13.11.2020

Гонорар неявки

Гонорар неявки Гонорар неявки

Нужно ли платить «назначенцу», если он пришёл к следователю, а доверитель не явился

Иллюстрация: Вивиан Дель Рио

«Адвокатская улица» узнала про необычный спор о сумме гонорара за работу по назначению. Следственное управление МВД по Алтайскому краю пожаловалось в палату на адвоката Николая Малашича, заявив о «злоупотреблении правом на выплату вознаграждения». Ведомство попросило разъяснить, нужно ли оплачивать работу «назначенца» в те дни, когда адвокат приходил на следственные действия, а его подзащитный не являлся. Алтайская палата заявила, что при таких обстоятельствах деньги выплачивать не нужно. При этом весной она встала на сторону адвоката, которая добивалась выплат за посещение отменённого судебного заседания. Сам Николай Малашич настаивает, что ему должны были оплатить все дни работы – и намерен обратиться в суд.

В есной 2020 года алтайский адвокат Николай Малашич вступил по назначению в защиту N, обвиняемого по ч. 3 ст. 30 и п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК («незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств»). Он не стал раскрывать «Улице» подробности дела, пояснив лишь, что его доверитель – незрячий, имеет инвалидность первой группы. Из-за этого он во время предварительного следствия находился под подпиской о невыезде.

По словам адвоката, мужчина не может передвигаться без поводыря, а жена не всегда имеет возможность его сопроводить. В результате в мае и июне N пять раз не смог прийти на следственные действия. Сам Малашич каждый раз являлся по вызову – но из-за отсутствия доверителя никаких действий в итоге не проводилось. «При этом следователь не оформляла принудительный привод, ничего такого, даже рапорты о неявке подзащитного не всегда составляла», – рассказывает адвокат. Позже N перевели в СИЗО именно из-за неявки на следственные действия. Там он находится до сих пор.

Пять дней, которых не было

30 июля Николай Малашич подал в дежурную часть МО МВД «Рубцовский» заявление о выплате вознаграждения за работу по назначению на предварительном следствии – 36 472 рублей 25 копеек. Он попросил оплатить все дни, когда являлся на следственные действия, а также работу по выходным и ночью.

Следователь не согласилась с такими подсчётами. По её мнению, адвокату полагалось лишь 26 812 рублей 25 копеек. Поэтому 23 сентября она направила жалобу президенту АП Алтайского края. В письме (есть в распоряжении «АУ») следователь попросила палату разъяснить, нужно ли оплачивать работу адвоката по назначению в те дни, когда «фактически следственного действия не было произведено ввиду неявки подозреваемого».

Уже 6 октября АП Алтайского края подготовила для следователя разъяснение, подписанное вице-президентом АП Галиной Харламовой. Она отмечает, что «по смыслу закона учёту и оплате подлежат не формально имевшее место выполнение адвокатом каких-либо действий по уголовному делу, а только время, затраченное на оказание квалифицированной юридической помощи». По мнению палаты, если подзащитный не явился, то и помощь ему не была оказана.

Интересно, что весной этого года АП Алтайского края столкнулась с похожей ситуацией – и тогда встала на сторону защитника. Барнаульский адвокат Нэзакэт Иманова дважды приезжала в суд, получив извещение о заседании, но заседания переносились из-за карантина. Позже суд отказался учитывать эти два дня при расчёте итоговой суммы. Но палата заявила, что адвокат должна получить оплату даже за те дни, когда заседаний не было. И тогда Харламова заявляла «Улице», что «если процесс не состоялся, адвокату должны оплачивать эти дни, ведь он спланировал своё рабочее время, отказался от каких-то иных поручений».

Но сейчас вице-президент алтайской АП не видит противоречия в позициях палаты по этим двум случаям. «В суде ведётся протокол, можно заявить ходатайства, то есть по закону это всё же оказание юридической помощи, – сказала она “Улице”. – А на следствии в случае неявки обвиняемого помощь никакая не оказывается, нет протокола».

Адвокат Николай Малашич отказался комментировать «Улице» разъяснение палаты. Тем не менее он считает незаконным отказ следователя в выплате гонорара за пять пропущенных доверителем дней. Защитник обосновывает свою позицию п. 25 постановления правительства № 1240 о порядке возмещения процессуальных издержек. В нём сказано, что «возмещение процессуальных издержек производится также в случаях, если процессуальные действия, для осуществления которых подотчетное лицо вызывалось, не произведены по независящим от этого лица обстоятельствам». 

Ночной защитник

В письме в палату следователь пожаловалась также, что Малашич «допускает случаи злоупотребления правом на выплату вознаграждения». Под этим она имела в виду «подачу жалоб и ходатайств в ночное время и выходные дни, без соответствующего документального подтверждения, чем обоснована такая необходимость». Палата и здесь встала на сторону следствия. В ответе говорится, что в случае Малашича «в любом случае не подлежит оплате работа в ночное время, так как это не вызвано срочностью и необходимостью». То же мнение у палаты и о подаче апелляционной жалобы в выходной день. «Даже если заканчивается срок обжалования, последним днём срока считается первый, следующий за ним рабочий день. И подача (а не ее составление) апелляционной жалобы в выходной день не является необходимыми и оправданными расходами», – говорится в письме. 

Малашич утверждает, что в его ситуации «ночные» жалобы действительно были обоснованными. «С моей точки зрения эти жалобы были срочными и подавались в порядке ст. 124 УПК. Например, одна жалоба была на действия следователя: меня отказались знакомить с постановлением о продлении срока следствия, – рассказывает защитник. – Вторая жалоба была на меру пресечения, а там срок на обжалование маленький. Тем более следователь и канцелярия отказывались у меня её принимать. И по требованию моего подзащитного мне пришлось подать жалобу через дежурную часть. А там передают документы не меньше суток. Чтобы ускорить процесс, я подал её сразу вечером». 

В итоге защитнику всё-таки оплатили работу в выходные дни и ночное время, но не учли те дни, когда подзащитный не явился к следователю. «Я обязательно буду обжаловать это в суде. Думаю, в суде первой инстанции решение будет не в мою пользу, но апелляционная инстанция всё поправит», – сказал Малашич «Улице».

Ответственность организатора

«Улица» попросила прокомментировать ситуацию адвоката Андрея Сучкова – в прошлом, будучи исполнительным вице-президентом ФПА, он предметно занимался вопросами оплаты труда адвокатов по назначению. «Отправной точкой размышлений являются положения ст. 131 УПК о том, что процессуальные издержки – это необходимые и оправданные расходы, связанные с производством по уголовному делу, – говорит Сучков. – Но ни в законе, ни в разъяснениях Пленума Верховного Суда нет ответа на вопрос, подлежит ли оплате защитнику по назначению время, затраченное им по реализации процессуальных полномочий, если оказание юридической помощи всё же не произошло по не зависящим от него обстоятельствам». Эксперт полагает, что «системное толкование» норм уголовно-процессуального законодательства приводит к выводу, что в этих случаях затраченное защитником время должно быть оплачено. «Ведь не адвокат является организатором этих процессуальных действий, и он не должен претерпевать негативные последствия их плохой организации или случайных обстоятельств, которые не дали возможности их провести», – поясняет Сучков.

Сложнее с вопросом, когда защитник по назначению просит оплату по повышенной ставке – за ночное время, выходные или праздничные дни – в ситуации, когда выбор времени работы зависит исключительно от него. «Тут ещё раз следует вспомнить, что процессуальные издержки – это необходимые и оправданные расходы, – говорит Андрей Сучков. – Определённо не стоит возлагать на адвоката подтверждение “необходимости”. Любой дознаватель, следователь, да и суд, скорее всего, ответит на заявление адвоката об оплате, что “в его ходатайствах и жалобах не было никакой необходимости”. А вот “оправданность” подготовки процессуальных документов по ночам, в выходные и праздники всё же следует обосновывать». По мнению эксперта, «универсальным оправданием» в таких случаях может быть необходимость срочного пресечения нарушения прав подзащитного – когда адвокат готовит ходатайство или жалобу сразу после нарушения прав доверителя, даже если это ночь или нерабочий день. «Но вряд ли будет обоснованным объяснение, когда у защитника было несколько дней на подготовку документа, а он сел за его написание только в ночь истечения процессуального срока», – констатирует Сучков.

Напоследок эксперт напомнил о важной детали, которую часто забывают защитники: обоснование суммы выплат – это отчёт не только перед дознавателем, следователем и судом. «В соответствии со ст. 132 УПК выплаченные из федерального бюджета защитнику по назначению денежные суммы могут быть взысканы с его подзащитного, – подчеркнул Андрей Сучков. – Поэтому такое обоснование – это прежде всего отчёт адвоката перед доверителем».

Автор: Татьяна Колобакина

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.