15.11.2022

«Наличие диплома – хороший водораздел»

«Наличие диплома – хороший водораздел» «Наличие диплома – хороший водораздел»

ВС укрепляет монополию дипломированных юристов на представительство в судах

Иллюстрация: Ольга Аверинова

Пленум Верховного Суда подготовил пакет поправок в Гражданский процессуальный кодекс. Среди прочих изменений он предлагает расширить монополию профессиональных юристов в гражданских процессах. ВС предлагает ввести запрет на представительство «без диплома» в районных судах и у мировых судей. «Улица» узнала, как адвокаты и юристы оценивают эту инициативу.

Верховный Суд предлагает скорректировать порядка 20 статей ГПК. Так, пленум считает необходимым:

  • установить процессуальную обязанность взыскателя и заявителя направлять должнику копию заявления о выдаче судебного приказа (ст. 124);
  • устранить неопределённость в вопросе исчисления срока рассмотрения дела при изменении основания или предмета иска (ст. 154);
  • увеличить сроки изготовления мотивированного судебного постановления (ст. 126, 199, 329 и 390);
  • повысить со 100 до 500 тысяч рублей сумму исковых требований, которые рассматриваются в процедуре упрощенного судопроизводства;
  • обеспечить возможность восстановления утраченного производства по инициативе суда.

Ещё одно важное предложение касается ст. 49 ГПК («Лица, которые могут быть представителями в суде»). Напомним, что до 2019 года защищать интересы доверителей в гражданских судах могли все дееспособные граждане – кроме правоохранителей и сотрудников судебной системы. Но затем был введён запрет для представителей без юридического образования работать в апелляционных и кассационных судах. У них осталась возможность участвовать в процессах только на районном уровне и у мировых судей. Теперь пленум хочет закрыть и эту лазейку.

В пояснительной записке говорится, что предыдущие ограничения «в целом зарекомендовали себя с положительной стороны». Поэтому ВС предлагает распространить монополию дипломированных юристов на суды всех уровней. Однако те представители без диплома, которые успели подать иски или заявления до утверждения инициативы, смогут сохранить «предоставленные им по делу полномочия».

«На мой взгляд, равноправно состязаться в суде и отстаивать интересы сторон должны профессиональные участники, владеющие знаниями в области материального и процессуального права. Поэтому инициативу Верховного Суда следует приветствовать», – считает член совета АП Москвы Константин Ривкин.

Член совета АП Москвы Константин Ривкин

Вероятно, одна из целей – разгрузка судов общей юрисдикции, куда порой в немалых количествах поступают некорректные с правовой точки зрения исковые заявления. А ещё на затягивание процессов влияет представление слабой доказательственной базы, собранной гражданами, не подкованными в юриспруденции.

Примерно так же законопроект оценивает юрист Павел Мищенко: «Представлять интересы сторон должны люди с юридическим образованием. Я сам, будучи студентом, участвовал в качестве представителя в некоторых делах – и даже успешно. Но всё же лучше это делать с дипломом».

«На мой взгляд, само по себе введение профессиональной монополии юристов на судебное представительство вполне оправдано, – считает краснодарский адвокат Роман Кабанов. – В некоторых странах истцы и ответчики не могут участвовать в судебном разбирательстве без юристов». Впрочем, он считает, что сейчас введение монополии не улучшит ситуацию с защитой граждан «ввиду крайне низкого качества подготовки» в российских юридических вузах.

Кабанов добавляет, что «дьявол кроется в деталях» – и напоминает про «поправку Крашенинникова», которая вводит запрет на судебное представительство для бывших адвокатов, чей статус был прекращён по «неблаговидным» основаниям. «Так что юристы со статусом адвоката оказываются в более рискованном положении, чем коллеги без статуса. Поэтому любое запретительное регулирование в настоящее время приведёт к злоупотреблению со стороны тех, кто будет применять эту норму на практике», – полагает эксперт.

Старший партнёр юридической фирмы INTELLECT Роман Речкин считает, что инициатива ВС не повлияет «ни на качество правосудия, ни на защиту прав лиц, участвующих в деле». Особенно его возмущает утверждение авторов пояснительной записки о том, что прошлые ограничения «в целом зарекомендовали себя с положительной стороны».

Старший партнер юридической фирмы INTELLECT Роман Речкин

Хотелось бы увидеть эти «положительные стороны» в виде какого-то анализа. Но такой информации мне не попадалось. ВС также ничего подобного не озвучивал.

«Улица» задалась вопросом – повлияет ли нововведение на стоимость юридических услуг для потенциальных доверителй? В пояснительной записке говорится, что законопроект «не ограничивает доступность правосудия для граждан, поскольку бремя возмещения судебных расходов, включая расходы на оплату услуг представителей, по правилам судопроизводства возлагается на проигравшую сторону».

«С учётом реалий взыскания судебных расходов в российских судах общей юрисдикции иначе как издевательством этот довод назвать сложно, – говорит Роман Речкин. – Часто это 10–20 тысяч рублей за дело». Он напоминает, что «любое ограничение предложения при неизменном спросе приводит к росту цен». «Это универсальный экономический закон, он работает и на рынке юридических услуг», – считает эксперт.

Однако Роман Кабанов полагает, что повышения цен вряд ли стоит ожидать: «Случаи, когда представителем стороны является не юрист, на практике крайне редки. Поэтому рынок юридических услуг со всеми его нишами и гонорарной практикой уже сформировался».

Эксперты разошлись во мнениях о том, может ли законопроект быть подготовкой к постепенному введению не просто юридической, а именно адвокатской монополии. «Это первая мысль, которая приходит в голову, – соглашается Константин Ривкин. – Но ВС не предлагает отдать все дела на откуп только адвокатам. Поэтому лично я бы повременил говорить о [введении именно адвокатской] монополии. Особенно на фоне угрозы создания сети госюрбюро или их аналогов».

Напомним, в середине октября Минюст опубликовал для общественного обсуждения проект изменений в закон о бесплатной юридической помощи (БЮП). Министерство хочет, чтобы во всех регионах России в обязательном порядке были созданы государственные юридические бюро (сейчас они есть менее чем в трети субъектов). Вся БЮП, по замыслу Минюста, должна проходить через такие учреждения. Адвокаты больше не смогут участвовать в этой работе напрямую – их будут «привлекать» госбюро.

Роман Кабанов, напротив, полагает, что «государство в свойственной ему манере шаг за шагом вводит регулирование судебного представительства, логическим завершением которого будет установление тотальной адвокатской монополии». И в итоге «при совеременных условиях и тенденциях это приведёт к потере профессиональной независимости адвоката в судебном процессе».

«Адвокатская монополия, к счастью, очень сложно реализуема. Это кардинальная реформа, которая потребует массу организационных, финансовых и законодательных мер. Одними изменениями в ГПК этого не сделать, – считает Роман Речкин. – Такая реформа не была реализована в относительно спокойные “доСВОшные” времена – и тем более вряд ли она актуальна сейчас».

Старший партнёр юридической фирмы INTELLECT Роман Речкин

Законопроект ВС о расширении профессиональной монополии – это обычные точечные поверхностные изменения ГПК. Очередная имитация «совершенствования законодательства».

Он добавляет, что ВС «даже не пытается» решать проблемы профессиональной монополии, «выявленные на практике» – например, урегулировать вопрос о допуске наряду с юристом второго представителя, не имеющего диплома о высшем юридическом образовании.

«Я категорически против адвокатской монополии и считаю, что ни наличие, ни отсутствие адвокатского удостоверения не влияют на качество работы судебного представителя, – говорит Павел Мищенко. – А вот наличие диплома – хороший водораздел».

Автор: Кирилл Капитонов, Пётр Сергеев

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.