01.03.2022

«Сейчас посмотрим на ваше поведение»

«Сейчас посмотрим на ваше поведение» «Сейчас посмотрим на ваше поведение»

Как адвокатам не давали защищать противников «специальной военной операции»

Иллюстрация: Вивиан Дель Рио
Процесс
«Специальная военная операция»

С самого начала «специальной военной операции» в разных городах России проходят акции протеста. Как и всегда, было зафиксировано много случаев, когда к задержанным людям под разными предлогами отказывались пускать адвокатов. «Улица» побеседовала с защитниками, которые в первый день «операции» – 24 февраля – так и не смогли оказать помощь доверителям. Также мы проверили все сообщения о нарушениях прав адвокатов и подготовили достоверную статистику. Поддержать работу «Улицы» можно здесь.

Недопуски

А двокат от «ОВД-Инфо» (проект внесен в реестр «иноагентов») Сергей Подольский около часа ждал допуска в ОП №59 Санкт-Петербурга. Причин ожидания ему никто не объяснял. Более того, по словам адвоката, замначальника отдела заявила на входе: «Сейчас посмотрим на ваше поведение».

Вопросы к поведению Подольского действительно возникли – когда он объяснил доверителю, что его не имеют права принуждать к дактилоскопии. «Замначальника отдела сказала: “Всё”, – вспоминает адвокат. – Я спросил – что “всё”? Она ответила: “Всё значит всё, больше я вас не хочу ни к кому вести”. Я ответил: “Не хотите, это, конечно, хорошо, но придётся”».

Сотрудница действительно отказалась пускать Подольского дальше. Он попросил доверителей писать жалобы; через час адвокату удалось пройти к некоторым из них и помочь оформить протоколы. Но в итоге его допустили не ко всем людям, на которых были выписаны ордера.

Похожая ситуация произошла и в ОП №18 по Санкт-Петербургу. Адвокат Андрей Чертков приехал туда около 21:00. Сотрудники отказались пропускать его внутрь; с 22:00 адвокат стал писать жалобы, но руководство отдела на них не реагировало. К полуночи в отдел приехал уполномоченный представитель совета АП Петербурга Александр Мелешко. Он в присутствии трёх свидетелей составил акт о недопуске коллеги – и в этот момент полицейские всё же решили пропустить Черткова.

Тем не менее внутри отделения адвокату так и не дали нормально работать. «У меня за спиной постоянно находился начальник отдела полиции, не давал мне конфиденциально общаться с доверителями, – сетует Чертков. – Каждое слово, которое я говорил своим доверителям, он как-то комментировал, оппонировал. Постоянно у нас были пикировки».

Адвокат Андрей Чертков

Полицейский постоянно говорил: вы у меня в гостях и должны подчиняться. Я отвечал, что не в гостях, а на работе.

По словам Черткова, он находился в отделении полтора часа – но за этого время никто так и не начал оформлять процессуальные документы. Вместо этого сотрудники, представлявшиеся уголовным розыском, вели «внепроцессуальное общение с задержанными», требовали заполнять различные анкеты и расспрашивали о татуировках.

Наконец полицейские приступили к оформлению первого протокола – и тут же потребовали от задержанных пройти дактилоскопию. Их повели в дежурную часть, но адвокат успел заявить, что его доверители отказываются проходить эту процедуру. Полицейский не стал спорить и повёл их обратно. «Моего доверителя он пропустил через турникет, а предо мной “опустил шлагбаум”, – вспоминает адвокат. – Сказал, что больше меня не допустит без объяснения причин. Так и сказал: “достаточно”».

Больше Черткова в отдел не пропустили – хотя там оставалось ещё девять доверителей, которым он планировал оказать помощь. Простояв у турникета до 4 чосов утра, адвокат покинул отдел.

Адвокат Мария Зырянова рассказала «Улице», что приехала к петербургскому отделу полиции №52 около 20:00. «Там было 18 задержанных, в том числе несовершеннолетняя, – вспоминает адвокат. – Их прямо на моих глазах завели в отдел». Зырянова позвонила в ОП через домофон, но никто не ответил. Регулярно выходившие оттуда сотрудники отодвигали адвоката от дверей – чтобы она не попала внутрь.

Тогда Зырянова передала по номеру 112 жалобу на недопуск. В отделе закрыли вход решёткой, позже отключили звонок домофона – а в дежурной части перестали брать трубку.

Позже к отделу приехала бабушка задержанной несовершеннолетней. Когда к ней вышел сотрудник, Зырянова показала ему свои документы и ордера. Бабушку пропустили, а адвоката – нет. Как утверждает адвокат, за всё время у отдела никто так и не объяснил, почему она не может попасть к своим доверителям. По словам Зыряновой, доверители сообщали, что звонили по телефону 112 и жаловались на недопуск защитника. Но в итоге протоколы начали составлять без адвоката.

Около 23:00 полномочный представитель АП Санкт-Петербурга составил акт о недопуске. После этого Зырянова поехала в отдел №14, где также находились задержанные на антивоенных акциях. В дежурной части она представилась и предъявила ордера. Её попросили подождать до момента составления протоколов. Позже полицейские заявили, что займутся протоколами только в 7 утра и до этого времени адвоката не допустят. Зырянова приехала в отдел к 7 утра 25 февраля, но её снова отказались пропускать. Она оставила жалобу по номеру 112 и намерена обратиться в прокуратуру.

Адвоката Луизу Магомедову отказались пускать в отдел №76 Санкт-Петербурга. Она приехала туда около 15:00 и предъявила ордер на защиту доверителя. «Всё было мирно и тихо, мне говорили, что “сейчас-сейчас” запустят, – вспоминает адвокат. – Но вот проходит два часа. Я подала жалобу по 112, позвонила дежурному прокурору – и минут через пять мой подзащитный вышел». Задержанному сообщили, что протокол составят позже – и отпустили.

Адвокат Луиза Магомедова

Хорошо, что доверителя отпустили – но я простояла два часа!

Она полагает, что недопуск нарушил право её доверителя на защиту – и намерена указать на это в суде.

Краснодарскому адвокату Тимуру Филиппову также пришлось долго ждать допуска. Он прибыл к Октябрьскому отделу полиции Краснодара примерно в 19:00. Сотрудники сообщили, что скоро за ним придёт «специальный человек». «Они сказали, что посторонним нельзя находиться в отделе. И что я могу пройти только с тем человеком, к кому пришёл, – рассказывает адвокат. – Хотя я объяснял, что пришёл не к полицейским, а к доверителям».

Через 40 минут «специальный человек» завёл Филиппова в зал, где находились задержанные. Адвокат назвал фамилии из своего списка доверителей и начал оказывать им помощь. По словам Филиппова, сотрудница полиции заявила: «Хорошо бы с каждого ордера вы платили полиции». Филиппов попросил её представиться и объяснить, что она имела в виду, но ответа не добился. Когда оформление протоколов закончили, Филиппов потребовал привести остальных доверителей.

«Полицейские сказали: “Они не отозвались, значит их тут нет. А вам больше тут делать нечего”, – пересказывает адвокат. – Но оказалось, что моих доверителей просто не завели в отдел. Их держали в автозаке, поэтому они не услышали, как я называл их фамилии». Тем не менее за Филипповым закрыли двери и больше в отдел не пустили.

Аналогичный случай произошёл и в Москве. Адвокат Никита Спивак приехал в ОВД «Преображенское» к 22:00. Он без проблем прошёл в помещение, где находились задержанные, и стал разъяснять им права и процедуру оформления протоколов. По словам адвоката, начальник участковых увидел, как он даёт консультации, и потребовал покинуть отдел. Спивак объяснил, что у него есть ордера на защиту людей, с которыми он общался. Но полицейский увёл его к выходу.

Адвокат Никита Спивак

Я говорил, что он превышает полномочия и тем самым совершает преступление. Ведь эти граждане нуждаются в юридической помощи. Но сотрудник полиции меня не услышал.

После этого адвоката так и не пустили в отдел. Спивак подал в дежурную часть заявление о превышении полномочий (ст. 286 УК). Он намерен пожаловаться на недопуск в АП Москвы.

В Саратове адвоката «Апологии»* Сергея Слепухина не пустили в городской отдел полиции №1. Он рассказал «Улице», что поздним вечером 24 февраля подошёл к отделу и предъявил документы. Его попросили подождать прихода сотрудника – но никто так и не явился. Адвокат звонил в дежурную часть ГУ МВД по Саратову, но там не взяли трубку. Он оставил жалобу дежурному прокурору, но это не принесло результата. «Мне звонили доверители, которые были в отделе, – вспоминает адвокат. – Сообщали, что с ними производят процессуальные действия. Но ко мне так никто и не вышел». Прождав несколько часов, адвокат уехал. Теперь он планирует пожаловаться на действия сотрудников «в уполномоченные органы».

Воронежский адвокат Руслан Банников вечером 24 февраля пытался попасть в ОП №6. Как и саратовского коллегу, его попросили «дождаться сотрудника». «Мне сказали звонить в конкретный кабинет, назвали номер. Но там всё время было занято, – рассказывает адвокат. – Так и стоял несколько часов».

Затем Банников прошёл в дежурную часть, показал ордера и оставил заявление с просьбой разыскать его подзащитных. Сотрудники утверждали, что граждан с такими фамилиями в отделе нет. Но потом некоторые доверители вышли из отдела с оформленными протоколами. Адвокат пока не решил, будет ли обжаловать недопуск и обращаться в палату.

Столичный адвокат Леонид Соловьёв около 23:00 приехал к ОВД «Басманное». Сотрудники попросили адвоката подождать, пока за ним придут. Через несколько часов Соловьёв подал в дежурную часть заявление о недопуске. Ему снова пообещали, что скоро придёт «ответственный от руководства». «Говорили: “Сейчас, сейчас”. И ничего, – рассказывает адвокат. – Я звонил везде, куда можно. Трубку взяли только в УСБ. Сотрудник сказал, что нужно поймать начальника отделения и сослаться на него. Но никто так и не вышел». В итоге Соловьёв прождал у отдела до 6 утра – и уехал, когда его подзащитных отпустили с протоколами.

Сообщать о недопуске в «родную» АП Москвы Соловьёв не планирует. «В прошлый раз они ограничились тем, что похвалили меня за то, что я воспользовался “законной процедурой обжалования” недопуска, – поясняет адвокат. – Но это обжалование ни к чему не привело. Кассация засилила отказ удовлетворить мой иск к ОВД. Признала все фактические обстоятельства, что меня не допускали, но посчитала недопуск законным».

«Крепость»

Адвокат от «ОВД-Инфо» Юлия Кузнецова приехала к ОВД по Головинскому району Москвы к 23:00. По словам защитницы, как только она сообщила сотрудникам на КПП, что направляется к задержанным, в отделе ввели план «Крепость». «Я долго сопротивлялась, звонила в дежурную часть, просила меня пропустить, – рассказывает адвокат. – Оставляла жалобу по телефону 112. Никакой реакции ни от кого не было. Пыталась звонить в УФСБ, на горячую линию МВД – бесполезно, никто не отвечал на звонки». А в дежурной части отказались даже регистрировать заявление о недопуске.

Прождав у отдела около полутора часов, Кузнецова поехала в ОВД «Солнцево». В районе 00:30 она заявила сотрудникам на КПП, что приехала к задержанным. Но ей ответили, что согласно некоему «приказу вышестоящего руководства», пускать адвокатов не будут. «Они не говорили про план “Крепость”, но фактически это было то же самое», – отмечает адвокат. Она также оставила жалобу в дежурной части и по номеру 112. Параллельно Кузнецова общалась с находящимися внутри ОВД доверителями – те жаловались на психологическое давление и принудительную дактилоскопию. По их словам, полицейские уверяли, что «адвокат вам не положен».

Кузнецова прождала у отдела до 6 утра, консультируя задержанных удалённо. Она намерена подать к ОВД административный иск.

Тем же вечером с «Крепостью» столкнулся столичный адвокат Владимир Воронин. В районе 21:00 он приехал в ОВД «Бабушкинское». Сотрудники поверили его документы и объявили о «Крепости». Воронин пытался дозвониться в дежурную часть, но там не брали трубку.

«Я слышал, как мои подзащитные скандировали в актовом зале, что требуют адвоката, – рассказывает он. – И знаю, что во все протоколы писали требование о моём допуске, указывая, что я нахожусь на КПП». Примерно в час ночи задержанных начали отпускать с протоколами об административном правонарушении; Воронин уехал только после этого. Он пока не решил, будет ли обжаловать недопуск.

Светлана Сидоркина из-за «Крепости» не смогла попасть в ОВД «Южное Бутово». «Этот план ввели как только я сказала, что я адвокат, – говорит она. – Причём действовал он только для меня. Сотрудники входили и выходили из отдела». Сидоркина стояла у отдела с 9 часов вечера до 2 часов ночи. Она добавляет, что на следующий день не смогла попасть в ОВД «Марьина Роща». В этот раз причиной была уже не «Крепость».

Адвокат Светлана Сидоркина

Полицейские потребовали предъявить соглашения с доверителями. Я объяснила, что не обязана этого делать. В итоге провела на морозе четыре часа.

В столичном ОВД «Нагатино-Садовники» 24 февраля также объявляли план «Крепость». Адвокат от «ОВД-Инфо» Илья Уткин рассказал «Улице», что из-за «Крепости» не смог попасть к доверителям. Обжаловать недопуск он пока не планирует.

Адвокат от «Апологии протеста» Анастасия Пилипенко столкнулась с необъявленной «Крепостью». В четверг она вместе с коллегой Яной Неповинновой приехала в ОП №16 по Петербургу – примерно в 21:00. Сначала полицейские уверяли, что их доверителей в отделении нет. «Когда мы ответили, что в окне актового зала видели всех наших подзащитных, нам рассказали, что ещё не оформили на них нужные документы», – вспоминает Пилипенко. Тогда полицейские пообещали пустить адвокатов сразу же, как «оформят документы» – но спустя шесть часов так и не выполнили своего обещания.

Адвокаты звонили на горячую линию МВД, в прокуратуру, УСБ – но результата это не принесло. Недопуск зафиксировал представитель адвокатской палаты. Пилипенко и Неповиннова рассматривают возможность обжаловать действия сотрудников в порядке КАС.

«Полузащита»

Глава комиссии по защите прав адвокатов АП Санкт-Петербурга Сергей Краузе сообщил «Улице», что в палате пока систематизируют информацию о недопусках. Позже комиссия планирует обратиться к руководству регионального МВД а также в ФПА. «Поскольку ситуация массовая, то будем готовить письмо, – заявил он. – В прошлом году ФПА направляла обращение главе МВД Колокольцеву. Ответ ведомства до нас не доводили».

Краузе подчеркнул: даже если адвокатам удавалось попасть в отделы полиции 24 и 25 февраля, их профессиональные права нарушались. Он заверил, что эти случаи также проанализируют и сообщат о них в МВД.

Глава КЗПА Сергей Краузе

Были ограничения по времени общения с подзащитным, нарушение конфиденциальности общения. Был случай, когда адвоката выпроводили из отдела, не дав ему закончить работу с доверителем. То есть формально допустили, но получается такая «полузащита».

Председатель КЗПА АП Москвы Александр Иванов заявил «Улице», что в палату пока не поступали жалобы адвокатов на недопуски. Он не стал комментировать ситуацию до обращений самих адвокатов.

Дозвониться в АП Саратовской области «Улице» не удалось. В АП Воронежской области пообещали прокомментировать недопуск адвоката Банникова позже.

«Адвокатские» итоги 24 февраля

«Улице» удалось подтвердить 16 случаев нарушений прав адвокатов:

  • 15 недопусков, в том числе 4 со ссылкой на «Крепость»;
  • 1 отказ сообщать местонахождение доверителя.

Как полицейские объясняли недопуск:

  • планом «Крепость»;
  • указанием руководства;
  • бесконечно просили «подождать»;
  • обещали допустить, когда на доверителей начнут составлять протоколы – но в итоге не допускали;
  • никак не объясняли.

14 адвокатов ожидали допуска от 1 до 5 часов. 16 адвокатов пожаловались на нарушения своих прав в правоохранительные органы.

Защитники столкнулись со злоупотреблениями со стороны полиции в Санкт-Петербурге (6 случаев), Москве (6), Воронеже (1), Саратове (1) и Краснодаре (1).

«Улица» направила запросы в пресс-службу ГУ МВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, ГУ МВД по Москве, ГУ МВД по Саратовской области, ГУ МВД по Воронежской области и ГУ МВД по Краснодарскому краю.

По данным ОВД-Инфо (ссылка на материал «иноагента». – «АУ») 24 февраля задержано 1977 человек в 67 городах России.

Проект «ОВД-Инфо» и «Апология протеста» сообщали, что адвокатов не допускали к задержанным на антивоенных акциях 25, 26, 27 и 28 февраля. Мы проверяем эту информацию; если вы столкнулись с недопусками в эти дни – сообщите в Telegram нашему редактору @Elena_Kriven.

* Внесена в реестр «иноагентов».

Обновление от 4 марта: К сожалению, нам пришлось изменить некоторые формулировки в тексте из-за «Закона о цензуре». Нам горько. Но пока этот антиконституционный закон не отменён, мы вынуждены ему подчиниться.

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.