в деле Чубарова? Да, они отвели меня на стадии предварительного следствия, но я же всё равно пошёл в суд!», – недоумевает защитник.

Адвокат подчёркивает, что прежде с подобными злоупотреблениями не сталкивался. «В моей практике впервые случай, когда судья затянул сроки рассмотрения жалобы в порядке 125-й статьи УПК настолько, чтобы следователь смог за время такой волокиты закончить расследование и передать дело прокурору, а тот – в суд», – говорит Полозов. Он, впрочем, отмечает, что расследование «явно было форсировано». «Действия судьи Белоусова при этом, на мой взгляд, можно оценивать либо как вопиюще безграмотные, либо попросту незаконные», – говорит он.

Полозов сообщил, что собирается поднять вопрос о незаконном отводе в суде первой инстанции: «Безусловно, во время рассмотрения дела по существу я заявлю о том, что право моего доверителя на защиту было грубо нарушено».

Адвокат Николай Полозов

Произошедшее нарушило фундаментальное право моего доверителя на защиту – адвокат по назначению связаться с Чубаровым не смог по неизвестным причинам. В результате позиция доверителя не могла найти отражение в ходатайствах, которые могли быть, но не были поданы на стадиях предварительного расследования, ознакомления с материалами и в ходе предварительного слушания.

«Тихушничество в дистиллированном виде»

Предварительное слушание в ВС Республики Крым прошло 9 июня. «Началось какое-то тихушничество в дистиллированном виде: ВС Республики Крым не афишировал, что дело поступило, СКР не рапортовал, что оно передано в суд, хотя обычно так и происходит», – рассказывает Полозов. О том, что первое заседание по существу назначено на 22 июня, защитнику пришлось узнавать «окольными путями»: ни его, ни Чубарова о «дате и времени» не известили. Защитник по назначению Александр Осокин также не связывался с ними по этому поводу. На слушании Николай Полозов смог представить ордер, но не дошёл до стадии заявления ходатайства о вступлении в дело, поскольку председательствующий взял самоотвод. Судья обосновал это тем, что ранее участвовал в рассмотрении дела о массовых беспорядках.

«Суд формально может меня даже не извещать о следующих заседаниях, но я надеюсь на добросовестность коллеги по назначению. По крайней мере, увидев меня, он сказал, что готов покинуть судебное заседание, не намерен устраивать коллизионную защиту и препятствовать мне», – рассказал Полозов.

Адвокат ожидает, что сторона обвинения попытается объявить ему отвод и в ходе рассмотрения дела по существу. «Для них критически важно не допустить до защиты адвоката, который хорошо осведомлён об обстоятельствах дела, так как прежде защищал Ахтема Чийгоза по тому же обвинению», – предполагает Полозов. При этом он настаивает, что выявить конфликт интересов у обвинения не получится. «У следствия и суда сначала не было желания, потом возможности допросить Рефата Чубарова, его позиция не представлена в материалах никак, – повторяет Полозов. – Но стоит ожидать, что “по беспределу”, как говорят в народе, они попытаются меня отвести».

«Хороший повод для обращения в ККС»

Адвокат отметил, что намерен и дальше отстаивать интересы доверителя и его право на защиту, причём не только в судебном процессе. Он планирует заявить (в соответствии со статьёй 6.1 УПК) председателю Киевского суда о том, что судья Белоусов допустил волокиту. «В пределе это хороший повод для обращения в квалификационную коллегию судей – сейчас ретроспективно можно углядеть некий заговор между сотрудниками ГСУ, судьёй и прокуратурой», – говорит Полозов. Он уточняет, что прямых доказательств сговора не имеет. «Конечно, я не располагаю прослушкой переговоров судьи и следователя, “свечку не держал”», – иронизирует адвокат. Выводы защитник делает из опыта работы по политическим делам: «В таких процессах часто имеет место деформация правового поля под давлением извне: ставится определённая цель, которая ничего общего с правосудием не имеет, – цель политическая, ради достижения которой на нарушение закона идут и суд, и следствие, и прокуратура». Защитник говорит, что неоднократно сталкивался с «удивительной слаженностью» в действиях следствия, прокуратуры и суда, которая позволяла предположить, что «работа курировалась из единого центра». «Этот опыт даёт основания рассуждать о том, что подобная координация имела место и в данном случае: крымско-татарский вопрос для российских властей стоит остро», – предполагает адвокат.

Защитник отмечает, что в вопросе выбора методов борьбы у него «развязаны руки» и в этом положительная сторона происходящего.

Адвокат Николай Полозов

Мой подзащитный не находится в руках российских силовиков, у меня не болит душа за то, что на доверителя в СИЗО окажут давление. И я не должен рассматривать каждый шаг с позиции, несёт ли он угрозу жизни и здоровью подзащитного. В такой ситуации у адвоката больше возможностей для манёвра, больше возможностей для ведения защиты в жёстком стиле.

«В этой ситуации не требуется прибегать к экстренным мерам, например приглашать другого адвоката, которого следователь не смог бы отвести по надуманному поводу», – поясняет Николай Полозов. По его словам, это было бы «нужное и значимое решение», находись Чубаров «во власти российской администрации в Крыму». «Но мой доверитель на свободе, он полагает, что нужды в другом защитнике нет, – мы в рабочем порядке будем фиксировать и обжаловать все нарушения», – подчёркивает защитник.

Обращаться в Комиссию по защите профессиональных прав адвокатов Полозов не планирует – ни в «родную» столичную, ни в крымскую. «Мы взаимодействовали (с московской комиссией – “АУ”), когда в 2016 году меня пытались в Крыму преследовать уголовно и похищали сотрудники ФСБ. Но практика показала, что это не очень эффективный путь», – утверждает адвокат. Он уточняет, что запросил помощи у палаты, когда в отношении него проводили доследственную проверку. «В ответ мне прислали брошюру за авторством Генри Марковича Резника о том, как адвокату вести себя при обыске. Прекрасный материал, я бесконечно благодарен, но, наверное, в текущей ситуации буду рассчитывать на себя», – отметил Николай Полозов.

Председатель Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов при АП Москвы Роберт Зиновьев заверил «Улицу», что сейчас накоплен достаточно обширный опыт борьбы с отводом адвоката – «буквально на днях» удалось признать два таких постановления незаконными. Зиновьев, впрочем, отметил, что возглавляемый им орган реагирует только на заявления адвокатов, а Николай Полозов о происходящем палату не уведомлял. «Мы действуем исходя из принципа “Не навреди”: если адвокат не обращается, то он, возможно, не заинтересован во вмешательстве комиссии и руководствуется какими-то тактическими или стратегическими соображениями», – пояснил Зиновьев. Он отметил с сожалением, что ресурсы комиссии ограничены: «Мы все практикующие адвокаты, для нас защита коллег не исключительная специализация, а работа на энтузиазме. Мы пока не можем позволить себе роскошь реагировать на все сообщения в прессе». Зиновьев заверил, что если в комиссию поступит обращение, то она будет рада «подключиться и помочь».

«Улица» направила запросы в ГСУ СКР по Республике Крым, пресс-службу СКР и Киевский районный суд Симферополя, однако на момент публикации материала не получила ответов.

*Организация признана экстремистской и запрещена в России

Автор: Александра Виграйзер

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.