30.01.2020

Адвокаты обвинили коллегу в предательстве доверителя

Адвокаты обвинили коллегу в предательстве доверителя Адвокаты обвинили коллегу в предательстве доверителя

Краснодарская палата ограничилась предупреждением

Иллюстрация: Ольга Аверинова

Адвокат из Краснодара Евгений Маркин установил своеобразный рекорд — на него подали сразу две жалобы из-за одного дела. Сначала бывший доверитель Виталий Рожков обвинил защитника в сговоре со следствием. Вторую жалобу подали адвокаты по соглашению, которые также представляли интересы Рожкова: они посчитали, что Маркин дал в суде показания, противоречившие интересам его бывшего доверителя. Тем не менее адвокатская палата решила, что защитник виновен только в нарушении порядка назначения – и вынесла лишь предупреждение.

Доверитель ушёл в отказ

В апреле 2019 года на краснодарца Виталия Рожкова составили протокол за отказ пройти медицинское освидетельствование (статье 12.26 КоАП). Однако потом инспектор ДПС не передал, как положено по закону, материалы дела в мировой суд: он «усмотрел признаки преступления» по ст. 264.1 УК (нарушение ПДД лицом, подвергнутым административному наказанию) и передал дело в органы дознания. Интересы Виталия Рожкова представляли адвокаты по соглашению Алёна Миргородская и Дмитрий Мишин. Они объяснили, что краснодарские инспекторы ДПС часто прибегают к такой незаконной схеме – и сказали, что при грамотной работе защитников дело вообще не должно дойти до суда из-за отсутствия состава преступления.

Виталий Рожков последовательно не признавал вины – возбуждение уголовного дела могло стоить ему работы в УФСИН. Его защитники принимали участие в доследственных действиях и начали обжаловать «административку». Ситуация изменилась, когда в мае 2019 года дознаватель убедил Рожкова отказаться от услуг адвокатов по соглашению. По словам Алёны Миргородской, дознаватель даже не стесняясь её присутствия постоянно убеждал незадачливого водителя: «Зачем ты тратишь деньги, если можно взять адвоката по назначению? Ты так только деньги потратишь – и получишь тот же результат». В конце концов подозреваемый подписал ходатайство об отказе от услуг адвокатов.

Представлять его интересы стал вызванный дознавателем адвокат по назначению Евгений Маркин. «Меня насильно заставили взять адвоката по назначению, хотя я отказывался, – объяснил “Улице” Рожков. – Cказали, что будут плохие последствия, если я откажусь от Маркина».

Адвокат обвинения

По словам Рожкова, адвокат по назначению осуществлял защиту лишь формально, «находился в сговоре с дознавателем» и даже «оказывал давление». Итогом такой работы защитника стали признательные показания подозреваемого. Алёна Миргородская рассказала «Улице», что именно Евгений Маркин настоял на проведении дополнительного допроса своего доверителя. «Адвокат по назначению объяснил, что дознаватель “знает, что делать”, “всё напечатал как надо”, необходимо только подписать. И клиент, доверившись Маркину, не читая подписал протокол», – говорит адвокат.

После появления признательных показаний дело отправилось к прокурору – только тогда Виталий Рожков осознал свою ошибку. «Я посмотрел на Маркина – а он не защищал ни грамма мои права, просто молчал и слушал, как меня раскручивал следователь. Он не предпринимал никаких действий для моей защиты, поэтому я отказался от него», – рассказал Виталий Рожков. Позже адвокат по соглашению Алёна Миргородская случайно поинтересовалась у бывшего доверителя, как обстоят дела – и с удивлением узнала, что материалы переданы в суд.

В сентябре, ещё до судебного заседания, Рожков подал на Евгения Маркина жалобу в адвокатскую палату, рассказав подробности о «защите». «С самого начала [Маркин] настаивал на том, чтобы я дал на допросе признательные показания в преступлении, которого я не совершал», «адвокат Маркин во время следственных действий в протоколах ни разу не указал ни одного замечания, не составил и не подал ни одной жалобы и ни одного другого процессуального документа», «адвокат Маркин вместе с дознавателем запугивали меня лишением свободы и применением меры пресечения, если я не дам признательных показаний» – вот лишь часть претензий, упомянутых в жалобе.

Защищать теперь уже подсудимого водителя вновь стали адвокаты по соглашению – Алёна Миргородская, Дмитрий Мишин и присоединившийся к ним Михаил Беньяш.

Адвокатские противопоказания

В ходе рассмотрения уголовного дела прокурор решил допросить в суде и Евгения Маркина. По словам адвокатов, защищавших Виталия Рожкова, они узнали о вызове коллеги только на заседании – когда прокурор заявил, что «обеспечил явку свидетеля». «Мы сразу сообщили суду, что допрос недопустим в силу закона и что клиент выразил несогласие с допросом его защитника. Несмотря на наши доводы, судья всё же решил допросить Маркина», – рассказала Алёна Миргородская. Явившись на заседание, свидетель-адвокат вопреки позиции защиты сообщил, что никакого давления ни он, ни органы дознания во время следственных действий на Виталия Рожкова не оказывали. В итоге водитель был признан виновным – ему назначили штраф в 250 тысяч рублей и лишили прав на три года.

Допрос, на который Евгений Маркин явился добровольно, возмутил адвокатов по соглашению – и тогда они подали в палату жалобу на коллегу. Они заявили, что свидетель-адвокат не получал разрешения у бывшего доверителя и дал противоречащие его позиции показания. Эти действия, по их мнению, нарушают и кодекс этики адвоката, и Закон об адвокатуре. Ведь адвокату запрещено давать свидетельские показания об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с исполнением профессиональных обязанностей. Недопустимо также действовать вопреки интересам и воле доверителя.

«Давая показания в суде, адвокат Маркин грубейшим образом даже не нарушил, а просто попрал положение Закона об адвокатской тайне. А давая показания без разрешения подзащитного, даже не поинтересовавшись его позицией, адвокат Маркин публично наплевал на базовые нормы адвокатской этики, определяющие приоритет воли и интересов подзащитного», – говорится в жалобе. К заявлению они приложили аудиозапись допроса Евгения Маркина в суде. «Показания Маркина учтены в приговоре, доказательства с его участием тоже. Без этих доказательств дело даже не ушло бы в суд», – считает адвокат Михаил Беньяш.

Выслушали без записи

В АП Краснодарского края объединили две жалобы и возбудили дисциплинарное производство в отношении адвоката-свидетеля. Сам Маркин во время разбирательства указал, что «в ходе допроса от подсудимого и его защитников не поступало никаких возражений относительно его допроса как адвоката, осуществлявшего защиту Рожкова по назначению органа дознания». Кроме того, он заявил, что в ходе допроса не давал «никаких свидетельских показаний, ставших известными в связи с исполнением профессиональных обязанностей».

В разговоре с «Улицей» Михаил Беньяш пояснил, что сторона защиты не могла прервать допрос свидетеля, поскольку «это было бы нарушением порядка судебного заседания». «Поэтому после допроса Маркина прокурором я задал ему несколько вопросов – исключительно о том, получил ли он разрешение на дачу показаний от своего подзащитного и согласована ли его позиция. В обоих случаях Маркин ответил отрицательно», – рассказал адвокат.

В ноябре 2019 года квалификационная комиссия пришла к выводу, что Евгений Маркин действительно совершил ряд нарушений. Хотя адвокат вправе давать показания, чтобы защитить себя от оговора со стороны бывшего доверителя, Маркин, по мнению комиссии, вышел за пределы дозволенного кодексом профессиональной этики. Квалифкомиссия посчитала, что показания об отсутствии давления со стороны правоохранительных органов не были необходимы для защиты от оговора – признав тем самым нарушение Маркиным этики.

Адвокат выступил обвинителем
Суд отменил приговор из-за показаний адвоката - свидетеля

Что касается вопроса защиты Рожкова, то Маркин и в суде, и в адвокатской палате подтвердил, что «попал» в дело по личной просьбе дознавателя, проигнорировав работающую в регионе систему распределения дел по назначению. Это произошло якобы из-за того, что дознаватель «не смог дозвониться до дежурного адвоката». «На наш взгляд, Маркин умышленно нарушил порядок участия в качестве адвоката по назначению вопреки распоряжению руководителя соответствующего филиала, – указала Алёна Миргородская. – Дознаватель отдаёт таким адвокатам как можно больше дел и клиентов, а защитники “скидывают” за это процент». Адвокат подчёркивает, что в таких случаях юридическая помощь оказывается лишь формально – ограничивается проставлением подписи в необходимых документах. А оплату за такую «защиту» получают в тот же день. В итоге комиссия согласилась, что Евгений Маркин нарушил порядок назначения защитников, утверждённый палатой.

Однако Маркину удалось убедить комиссию, что защита оказывалась должным образом и без какого-либо сговора с дознавателем. Адвокат указал, что доводы заявителей о принуждении Виталия Рожкова к даче признательных показаний «ничем объективно не подтверждены», а «подпись адвоката на ходатайстве о производстве дополнительного допроса в качестве подозреваемого [...] не может свидетельствовать о принуждении им подзащитного к даче признательных показаний и оказании давления на последнего». Комиссия сочла, что в данной ситуации необходимо исходить из презумпции добросовестности адвоката – и прекратить в данной части дисциплинарное преследование.

Утверждения Виталия Рожкова о бездействии адвоката и его возможном сговоре квалификационная комиссия назвала «голословными». С этим выводом не согласилась Алёна Миргородская. «Голословными доводы моего доверителя не были, – подчёркивает адвокат. – В подтверждение того, что Маркин не принимал никакого реального участия в защите своего клиента, были приложены протоколы процессуальных действий, где указаны замечания со стороны Рожкова на действия дознавателя. При этом ни одного замечания, заявления, жалобы адвокатом подано не было». Впрочем, как рассказал «Улице» Виталий Рожков, представители палаты с ним не связывались, чтобы проверить факты, описанные в жалобе.

Примечательно и то, что аудиозапись допроса, представленная адвокатами, не была принята в качестве доказательства квалификационной комиссией, поскольку «заявителями к указанной аудиозаписи не представлено экспертное заключение о подлинности и аутентичности аудиозаписи (выявления признаков монтажа)». Тем самым, полагает Михаил Беньяш, комиссия исходила из «презумпции недобросовестности» адвокатов, подавших жалобу. «Практика складывается таким образом, что мы лишены возможности предъявлять аудиозаписи в качестве доказательства. Это плохая тенденция, поскольку таким образом можно будет отвергнуть любую аудиозапись», – считает адвокат.

Совет да любовь

Рассмотрев материалы дисциплинарного производства, совет палаты в декабре 2019 года принял решение о вынесении предупреждения адвокату Маркину. Совет согласился с решением квалификационной комиссии в части нарушения им порядка назначения защитников.

Тем не менее совет не посчитал дисциплинарным нарушением показания адвоката Маркина против бывшего доверителя. Все прозвучавшие на допросе сведения были признаны необходимыми для защиты в гражданском споре между адвокатом и доверителем. В этой части дисциплинарное производство было прекращено.

Адвокаты осуждённого Рожкова категорически не согласны. «Маркина прокурор допрашивал исключительно о том, добровольно или не добровольно были даны показания, оказывалось ли давление дознавателем. Из-за того, что сам подсудимый указывал на давление, я считаю, что адвокат должен был отказаться от дачи показаний, – заявил защитник Михаил Беньяш. – В случае дисциплинарного производства адвокат может дать исчерпывающие показания перед Квалификационной комиссией, но в суде он не имеет права этого делать». Алёна Миргородская напомнила, что в практике высших судов любые показания адвокатов по обстоятельствам дела считаются недопустимыми.

«Безусловно, я считаю, что это недостаточное наказание, ведь невиновный человек в результате пособнических действий органов дознания и адвоката по назначению получил самый жёсткий приговор среди возможных», – прокомментировала Алёна Миргородская предупреждение адвокату Маркину.

Президент АП Краснодарского края Андрей Чехов отказался комментировать «Улице» решение совета, сославшись на то, что нормы кодекса профессиональной этики запрещают распространять сведения из материалов дисциплинарного производства. Адвокат-свидетель Евгений Маркин также отказался говорить с «Улицей».

Автор: Юрий Слинько

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.