24.12.2020

«Пристав меня ударил в лицо»

«Пристав меня ударил в лицо» «Пристав меня ударил в лицо»

Адвокат добивается возбуждения дела против сотрудника ФССП

Иллюстрация: Вивиан Дель Рио

В Екатеринбурге судебный пристав ударил в лицо адвоката АП Свердловской области Ульяну Мокшанову. Поводом для конфликта стал отказ пропустить её мужа в здание суда. Сотрудник ФССП несколько раз принёс извинения Мокшановой, но она требует возбудить уголовное дело о превышении должностных полномочий. Женщина утверждает, что это далеко не первый случай грубого обращения местных приставов с адвокатами – и надеется, что реальное наказание сможет повлиять на ситуацию. В региональном управлении ФССП настаивают, что их сотрудник обоснованно «пресёк противоправные действия».

А двокат Ульяна Мокшанова 15 декабря приехала в Судебный департамент Свердловской области – в этом же здании находится участок мирового судьи. По словам защитника, она собиралась забрать там судебное решение. Вместе с адвокатом приехал её муж, но по другому вопросу: «Он обыкновенный гражданский человек, ему просто нужно было сдать документы в суд. Мы приехали вместе, но каждый по своим делам».

На входе адвокат Мокшанова показала приставу удостоверение; тот переписал данные в журнал и дал ей пройти в здание. Затем её супруг предъявил копию паспорта и водительское удостоверение – но пристав категорически отказался пропускать мужчину.

«Свой закон»

Адвокат поясняет, что в местных судах периодически допускается проход по водительскому удостоверению. «Мы начали объяснять, что мужу не нужно участвовать в судебном заседании – он сдаст документы и через три минуты уйдёт. Раз необходимо записать данные посетителя, их спокойно можно взять из водительских прав, никакого нарушения я здесь не вижу», – говорит Мокшанова. Её супруг попросил пристава указать правовую норму, которая запрещает проход в суд по таким документам. «Тот в грубой форме заявил, что ничего нам объяснять не будет, – вспоминает адвокат. – После этого мы спросили, кто для него является уполномоченным старшим лицом. Мы посчитали, что данное поведение недопустимо, и хотели подать жалобу».

Рядом с рамками металлодетектора висел стенд областного департамента ФССП, где был указан нужный номер. По словам Мокшановой, её супруг достал смартфон, чтобы позвонить по телефону доверия. Но судебный пристав сделал другой вывод.

Адвокат Ульяна Мокшанова

Он выскочил и начал громко кричать, что мы его снимаем. Мы развернули телефон, показали, что съёмки нет. Но пристав корпусом начал агрессивно выталкивать нас двоих к рамке, при этом угрожал.

Мокшанова утверждает, что пыталась «как-то вразумить» сотрудника: показывала развёрнутое удостоверение и говорила, что он не может трогать адвоката. На просьбу соблюдать закон пристав якобы ответил, что у него «свой закон». В какой-то момент он сам достал телефон и начал вести съёмку, а потом передал его охраннику.

Просьбы соблюдать дистанцию были бесполезны, говорит адвокат. «У него решения менялись за секунду. Сначала он сказал, чтобы мы покинули помещение. Когда я потребовала назвать основания для этого, пристав заявил, что составит на нас протокол, – рассказывает Мокшанова. – К этому времени он уже вытолкнул нас в рамку – а тут стиснул меня». Адвокат потребовала отпустить её, но пристав стал угрожать применением спецсредств.

«Я ему говорю: “Вы не являетесь уполномоченным лицом, чтобы каким-либо образом меня задерживать. Вызывайте тогда Следственный комитет, сотрудников полиции, и будем с вами общаться”, – утверждает женщина. – Он меня отпихнул, началась потасовка. Он накинулся на моего мужа, надел на него наручники, скрутил его. Я подошла к ним – и тут пристав меня ударил в лицо. Я была, мягко говоря, в шоке».

После этого на месте конфликта появились сотрудники Росгвардии, которые приехали из-за вызова по «тревожной кнопке». «Они потребовали освободить моего мужа, снять наручники, убрать спецсредства, – рассказывает Мокшанова. – Я подошла к охраннику, который вёл съемку, и спросила: “Вы же видели, что меня ударили?”. Тот ответил: “А вы что, какая-то особенная?”. Он заявил, что я сама виновата – “нечего было под руку лезть”. Но хотя бы факт, что кто-то кого-то ударил, не отрицал».

В итоге сотрудник ФССП составил в отношении супруга Мокшановой протокол об административном правонарушении по ч. 2 ст. 17.3 КоАП (неисполнение законного распоряжения судебного пристава). «Пришёл этого пристава сменщик и приказал ему: составляй протокол. Я вслух прокомментировала – понятно, мол, что вам нужно теперь как-то “прикрыть” применение спецсредств», – вспоминает адвокат. Мокшанова тут же выписала ордер для защиты мужа по административному делу. «На что пристав мне сказал, что я ордер свой могу засунуть куда подальше – он ничего не будет у меня брать. Я пыталась объяснить ему, что это нарушение закона, но в ответ услышала много хамства, – возмущается адвокат. – Потом он созвонился со своим руководством и, я так поняла, ему многое было разъяснено. Пристав молча забрал ордер, но в протокол меня так и не включил».

Суда над супругом Мокшановой пока не было. «Я сомневаюсь, что будет какое-либо привлечение к ответственности, потому что протокол составлен с нарушениями, – говорит адвокат. – Изложенная там версия не соответствует действительности и опровергается даже словами свидетелей». Женщина отметила, что не стала просить палату о помощи – она рассказала о произошедшем только главе своего адвокатского образования.

«Мне повезло, обошлась рассечённой губой»

В тот же день адвокат с мужем обратились в полицию (копия талона из книги учёта сообщений о преступлении есть у редакции) и взяли там направление на судебно-медицинскую экспертизу. «Мне повезло, обошлась рассечённой губой, – говорит Мокшанова. – У нас масочный режим и можно закрыть данный изъян». Также супруги пришли на личный приём в Следственный комитет, где написали заявление о преступлении. По их мнению, действия пристава подпадают под ст. 286 УК («Превышение должностных полномочий»). «Чем закончится обращение в СК, говорить ещё рано: у них есть определённые сроки, они ещё не вышли, мы все это понимаем», – сказала адвокат «Улице».

Несмотря на то, что пристав ещё в день конфликта извинился перед Мокшановой, она намерена «идти до конца» и добиваться возбуждения уголовного дела. «Он постоянно пишет мне извинения, спрашивает, возможно ли “спустить всё на тормозах” (скриншоты переписки есть у редакции). По-человечески я могу чувствовать какое-то сострадание – потому что если дело будет возбуждено, то это не очень хорошая уголовная статья», – признаётся она.

Адвокат Ульяна Мокшанова

Но я человека несколько раз предупреждала. Кроме того, я считаю, что людям с неуравновешенной психикой не место на такой службе. Хотелось бы, чтобы это дело стало каким-то назиданием для всех – что нужно уважать людей.

По её словам, проблема взаимоотношений между приставами и адвокатами в Свердловской области «очень обострена». Ранее Мокшанова неоднократно сталкивалась с грубым отношением – и даже с недопуском в зал суда.

Редакция «Улицы» обратилась в пресс-службу СУ СК по Свердловской области. Уже после публикации материала ведомство ответило, что проводит доследственную проверку по заявлению Ульяны Мокшановой. «В ходе проверки выясняются все без исключения обстоятельства данного инцидента», – говорится в письме. Также «АУ» отправила запрос в региональное управление ФССП. Через некоторое время ведомство опубликовало на сайте короткое «официальное разъяснение по публикациям в СМИ о применении судебным приставом физической силы в здании суда». По версии ФССП, судебные приставы «пресекли противоправные действия» – какие именно, не уточняется. «В отношении гражданина составлен протокол об административном правонарушении по ч. 2 ст. 17.3 КоАП. Нарушитель доставлен в ОВД и передан сотрудникам полиции», – вот и всё, что говорится в «разъяснении». Об ударе в лицо адвокату там не упоминается.

«Встанем на защиту потерпевшей»

Президент АП Свердловской области Игорь Михайлович сначала не отвечал на звонки, но потом перезвонил сам. Услышав, что разговаривает с корреспондентом «Улицы», он повесил трубку.

«АУ» обратилась за комментарием к вице-президенту палаты Андрею Митину, но он заявил, что не слышал о происшествии с Мокшановой. По его словам, в регионе конфликты между адвокатами и судебными приставами «очень редки». «У нас больше проблем со следователями – это незаконные вызовы адвокатов на допрос в качестве свидетелей, незаконные обыски, – говорит Митин. – А взаимоотношения с приставами – я бы не сказал, что у нас это проблема».

Тем не менее председатель региональной квалифкомиссии Игорь Фёдоров заявил изданию URA.RU, что палата «встанет на защиту потерпевшей».

Адвокат Игорь Фёдоров

Насилие в принципе недопустимо, тем более в отношении женщины и в отношении адвоката в связи с выполнением профессиональных обязанностей. Надеемся, что будет проведено тщательное расследование и что будут изъяты записи с камер наблюдения.

Мокшанову тоже тревожит ситуация с видеозаписью конфликта: «Когда я подошла в судебный департамент, мне сказали, что такого видео у них нет. На мой взгляд, это сомнительно, чтобы в таком здании не велась видеозапись. По поводу видео, которое снимал охранник на телефон, тоже до сих пор ничего не понятно».

Отметим, что конфликты между приставами и адвокатами в последние годы происходят всё чаще. Как минимум четыре самых громких таких эпизода возмутили всё сообщество. В 2017 году адвокат Оксана Кебайер прибыла на заседание в Ленинский районной суд Оренбурга. Во время перерыва к ней подошли сотрудники ФССП и попытались задержать в рамках исполнительного производства, связанного с ДТП. По версии следствия, в ходе конфликта Кебайер ударила одного из приставов по лицу и выбила из его рук телефон. Видеокамеры в суде именно в этот день почему-то не работали – и единственным доказательством в деле стала съёмка с мобильного телефона пристава. Из неё можно понять лишь, что Кебайер расписалась в документах и пыталась уйти вместе с доверительницей, но сотрудник ФССП схватил адвоката за руку. На следствии и в суде женщина отрицала вину: она настаивала, что пристав сам применил к ней физическую силу. По мнению Кебайер, приставы не имели оснований задерживать её в тот момент, когда она осуществляла адвокатскую деятельность и находилась в суде вместе с доверительницей. В 2018 году Ленинский райсуд признал её виновной в применении насилия, не опасного для жизни, в отношении сотрудника ФССП (ч. 1 ст. 318 УК) и назначил штраф. В 2019-м Оренбургский областной суд оставил приговор в силе, а сама Кебайер лишилась статуса адвоката. Издание 7х7 сообщало, что она обратилась в ЕСПЧ.

Через год произошёл другой громкий конфликт: адвоката Лидию Голодович задержали в здании Невского районного суда Санкт-Петербурга. Она попыталась добиться, чтобы на заседание по гражданскому делу допустили свидетеля. Приставы, руководствуясь правилами суда, отказывались: на молодом человеке были укороченные брюки, которые сотрудники ФССП сочли шортами. Адвокат направилась в приёмную председателя суда, где секретарь нажала «тревожную кнопку». В итоге Голодович вывели из суда в наручниках и доставили в отдел полиции. Позже она подала два заявления, в которых просила привлечь к уголовной ответственности судебного пристава и росгвардейца. Однако обвиняемой в итоге стала сама Голодович – в отношении неё было возбуждено дело всё по той же ч. 1 ст. 318 УК. Очередное заседание назначено на 21 января 2021 года.

Осенью 2019 года адвокат АП Москвы Дмитрий Сотников прибыл в Новомосковский городской суд Тульской области в качестве защитника по соглашению. Он прошёл в зал с небольшим опозданием; судья допустила его «в качестве слушателя» и отказалась дать ему возможность задать вопросы свидетелю. Сотников настаивал, что он прибыл как защитник – в итоге сотрудники ФССП применили против адвоката болевые приёмы, бросили на пол, надели наручники и выволокли из коридора суда в холл. По словам Сотникова, позже он подвергся физическому насилию уже со стороны сотрудников СК. Тульский Суддеп заявлял, что адвокат, будучи не допущенным к участию в уголовном процессе, вмешивался в ход заседания, нарушал общественный порядок, не реагировал на замечания, а позднее побежал по коридору в сторону судьи – а значит, судебные приставы обоснованно пресекли его действия.

В декабре 2019 года «Улица» писала об истории адвоката из Оренбурга Дмитрия Димитриева. Он пришёл в суд на рассмотрение апелляционной жалобы, но график заседаний сдвинулся, из-за чего юрист мог не успеть на заседание в другой суд. Чтобы предупредить второго подзащитного о возможном опоздании, адвокат достал мобильник и отправил ему СМС-сообщение. Судебный пристав сделал замечание из-за использования телефона в здании суда; позже адвокату предложили пройти для составления протокола в служебное помещение. Димитриев согласился это сделать, но только после заседания. Приставы попытались силой поднять его, но защитник схватился за спинку кресла. В итоге его поволокли к служебному лифту вместе с рядом сцепленных кресел. В здание суда приехала полиция; один из приставов заявил сотрудникам МВД, что защитник угрожал ему. Сам адвокат прошёл экспертизу, которая выявила на его теле синяки. В итоге на защитника составили протокол по ч. 2 ст. 17.3 КоАП.

Обновление от 25 декабря: добавлен ответ Следственного комитета.

Автор: Кирилл Капитонов

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.