30.12.2019

Обвинение перекрасилось в защитный цвет

Обвинение перекрасилось в защитный цвет Обвинение перекрасилось в защитный цвет

Суд вернул дело адвоката Игоря Третьякова прокурору, но оставил его в СИЗО

Иллюстрация: Мария Бойнова
Процесс
Криминализация гонорара

Химкинский городской суд вернул на доследование уголовное дело о хищениях в НПО имени Лавочкина – для исправления найденных нарушений. Гособвинение объяснило это заботой о праве обвиняемых на защиту – но при этом попросило не смягчать им меру пресечения. Защита настаивала на продолжении рассмотрения дела – адвокаты указывали, что обвиняемые не должны расплачиваться свободой за ошибки следствия.

Н апомним, уголовное дело о хищениях в НПО имени Лавочкина основано на мнении следствия о «завышенной стоимости» адвокатских услуг. Обвинение считает, что топ-менеджмент госпредприятия договорился с главой АК «Третьяков и партнёры» Игорем Третьяковым о присвоении 332,5 млн рублей под видом платы за юридические услуги, которые на деле якобы не оказывались (ч. 4 ст. 159 УК). Подсудимые настаивают, что соглашение было полностью законным, а работа адвокатской коллегии помогла НПО отбиться от миллиардных исков.

Химкинский городской суд начал рассматривать дело по существу 15 октября. За время слушаний адвокат Игорь Третьяков успел дать показания в суде: 3 декабря он описал свою версию событий и подтвердил, что на стадии следствия признал вину под давлением – в надежде, что его из СИЗО переведут под домашний арест. Защита попросила исключить «признательный протокол» из числа доказательств, но суд отказался это сделать. Тогда 5 декабря адвокаты заявили, что последнее обвинение требует проверки на соответствие обвинительному заключению – и прокурор попросила отложить заседание.

«Моя вина только в том, что я эти суды выиграл»
Адвокат Игорь Третьяков подтвердил в суде отказ от признательных показаний

Слушания постоянно откладывались – в суд не являлись то представители потерпевших, то свидетели; иногда не доставляли и самих обвиняемых. Очередное заседание состоялось только 26 декабря. Представитель защиты Игоря Третьякова – адвокат Станислав Шостак – передал «Адвокатской улице» аудиозаписи с двух последних заседаний, итогом которых стало возвращение уголовного дела на доследование.

Ошибочка вышла

26 декабря обвинение заявило ходатайство о возвращении уголовного дела на доследование в порядке статьи 237 УПК. Прокурор пояснила, что выявленные в суде процессуальные нарушения, которые допустило следствие, помешают вынести законный и справедливый приговор. И исправить их можно лишь вернув дело на стадию предварительного расследования.

«Так, в обвинительном заключении при описании обстоятельств преступления, вменяемого обвиняемому Третьякову, указано, что он совершил мошенничество, то есть хищение чужого имущества путём обмана и злоупотребления доверием. Вместе с тем в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого от 5 июня 2019 года… указан только один способ совершения преступления – путем обмана. При таких обстоятельствах при составлении обвинительного заключения следователь вышел за пределы предъявленного обвинения», – привела пример прокурор. Другое нарушение – в постановлениях о привлечении в качестве обвиняемого, а также в обвинительном заключении не указаны адреса филиалов банка, в которых открыты расчётные счета ФГУП НПО имени Лавочкина, даты и время переводов денежных средств за оказанные юридические услуги. «Таким образом, время и место окончания преступления в указанных процессуальных документах не определены, что грубо нарушает требования… УПК и противоречит положениям постановления Пленума ВС от 30 ноября 2017 г. №48», – пояснила прокурор (время и место окончания преступления важны для определения территориальной подследственности и подсудности уголовного дела – «Улица»). По её мнению, неконкретность предъявленного обвинения нарушает право на защиту, а детализировать в суде его уже нельзя, поскольку это повлечёт за собой расширение объёма предъявленного обвинения.

Но в том же ходатайстве прокурор попросила сохранить до 4 апреля 2020 года ранее избранную меру пресечения всем трём фигурантам дела – Игорю Третьякову и Сергею Лемешевскому в виде заключения под стражу, Екатерине Аверьяновой – в виде домашнего ареста. По её мнению, обстоятельства, послужившие основаниями для арестов, не изменились: фигуранты обвиняются в совершении умышленного преступления, относящегося к категории тяжких; находясь на свободе, могут скрыться от суда, продолжить заниматься преступной деятельностью или иным образом воспрепятствовать производству по делу.

Адвокат Станислав Шостак попросил перерыв для обсуждения позиции защиты.

Защита отказывается
от непрошеной помощи

После перерыва адвокат заявил, что защита возражает против возращения дела прокурору. Он напомнил, что ранее адвокаты уже просили провести предварительное судебное заседание, на котором обычно и решаются вопросы подсудности – но суд посчитал дело достаточно сформированным, чтобы принять его к рассмотрению. Более того, на первом судебном заседании защита сама просила вернуть дело на стадию предварительного расследования, указав на возможное нарушение принципа подсудности и на огрехи обвинительного заключения. Но гособвинители тогда выступили с возражением, а суд вообще отказался рассматривать этот вопрос. Адвокаты в итоге отозвали ходатайства.

В условиях, когда защита фактически раскрыла свою позицию, возвращение дела на доследование адвокат Шостак считает нарушением права на защиту подсудимых. Он подчеркнул, что рассматривает ходатайство гособвинения как попытку нивелировать всплывшие в суде ошибки следствия, на которые защита за два с половиной месяца слушаний успела указать несколько раз. Суд, по его мнению, не должен пытаться помочь устранить их – он должен учесть произошедшее при оценке собранных обвинением доказательств.

Станислав Шостак
(адвокат Игоря Третьякова)

Так можно возвращать любые дела… Так можно любое дело рассмотреть с обвинительным уклоном... Дело должно быть рассмотрено в том объёме, в котором поступило в суд.

Адвокат Алексей Коврижкин, представляющий интересы Екатерины Аверьяновой, поддержал коллегу. Ошибки, на которые указал гособвинитель, по его мнению, не могут затруднить судебное производство и помешать суду вынести приговор. «Если в процессе исследования доказательств будет обнаружено, что дело не подсудно Химкинскому городскому суду, суд вправе передать данное дело в другой суд по подсудности, – пояснил он. – Что касается способа совершения или несовершения преступления, то суд сам может его определить».

Адвокат Алла Брагина, представляющая интересы Сергея Лемешевского, попросила суд не идти на поводу у обвинения. «Иначе это нарушение принципов состязательности сторон, – пояснила она. – Если вы согласитесь с гособвинителем, я лично это буду расценивать как то, что наша судебная система, наши органы прокуратуры реально прикрывают те ошибки, которые допустило следствие».

Слово взял и сам Сергей Лемешевский. Он заявил, что прокуратура сознательно задерживает разбирательство по делу. «То, что перечислила прокуратура в ходатайстве, с точки зрения формализма, возможно, и основания. Но согласитесь, по смыслу предъявленного обвинения там нет ни одного здравого довода, – заметил обвиняемый. – Для меня чем быстрее рассмотрит суд материалы данного дела, [тем лучше] – это какой-то выход из положения. А [возвращение дела на доследование] – это путь в никуда».

Алексей Коврижкин
(адвокат Екатерины Аверьяновой)

Людей дополнительно наказывать за ошибки следователей или прокурора нельзя. Есть должностные лица, которых надо наказать. Давайте, может быть, мы отпустим Лемешевского, Третьякова, Аверьянову, и на их место поместим людей, которые ошиблись?

«Да это подарок следователям»

Все защитники высказались против сохранения избранной меры пресечения подсудимым и попросили суд перевести заключенных под домашний арест.

Станислав Шостак указал, что обстоятельства, на основании которых Игорь Третьяков находится под стражей уже 17 месяцев, за это время кардинально изменились. В частности, в отношении Третьякова открыто исполнительное производство по возмещению денежных средств в пользу НПО имени Лавочкина. «Спор уже разрешен в рамках гражданского судопроизводства. Открытое исполнительное производство говорит о том, что решение вступило в силу. Значит, суд в рамках уголовного судопроизводства в порядке преюдициальности должен принимать установленные арбитражным судом факты и обстоятельства дела», – объяснил «АУ» адвокат.

По информации на сайте «Адвокатской газеты», 13 августа 2018 года прокуратура Московской области в интересах Росимущества подала к НПО Лавочкина и Игорю Третьякову исковое заявление о признании сделок недействительными и взыскании процентов за пользование чужими деньгами.

Решение Арбитражный суд Московской области вынес 18 декабря. Суд указал, что объединение при выборе внешних юристов проигнорировало Положение о закупках «Роскосмоса» – не разместило извещение о закупке, проект договора или пояснительную записку. Суд отметил, что была сформирована только одна служебная записка с указанием предмета и цены договора в 150 тысяч рублей, при этом она не содержала пояснений по поводу выбранных способа закупки, поставщика и цены. В итоге суд признал оспариваемые сделки недействительными и постановил вернуть НПО Лавочкина более 308 млн рублей. Взыскать проценты за пользование чужими деньгами суд отказался.

7 мая 2019 года апелляционная инстанция подтвердила решение нижестоящего суда. Правда, не полностью. Десятый арбитражный апелляционный суд согласился, что при выборе поставщика юридических услуг объединение должно было руководствоваться Положением «Роскосмоса». Однако апелляция отвергла недоказанность факта оказания услуг по спорным договорам, так как суду были представлены протоколы судебных заседаний и процессуальные документы по делам, по поводу которых заключались спорные договоры. Подтверждая отказ во взыскании процентов за пользование деньгами, суд также указал на недоказанность явного превышение выплаченного гонорара в сравнении с рыночной стоимостью оказанных услуг.

19 сентября 2019 года кассация подтвердила решение апелляции. 8 ноября защита подала жалобу в Верховный Суд, дата слушания ещё не назначена.

Кроме того, 16 декабря Второй кассационный суд общей юрисдикции отменил постановления судов, на основании которых Третьяков был объявлен в федеральный розыск. «Это было одним из оснований для избрания меры и неоднократно служило поводом для её продления», – указал Станислав Шостак.

Он также попросил суд исследовать и приобщить к материалам дела письмо Европейского Суда по правам человека. ЕСПЧ прислал его в ответ на жалобу, которую отправили адвокаты летом 2019 года – Третьяков на тот момент находился в заключении более шести месяцев. «Суд написал, что он рассматривает чрезмерно длительный срок заключения как нарушение статей 5 и 6 Конвенции. ЕСПЧ отправил России уведомление, в котором просит разъяснения по данному поводу, – рассказал адвокат. – Не стоит дожидаться самого решения ЕСПЧ… Нам Суд уже говорит, что даже шестимесячный срок – чрезмерное содержание, а мой подзащитный на сегодняшний день находится под стражей 17 месяцев».

Адам Ужахов
(адвокат Игоря Третькова)

6 месяцев прокурорской проверки, 13 месяцев дело находилось в ГСУ – расследовалось, почти 3 месяца мы рассматриваем дело в суде… То есть за 22 месяца никто не смог установить существенные обстоятельства дела. Что всё это время делала прокуратура, следственная группа? Гособвинение, как и органы предварительного расследования, просто ждут признания вины от Лемешевского и Третьякова. Избранная мера пресечения – это не защита общества от таких якобы опасных преступников, это просто банальное воздействие… Люди вину не признают, поэтому они столько времени находятся под стражей.

Адвокат Алла Брагина согласилась с коллегами и также попросила изменить меру пресечения своему подзащитному Сергею Лемешевскому на домашний арест. Она отдельно отметила, что здоровье её доверителя значительно ухудшилось. «Я понимаю, что вы со мной не согласитесь, но внутренне вы меня услышите, поверите и согласитесь, – обратилась она к суду дрожащим голосом – Лемешевский на глазах теряет здоровье. У него идёт резкая потеря веса. Он заикается больше, чем в начале моей работы с ним. Уважаемый суд, каждая явка к нему в тюрьму для меня – мука. Он сидит 17 месяцев, потому что кто-то решил, что он виноват. Не вы решили, уважаемый суд, вашим итоговым решением, а следователь Бехтин. Если вы сейчас согласитесь с прокурором, то где защиты искать людям? Не только этим, а в принципе любым людям?».

Брагина продолжала задавать вопросы судье о том, как её подзащитный, находясь под домашним арестом, может помешать устранить ошибки следствия: «Прокурор не говорит о сборе новых доказательств… Он просто формально говорит: “Дело верните, а люди пусть дальше сидят”… Да это подарок следователям – до 4 апреля волокитить дело, которое, на мой взгляд, выеденного яйца не стоит».

Судья выслушала защитников и сказала, что сообщит о решении на следующий день.

Традиции и шаблоны

27 декабря судья Елена Морозова зачитала решение по заявленному обвинением ходатайству – скороговоркой. Она не позволила себе интонационных изменений и пауз между словами и предложениями. Судья указала, что предъявленное обвинение и обвинительное заключение должны быть «абсолютно ясными». В противном случае «исключается возможность постановления приговора». Она согласилась с прокурором, что названные гособвинением нарушения повлекли «стеснение гарантированного законом права на защиту», их нельзя устранить в суде, поэтому уголовное дело следует вернуть прокурору. «Суд <…> не может становиться на сторону обвинения либо на сторону защиты – должен оставаться объективным и беспристрастным арбитром, – согласилась судья, видимо, реагируя на доводы защиты. – Но при этом суд в случае выявления допущенных органами предварительного следствия процессуальных нарушений вправе, самостоятельно и независимо осуществляя правосудие, принимать в соответствии с уголовно-процессуальным законом меры по их устранению – с целью восстановления нарушенных прав участников уголовного судопроизводства и создания условия для всестороннего и объективного рассмотрения дела по существу».

Не сделав паузы после оглашения решения о возвращении дела на доследование, судья сообщила, что сохраняет избранные ранее меры пресечения в отношении всех фигурантов. В качестве мотивировки последовало традиционное и шаблонное по всем подсудимым пояснение: «Обвиняется в совершении умышленного преступления, относящегося к категории тяжких… Находясь на свободе, может скрыться от суда, продолжить заниматься преступной деятельностью или иным образом воспрепятствовать производству по делу».

Защита сообщила «Адвокатской улице», что в ближайшее время обжалует постановление суда в полном объёме.

Автор: Екатерина Горбунова

Редактор: Александр Черных («ИД Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.