24.09.2020

Государство заплатит за защиту от незаконной стражи

Государство заплатит за защиту от незаконной стражи Государство заплатит за защиту от незаконной стражи

Адвокат добился этого с помощью ЕСПЧ и ВС

Иллюстрация: Ольга Аверинова

Адвокат из Абакана Владимир Дворяк добился редкого для России судебного результата: государство компенсирует его доверительнице часть денег, потраченных на защиту, из-за незаконного заключения под стражу. Речь идёт о гонораре, выплаченном Дворяку за подготовку апелляционных жалоб и участие в заседаниях по ним. Это стало возможным благодаря тому, что ЕСПЧ и ВС признали необоснованность ареста женщины. Но теперь адвокат опасается, что эта промежуточная победа может негативно отразиться на объективности суда по основному делу – где его подзащитной грозит 16 лет колонии.

«Улица» писала о деле Екатерины Ковалёвой, которая была секретарём Владимира Бызова, руководителя администрации главы Хакасии. В начале 2017 года Бызова, Ковалёву и нескольких других чиновников арестовали. Женщину обвинили в получении взятки (ч. 5. и ч. 6. ст. 290 УК), а также в участии в преступном сообществе (ч. 2 ст. 210 УК). Ковалёва отказалась признавать вину и почти три года провела под арестом: до июля 2019 года – в СИЗО, а затем ещё восемь месяцев – дома.

В декабре 2019 года ЕСПЧ признал, что Ковалёва всё это время содержалась под стражей необоснованно, и назначил компенсацию в 3900 евро. После этого её адвокат Владимир Дворяк подготовил апелляционные жалобы в президиум ВС России и в Верховный суд Хакасии. В итоге ВС России признал незаконными все решения судей о продлении «стражи», а ВС Хакасии отменил решение о последнем продлении домашнего ареста. 27 марта 2020 года все ограничения с Ковалёвой были сняты, но процесс по её делу продолжился.

Летом женщина получила от государства компенсацию, назначенную ЕСПЧ за нарушение права на личную свободу и неприкосновенность. Однако Дворяк указал, что «данная компенсация не включает в себя имущественный ущерб, причинённый необоснованным содержанием под стражей». Под ним адвокат понимает часть расходов доверительницы на защиту. Дворяк подготовил два заявления (есть у редакции) о возмещении «имущественного ущерба». Адвокат уточнил, что подал также исковое заявление о компенсации морального вреда – «по тем же причинам, по которым мы просили возместить имущественный вред». «Процессуальный порядок о взыскании имущественного вреда и морального вреда отличаются, – пояснил Дворяк. – Моральный вред мы можем взыскать в порядке искового производства, а имущественный – в порядке главы 18 УПК, который регулирует возмещение такого вреда реабилитированным лицам». Иск о компенсации морального вреда пока ещё не рассмотрен.

В первом заявлении о возмещении имущественного вреда адвокат попросил компенсировать 18 тысяч рублей. Эта сумма складывалась из трёх тысяч, выплаченных Ковалёвой за подготовку им апелляционной жалобы в ВС Хакасии, и 15 тысяч за его участие в заседании. Второе заявление касалось обращения в ВС России. Адвокат снова получил от доверительницы три тысячи за подготовку обращения «о пересмотре решений по новым обстоятельствам» в связи с решением ЕСПЧ. Ещё 25 тысяч стоила подготовка жалобы в ЕСПЧ, а участие в заседании ВС обошлось в 15 тысяч. Почтовые расходы стоили 340 рублей. Помимо этого Ковалёва потребовала возместить траты, связанные с поездкой адвоката в Москву на заседание – ещё 35 тысяч. В общей сложности во втором заявлении речь шла о компенсации в 78,6 тысяч рублей.

Оба заявления были поданы в Абаканский городской суд в августе 2020 года. Адвокат приложил к ним постановления о продлении ареста, соглашение об указании юрпомощи с учётом минимальной ставки местной АП и копии чеков, подтверждающие понесённый имущественный ущерб.

Согласно судебному постановлению по первому заявлению (есть у редакции), на заседании представитель Минфина требовала отказать в выплате. По её мнению, для компенсации не было оснований: Ковалёва ещё не реабилитированное лицо, и поэтому преждевременно ей что-то выплачивать. Сумму, запрошенную женщиной, в Минфине назвали «не отвечающей требованиям разумности с учётом оказанных адвокатом услуг». «Стандартный набор тезисов, что сказать. Она обязана защищать бюджет», – прокомментировал эту позицию Дворяк. Прокурор также просил отклонить заявление, «поскольку предмет договора касается защиты Ковалёвой на предварительном следствии».

Дворяк в разговоре с «АУ» пояснил, что у Ковалёвой действительно пока нет права на реабилитацию, так как ещё не был вынесен приговор. Однако, согласно статье 133 УПК, право на возмещение вреда «имеет также любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу».

Именно поэтому 1 сентября судья Абаканского городского суда Татьяна Мясоедова-Любарских полностью удовлетворила требования Ковалёвой из первой жалобы. Сославшись на ст. 133 УПК, она заявила, что право на реабилитацию включает в себя и право на возмещение имущественного вреда. «Суд [арестовавший Ковалёву и потом продлевавший арест] не указал, какие основания могли послужить и фактически послужили отступлением от правил уважения личной свободы Ковалёвой длительное время», – говорится в постановлении. Судья полностью удовлетворила требование и взыскала с Минфина 18 тысяч рублей. Минфин не стал это обжаловать.

Дворяк считает, что в этом случае судья вынесла принципиальное и «достаточно подробно мотивированное» решение. «С точки зрения практики, постановление Мясоедовой-Любарских – неожиданность. Хотя решение абсолютно понятно с позиции права, но суды нас не балуют справедливыми постановлениями. Особенно если на кону стоит вопрос законности поведения судей, прокуроров и следователей, – говорит он. – Если мы покушаемся на их непогрешимость, то обычно проигрываем».

Второе заявление – по компенсации за подготовку жалобы в ВС РФ – та же судья рассматривала 9 сентября. Напомним, что Ковалёва просила возместить в общей сложности почти 80 тысяч рублей, поскольку Дворяку пришлось лететь в Москву на заседание ВС. В этот раз представитель Минфина заявила суду, что гонорар в 25 тысяч за подготовку жалобы в ЕСПЧ «явно завышен и не соответствует сложности проводимой работы». Схожие аргументы она использовала при отказе компенсировать 3 тысячи за подготовку обращения в ВС РФ и 15 тысяч за участие в судебном заседании. А расходы на перелёт, гостиницу и командировочные в Минфине назвали необоснованными, «поскольку защитник мог участвовать в судебном заседании и при использовании видеоконференцсвязи». Прокурор, в свою очередь, сказал, что в заявлении «не подтверждено совершение адвокатом действий, оплату которых просят возместить».

В результате судья Мясоедова-Любарских постановила выплатить компенсацию лишь за подготовку апелляционного заявления. Все остальные суммы «представленными материалами не подтверждены», говорится в постановлении (есть у редакции). Таким образом, Минфин должен будет выплатить всего три тысячи рублей. Адвокат не согласился с этим решением и 17 сентября подал апелляцию в ВС Хакасии. «Судья никак не объясняет свои выводы. А из самого постановления президиума видно, что я участвовал в заседании. Поэтому, думаю, перспективы для обжалования есть», – сказал Дворяк «Улице».

Приговор по основному делу Екатерины Ковалёвой должны были вынести 21 сентября, но отложили на неделю. Прокурор запросил для неё 16 лет лишения свободы в колонии общего режима и штраф размером 90 миллионов рублей. Адвокат в беседе с «Улицей» признался, что у него «пессимистический настрой». По его словам, решение ЕСПЧ и выплата компенсаций – фактически признание серьёзных нарушений в работе суда по делу Ковалёвой. Это может сказаться на объективности приговора, опасается он. Тем не менее его подзащитная была согласна с такими действиями, подчёркивает Дворяк. «Оглядываться на судью, с которой защита уже не раз вступала в конфронтацию, не имеет смысла: нужно действовать исходя из норм права и добиваться справедливых решений», – сформулировал он их общую позицию. Дворяк добавил, что именно благодаря решению ЕСПЧ ему удалось добиться отмены ареста Ковалёвой. «По меркам Европейского суда наша жалоба была рассмотрена очень быстро – всего за два года», – подчеркнул адвокат.

Как уже отмечала «Улица», в ходе всего процесса защитник Ковалёвой постоянно вступал в конфронтацию с судьей Босовой. Адвокат заявлял ей несколько отводов: из-за удаления родственников Ковалёвой и журналистов, отказа выслушать приглашённого им эксперта, а также из-за принятия доказательств, полученных, по мнению защиты, незаконно. Все отводы были отклонены. Судья, в свою очередь, отказалась отложить процесс, когда Дворяк попал в больницу с коронавирусом – вместо этого она назначила Ковалёвой нового защитника. А когда адвокат выздоровел, Босова отказалась удалять «назначенца» из процесса. Елена Ковалёва обратилась в адвокатскую палату Хакасии с жалобой на «дублирование» защиты, но АП сочла, что она не предоставила необходимых доказательств.

В случае обвинительного приговора защитник намерен снова дойти до ЕСПЧ – и тогда оба решения о компенсации затрат «пойдут в копилку» фактуры для Европейского суда. Адвокат добавил, что председательствующая по делу судья Елена Босова уже является нарушителем с точки зрения Европейского суда, так как регулярно продлевала арест Ковалёвой. «Приговор пишет судья-нарушитель [по решению ЕСПЧ], что будет дополнительным весомым доводом для его обжалования», – сказал Дворяк.

Опрошенные «Улицей» эксперты указали, что возмещение трат за оказание юридической помощи из-за незаконной меры пресечения действительно редкость, и отдельной статистики по таким случаям не ведется. В первой половине 2020 года только 115 человек из почти 36 тысяч, которые были под стражей, получили право на реабилитацию в связи с оправданием или иным реабилитирующим исходом, указывает кандидат социологических наук Екатерина Ходжаева, ссылаясь на данные судебного департамента при ВС.

Адвокат Анастасия Пилипенко отметила, что далеко не каждый оправданный обращается за компенсацией. «Суды не привыкли рассматривать такую категорию дел и не имеют внятных ориентиров, какие именно суммы взыскивать в пользу реабилитированных. Кажется, суды – как и следственные органы, и прокуратура – считают, что если человека отпустили из-под стражи, прекратили дело в отношении него или оправдали – значит, человек должен сказать спасибо и удовлетвориться символической компенсацией», – предположила она.

Автор: Анастасия Тороп

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.