02.06.2022

Антивоенный эксперимент адвоката

Антивоенный эксперимент адвоката Антивоенный эксперимент адвоката

Суд сначала оправдал, а потом оштрафовал защитника по «цензурной» статье

Иллюстрация: Ольга Аверинова
Процесс
«Специальная военная операция»

Короткий разговор уфимского адвоката Сергея Макаренко с сотрудниками ДПС и значок «Нет войне!» на куртке обернулись для него составлением протокола по «цензурной» статье 20.3.3 КоАП, двумя судами и штрафом. Сначала суд не нашёл в словах Макаренко ничего «дискредитирующего» армию, но при повторном рассмотрении адвоката оштрафовали на 40 тысяч рублей. Защитники Макаренко считают, что в материалах дела есть признаки фальсификаций – и указывают, что во второй инстанции свидетели резко поменяли свои показания.

«Слава России – и Украине слава»

З начок «Нет войне!» Сергей Макаренко привёз из Москвы. «Зашёл на Немцов мост, разговорился с волонтёрами, и они мне дали значок. Как приехал в Уфу, надел его», – вспоминает адвокат.

7 марта он проходил мимо наряда ДПС, который дежурил возле концертного зала «Башкортостан». Адвокат поздоровался с полицейскими и спросил, можно ли ходить со значком «Нет войне!». «Вообще-то я знал, что в этом ничего криминального нет. Но мне хотелось узнать, какую установку им дали», – объяснил он в беседе с «Улицей». Инспектор Сергей Янышев ответил: «Можно, это ваше личное дело». Продолжение их разговора заснял регистратор другого сотрудника ДПС; позже это видео было приложено к материалам дела (есть у «АУ»).

– Вот, тоже так считаю, – говорит на видео Макаренко. – Ну, это правильный значок?

– Я вам так скажу. Правильно – это «Слава России», – отвечает инспектор Янышев.

– Слава России, – соглашается адвокат. – И слава Украине.

– Я патриот своей родины.

– И я патриот!

Дальше постовой просит Макаренко отойти с проезжей части. Адвокат пытается уточнить, как ему пройти на тротуар – ведь вдоль дороги лежат сугробы. В ответ Янышев снова произносит: «Слава России».

– Слава России – и Украине слава, – повторяет адвокат. – А вы знаете, что Путин – военный преступник?

– Давайте мы на эту тему дискутировать не будем.

– А тут дискуссии нет. Весь мир это знает!

– Да нет, вы просто мешаете нам работать на данный момент. Вы стоите на проезжей части, я переживаю за вашу безопасность. Пройдите, пожалуйста, на тротуар.

– Хорошо. Ладно, всего доброго, хорошего дня.

Весь разговор занял чуть больше минуты. Адвокат отошёл на двадцать метров – и тут к нему подъехал служебный «уазик». В материалах дела утверждается, что патруль вызвал полицейский Тимур Хамитов – он якобы дежурил неподалёку и услышал разговор. Сотрудники ППС сообщили адвокату, что он «проходит по ориентировке» и приказали сесть к ним в машину. «Я не стал сопротивляться, потому что я ничего противоправного не сделал, – вспоминает Макаренко. – Путина военным преступником я не признавал – это [в будущем] признает суд. Я его так назвал, это моё мнение, я так считаю».

Долгая дорога в Гаагу
Глеб Богуш рассказывает о перспективах «спецоперации» в Международном уголовном суде

Когда Макаренко увели, полицейский Тимур Хамитов попросил инспекторов «скинуть» ему видеозапись. Этот разговор также попал на регистратор сотрудника ДПС.

– Он наговорил, да, много? – спрашивает Хамитов.

– Ну, давай посмотрим до конца, – говорит второй сотрудник ДПС.

– А я там ничего не *** [сболтнул]? – беспокоится Янышев.

– Ты «Слава России» сказал – и всё, – успокаивает его напарник.

«Я сейчас понимаю, что [Янышев] выступил в качестве провокатора, – уверен Макаренко. – Иначе с чего бы вот так вдруг ни к селу ни к городу говорить: “Слава России”?»

В отделе полицейские составили протокол по «цензурной» ч. 1 ст. 20.3.3 КоАП (дискредитация использования вооружённых сил). В нём утверждается, что Макаренко, «находясь в публичном месте, осуществлял публичные призывы к дискредитации использования вооружённых сил РФ в целях защиты интересов РФ и граждан, поддержания международного мира и безопасности». По мнению полицейских, адвокат «демонстрировал окружающим» значок «Нет войне!» и высказывался против «проведения вооружёнными силами России спецоперации в Украине». Также в материалах дела есть два одинаковых объяснения от понятых Бейбулатова и Байзакова, они пересказывают содержание протокола. Макаренко указал в протоколе, что не согласен с этими обвинениями. «Никаких призывов я не делал. Кого призывать-то было?» – недоумевает адвокат.

Против абстрактной войны

Заседания по делу Макаренко прошли 11 и 14 марта в Кировском райсуде (протоколы заседаний есть у «АУ»). В письменных объяснениях он указал, что считает себя невиновным. «На моём значке была надпись “Нет войне!” – любой, абстрактной [войне], безотносительно к какому-либо конкретному народу или стране. Война – это очень плохо. Это насильственные убийства людей, разрушения, кровь и слёзы. И это – общепризнанный факт, – написал Макаренко. – Поэтому выступать против войны – это хорошо, а не плохо, как утверждают работники российской полиции. Между тем, сами они на войну не идут. Воюют внутри страны с теми, кто против войны».

Также адвокат отметил: согласно заявлениям президента России, «никакой войны у нас нет». А «специальную операцию» он с полицейскими не обсуждал – и на значке о ней тоже ничего не говорится. Макаренко подчеркнул, что высказывал своё мнение, на которое он имеет право согласно частям 1, 3 ст. 29 Конституции – и попросил суд прекратить дело.

Свидетелями в суде выступили сотрудники ДПС Антон Смирнов и Сергей Янышев, инспектор ОП №9 Рамзия Галина, и, наконец, инспектор отдела ООП УМВД по Уфе Тимур Хамитов. Он рассказал суду, что 6 марта у концертного зала «Башкортостан» проходил «несанкционированный митинг», поэтому 7 марта «было установлено заступить на охрану общественного порядка» в том же месте. Полицейский пересказал разговор Макаренко с сотрудниками ДПС и подтвердил, что созванивался с нарядом ППС, который позже задержал адвоката. Также именно Хамитов попросил коллег проверить Макаренко на предмет розыска – ему показалось странным, что адвокат сам подошёл к сотрудникам ГИБДД и начал какой-то «непонятный диалог».

Инспектор Рамзия Галина пояснила в суде, что не опрашивала Макаренко и полицейских, а протокол составила на основе рапорта. Сотрудник ДПС Смирнов не смог вспомнить, говорил ли Макаренко что-то про значок, «спецоперацию» и вооружённые силы. Сотрудник ДПС Янышев, с которым разговаривал Макаренко, заявил в суде, что высказывания адвоката были «чистой воды провокацией». Впрочем, он не смог вспомнить вопроса про значок – как и упоминаний вооружённых сил и «спецоперации».

– Если я не помню – считаю, что этого разговора не было, – сказал Янышев.

– А к чему вы начали говорить: «Слава России»? – спросил Макаренко.

– Я сказал, что я с вами вступать в дискуссию не буду, но моё мнение –«Слава России», – пояснил сотрудник ДПС.

Адвокат Ильнур Салимьянов – защитник Макаренко – указал суду, что его доверитель никого и ни к чему не призывал, не кричал, разговаривал мирно. По словам защитника, Макаренко лишь хотел уточнить, можно ли со значком находиться на улице. А его высказываний про вооружённые силы и «спецоперацию» полицейские не слышали. Поэтому, посчитал он, в деле нет состава административного правонарушения. Сам Макаренко добавил, что слова про президента Путина были его личным мнением: «Если он посчитает это оскорблением, то пусть подаёт [в суд] за клевету или оскорбление».

Спасти имидж президента

Судья Кировского райсуда Лилия Абдрахманова пришла к выводу, что в действиях Макаренко действительно нет состава правонарушения. А Хамитов, Янышев и Смирнов в своих показаниях не опровергли, но подтвердили объяснения Макаренко. По мнению судьи, адвокат не призывал сотрудников полиции к «дискредитации» вооружённых сил – и не высказывал мнения по поводу «спецоперации», поскольку доказательств такого разговора в материалах дела нет. Судья, как и Макаренко, сослалась на ч. ч. 1, 3 ст. 29 Конституции – каждому гарантирована свобода мысли и слова, и никто не может быть принуждён к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них.

В постановлении суда отдельно указано, что фраза «Нет войне!» на значке – это «призыв против абстрактной войны, безотносительно к какой-либо конкретной стране или народу».

Судья Кировского районного суда Уфы Лилия Абдрахманова

Что касается высказывания Макаренко «Слава России и Украине слава!», то данная фраза также не порочит Вооружённые силы России и не направлена против спецоперации вооружённых сил РФ на территории Украины, а также против России и Украины, народов этих стран.

Прокуратура Кировского района Уфы не согласилась с постановлением суда и направила протест в Верховный суд Республики Башкортостан (документ есть в распоряжении «АУ»). Прокурор Хабибуллин настаивал, что Макаренко всё же призывал к «дискредитации» вооружённых сил и «старался привлечь внимание проходящих мимо граждан». Он обратил внимание на запись с регистратора – там видно, что кроме надписи «Нет войне!» на значке изображены флаги Украины и России. «[Таким образом,] суждения суда о призывах против абстрактной войны безотносительно к какой-либо стране и народу являются несостоятельными, – заявил прокурор. – Иное толкование означало бы наличие иных военных действий и между иными странами».

Хабибуллин попросил отменить постановление Кировского суда и вернуть дело на новое рассмотрение. По его мнению, суд не дал оценки высказываниям Макаренко против «спецоперации» и его словам про «военного преступника» Владимира Путина. Прокурор подчеркнул, что Путин – главнокомандующий вооружённых сил России, поэтому обвинение в развязывании войны подрывает имидж как президента, так и вооружённых сил.

Оскорбление чувств патриотов

Верховный суд Башкортостана рассмотрел прокурорский протест 18 апреля. Заседание прошло без Макаренко, поскольку адвокат уехал в командировку в Австрию, на процесс в Земельном суде Вены. Ходатайство о переносе судья Хаким Ахмеджанов отклонил.

По инициативе прокурора суд опросил тех же свидетелей. В этот раз они дали совсем другие показания. Хамитов сказал, что запомнил значок – и что для него, «как для гражданина и должностного лица», надпись «Нет войне!» была призывом «к антивоенным действиям». Также полицейский добавил, что это он вызвал экипаж ППС, хотя и не указывал этого в рапорте. Инспекторы Смирнов и Янышев тоже заявили, что запомнили значок.

– [Макаренко] оскорбил, оговорил наши войска, непосредственного нашего верховного главнокомандующего Владимира Владимировича Путина, – сказал Смирнов.

– Так как я являюсь патриотом своей страны, мне не хотелось бы, чтобы ходили и говорили такое, – сказал Янышев. – У нас сейчас такие отношения с Украиной… мне как гражданину было неприятно.

Как и в прошлый раз, Янышев сказал, что не помнит, говорил ли Макаренко что-то про «военную операцию». Но теперь инспектор добавил, что Макаренко всё же спрашивал, можно ли ходить с таким значком.

Дополнительно был вызван ещё один полицейский из патруля, задержавшего Макаренко – Филюз Амиров. Он сказал, что не помнит, о чём именно в машине говорил адвокат – «что-то про спецоперацию и про то, что Путин военный преступник». Амиров проверил Макаренко в служебной базе информации о гражданах и увидел, что его уже привлекали за митинги «то ли в Москве, то ли здесь».

Сам адвокат пояснил «Улице», что речь идёт о митинге в поддержку Алексея Навального, который он посетил в 2021 году в Уфе. Тогда на Макаренко составили протокол по «митинговой» ч. 5 ст. 20.2 КоАП; суд оштрафовал его на 10 тысяч рублей, апелляция утвердила это решение.

Затем прокурор зачитал свою позицию по делу. Он начал с объяснения, что «спецоперация» идёт «в целях защиты людей, проживающих на территории ЛНР и ДНР, которые на протяжении восьми лет подвергались издевательствам, геноциду со стороны киевского режима». По мнению обвинителя, слова и значок Макаренко вполне можно считать публичными призывами, направленными на «дискредитацию» российской армии, потому что «рядом находились концертный зал и остановка». Он добавил, что Макаренко надел значок «Нет войне!» и сам обратился к инспекторам, а ранее привлекался к ответственности по ч. 5 ст. 20.2 КоАП за участие в несанкционированном митинге. Всё это вместе доказывает, считает прокурор, что 7 марта Макаренко «действовал умышленно». Он также обратил внимание, что районный суд не выяснил у свидетелей, как они относятся к словам Сергея Макаренко, – и не решил дальнейшую судьбу изъятого значка, что нарушает требования ч. 3 ст. 29.10 КоАП.

Защитник Ильнур Салимьянов снова возразил, что Макаренко вёл себя корректно, ни слова не сказал про «спецоперацию», никого ни к чему не призывал – и хотел только выяснить у сотрудников полиции, можно ли ходить по улице с таким значком.

Адвокат Ильнур Салимьянов

Из этого небольшого жизненного эпизода правоохранительные органы пытаются раздуть какой-то кошмарный инцидент. Показать, как будто мы все маргиналы, как будто у нас здесь зашоренное общество и какие-то тёмные времена.

Он напомнил суду: в первой инстанции свидетели не упоминали, что Макаренко сказал что-то плохое о «спецоперации» или о главнокомандующем. «Полицейские кардинально поменяли свои показания, – отмечает Салимьянов в разговоре с “Улицей”. – Получается, они ввели в заблуждение либо суд первой, либо суд второй инстанции».

В итоге судья ВС Республики Башкортостан Хаким Ахмеджанов не согласился с выводами Кировского суда о том, что надпись на значке «Нет войне!» – это призыв против абстрактной войны. По мнению Ахмеджанова, судья Кировского суда неполно исследовала материалы и обстоятельства дела и не дала «надлежащей оценки» доказательствам, нарушив ст.21.1, 26.1 КоАП.

«Первым вопросом Макаренко, по словам свидетелей, был вопрос “Как вы относитесь к ситуации на Украине?” – пишет судья в постановлении. – Затем [Макаренко] показал на значок, нацепленный на куртке», с рисунками флагов России и Украины с надписью «Нет войне!», сказал, что привёз из Москвы, спросил, можно ли его носить. После назвал Путина военным преступником. При таких обстоятельствах согласиться с выводами судьи суда первой инстанции оснований не имеется». Он отменил постановление Кировского суда и вернул дело на новое рассмотрение.

Социальный эксперимент

27 мая прошло новое заседание в Кировском районном суде. В этот раз Макаренко представляли Ильнур Салимьянов и Ринат Гизатуллин. Суд признал адвоката виновным и назначил ему 40 тысяч рублей штрафа («Улица» подготовит отдельный репортаж об этом заседании).

По мнению защитников Макаренко, процедура задержания была проведена с нарушением, а доказательства – сфальсифицированы. «Например, в материалах дела был опрос двух свидетелей – Бейбулатова и Байзакова. Во-первых, они повторяют друг друга на сто процентов. Во-вторых, там указано, что они были опрошены инспектором Рамзией Галиной. Но на заседании она сказала, что по делу никого не допрашивала, – объясняет Гизатуллин. – Я предложил суду вызвать и инспектора, и этих понятых. А если не хотите – то исключите это из обвинения. Но судья отказала в этом ходатайстве».

Также адвокат обращает внимание на время составления рапорта. Макаренко вышел из отдела полиции в 15:00. К этому времени полицейские уже составили протокол и изъяли значок. Но рапорт, на основании которого задержали Макаренко, был написан только в 15.40. «Как должно быть по правилам: сначала в дежурной части регистрируется рапорт, а после этого проводят все административные процедуры. Без рапорта нельзя задерживать! – возмущается Гизатуллин. – А тут, получается, всё провели, а потом только регистрировали. Это очень грубое нарушение».

По мнению Рината Гизатуллина, историю с Макаренко можно рассматривать как социальный эксперимент: может ли адвокат защитить себя сам в современных реалиях? «Эксперимент не увенчался успехом. А если адвокат не может защитить себя сам, как он может защитить граждан?», – рассуждает защитник.

Сергей Макаренко считает своё дело «политически ангажированным, как и все подобные дела». «Получается, “Нет войне” дискредитирует армию, потому что армия [создана] для войны. А раз нет войны, они без работы останутся и некого им будет убивать, – говорит Макаренко. – Хотя про армию я не говорил ничего, как и про спецоперацию. Про Путина я говорил как про политического лидера нашей страны, ответственного за то, что происходит в Украине. Называя его военным преступником, я имел в виду квалификацию по 353 УК (“Планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны”. – “АУ”). И я думаю, что впоследствии или наш внутренний российский суд, или международный трибунал моё частное мнение подтвердят. Дайте время».

«Адвокатская улица» направила запрос в АП Республики Башкортостан, но ответа пока не получила. «Я не обращался за помощью к адвокатскому сообществу и не просил их участия. Палата и не укоряет меня, и не помогает. Мне и не нужно помогать. Я сам адвокат, и ещё два адвоката согласились мне помочь, за что я им очень благодарен», – говорит Макаренко. Он планирует обжаловать постановление суда.

Автор: Екатерина Яньшина

Редактор: Владимир Шведов

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.